Через тернии к возрождению

Слово дилетанта
1 мая 2014
Казаки, КНИГИ, Прожектор оренбургской Перестройки

Предыдущая статья:

Следующая статья:

НА ГЛАВНОМ НАПРАВЛЕНИИ

Избрание атаманом Оренбургского казачьего войска Владимира Косянова  на Первом большом круге в посёлке Нежинка (7 декабря 1991 года)

Избрание атаманом Оренбургского казачьего войска Владимира Косянова на Первом большом круге в посёлке Нежинка (7 декабря 1991 года)

Для Оренбурга всё началось в апреле 1990-го. Тогда молодой литератор Игорь Пьянков собрал единомышленников-казаков и создал казачью общину, которая 25 августа того же года была зарегистрирована как «Община “Оренбургское казачье войско”». Примерно в то же время подобные казачьи общины возникают в соседних с Оренбуржьем областях и Республике Башкортостан. Логичным продолжением этого процесса явилось проведение 16 ноября 1991 года Малого круга в посёлке Гранитный Кизильского района Челябинской области. Там было принято решение о проведении Первого Большого круга Оренбургского казачьего войска. Он прошел 8-10 декабря того же года на базе отдыха «Нежинка» близ Оренбурга. Здесь присутствовали тогдашний губернатор Оренбургской области Владимир Елагин и приглашённый казачий полковник Виктор Черномырдин.
Именно на этом форуме были восстановлены исторические отделы войска, а также приняты Строевой и Дисциплинарный Уставы войска, выбран войсковой атаман – кандидат педагогических наук Владимир Иванович Косянов. С этого круга, получившего название учредительного, и начались бурные процессы в оренбургском казачестве.

Кому мешали казаки?

В то время казалось, что ещё немного – и казачества возродятся после семидесяти лет забвения. Войско бурно росло, в первую очередь за счёт родовых казаков. Государственная власть показывала своё расположение. Так, всю зиму 1990 – 91 годов в Зауральной роще действовал военно-патриотический круг «Атаманская сотня», где два десятка подростков прошли конную подготовку. В марте-апреле 1991-го наши казаки приняли участие в съёмках телефильма «На краю Руси обширной» – о возрождении казачества.
12 мая казачья община получила своё помещение по адресу: ул. Ленинская, 52 (бывшее здание хозяйственного правления Оренбургского казачьего войска). А 19 мая было освящено Большое войсковое знамя – точная копия пожалованного в 1756 году дочерью Петра I Елизаветой Петровной. Его свыше полугода вышивала мастерица Галина Огрохина.
В России, однако, редко бывает всё гладко и просто. Тем более так не могло случиться с казачеством. Ведь казаки изначально начали пропагандировать ценности, которые можно назвать базисными.
Чтобы лучше понять, что это такое, приведу слова митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, побывавшего в Оренбурге в апреле 2007 года:
«Когда-то Русь называли Святой. Не потому её так называли, что все люди были святыми. Грешников у нас было не меньше, чем в других странах. И не потому Русь называли Святой, что храмов было много. Поезжайте в Западную Европу, там храмов не меньше, чем в России. А называли Русь Святой потому, что доминанта, главный идеал был связан со святостью. А значит, с высокой нравственностью, чистотой, с жертвенностью, с добротой. Вот этот идеальный образ и отражал наши базисные ценности, это и был народный идеал. И люди стремились к достижению именно этого идеала и никакого другого.
Потом уже светская литература приняла этот образ. И положительный герой литературы был носителем высоких положительных качеств, таких как любовь к Отечеству, любовь к своему ближнему, готовность пожертвовать собой.
В советской литературе ничего не изменилось. Бога, конечно, исключили. Понятие святости было ликвидировано, но положительный герой остался тем же самым, что и в классической русской литературе. Он был покрашен в другую краску. Но система ценностей была той же самой. И в этой системе ценностей человека воспитывали в школе, в институтах, в семье, в трудовых коллективах, через средства массовой информации. То есть всё работало на систему нравственных ценностей».
Эти нравственные ценности изначально совпадали с базисными ценностями казачества. Однако программа Перестройки СССР именно эти ценности должна была разрушить. Сейчас таких ценностей как доброта, жертвенность, самоотдача, подвиг, патриотизм практически не существует для ведущих масс-медиа. За редчайшим исключением нас учат тому, что человек должен больше зарабатывать и больше тратить. А главным идеалом становится наслаждение жизнью или, в переводе на современный русский – нужно взять от жизни всё, чтобы «оттянуться на всю катушку». То есть положительный герой нашего времени тот, кто «круче оттягивается».
А казаки пошли в церкви, мечети, стали пропагандировать духовные ценности Православия, мусульманства, других традиционных конфессий, что мешало насаждать в головы россиян культ вседозволенности. Более того, они захотели верой и правдой послужить России-матушке, ускорив при этом демократические преобразования и исключить экономический и социальный хаос. Понятно, что нашлись силы, фактически те же, которым не по душе сильная Россия, которые сделали всё, чтобы затормозить возрождение казачества.
Внешне, разумеется, всё выглядело весьма пристойно. Так, «Атаманской сотне» вдруг воспротивились «зелёные» (были такие борцы за природу, которые сегодня невесть куда канули). Им показалось, что казачьи разъезды вредят природе Зауралки.
С другой стороны, послужить России-матушке оказалось невозможно по достаточно прозаической, хотя и не менее основательной причине. Чиновники различного ранга не желали и не желают пускать кого бы то ни было в своё ведомство, поскольку это неминуемо вызовет отток бюджетных средств. К примеру, если казаки, как люди государственные, будут охранять общественный порядок (одна из их функций до 1917 года), то часть средств, направляемых на содержание милиции, придётся передать им. Одновременно упадёт численность милиции. Значит, уменьшится число высших должностей. А если вдруг, не дай Бог (!), казаки серьёзно «прижмут» преступников и число правонарушений уменьшится? Что тогда делать? Опять сокращать число официальных стражей порядка? Вряд ли кто-то из милицейских чинов будет за это ратовать!

Как казаков «разводили»

Другими словами, идеи возрождающегося казачества оказались отличными от культа вседозволенности тех лет, публично выраженного лозунгом: «Что не запрещено – то разрешено!».
Но Россия стремилась представить себя демократическим государством. Поэтому никто не мог официально запретить в стране это движение. Тогда враги казачества применили принцип, известный ещё со времён Великого Цезаря. «Разделяй и властвуй!» – говорил Гай Юлий…
Вот тогда-то и появились казаки «красные» и казаки «белые», а среди них показные ряженые «казаки» – пьяницы и хулиганы. Что интересно, они начинали активничать почему-то именно тогда, когда появлялись телекамеры! Представляли они, как правило, псевдоказачьи организации, которые создавались с близким к основной организации названием. То есть работал самый настоящий «чёрный PR», чему неподготовленный человек противостоять не может. Психологически всё работало точно так же, как при организации печально знаменитых «МММ», «Хопров», «Властелин» и т. д. То есть человек умом понимал, что есть подвох, но при этом делал всё так, как это надо организаторам аферы.
Никто ведь не рассказал казакам «правила игры». Никто не объяснил, что разделение в революционные годы на белоказаков и казаков красных было искусственным и необходимым для большевиков мероприятием по борьбе с казачеством (и с царской Россией, между прочим, тоже!). В итоге операция удалась! В двадцатые годы казачки почём зря рубили друг дружку, а тех, кто уцелел и не ушёл с атаманом Дутовым, «подобрали» в 37-м. О трагедии разделённого казачества прекрасно писал в романе «Тихий Дон» Михаил Шолохов.
В 90-е годы ситуация фактически повторилась. Так, 28 – 30 июня 1990 года в Москве состоялся Учредительный съезд (круг) Союза казаков. Но уже 6 июля 1991 года прошёл ещё один учредительный круг – Союза казачьих войск России, преобразованный через два года (17 июня 1993 года) в Союз казачьих войск России и Зарубежья.
В Оренбургском войске было то же самое. Об Учредительном круге Оренбургского казачьего войска в декабре 1991 года мы уже говорили. Но в июле того же года был организован Союз казаков Оренбуржья. Атаманом его стал некто Виктор Титов, который позже именовался атаманом казаков Урала и Оренбуржья, а затем возглавил Белый союз казачьих войск России (Державные казачьи войска цесаревича Алексея). Чем сейчас занимается этот активный человек – мало кому известно.
Собственно, подобное не изжито до сих пор. Сегодня существуют две параллельные структуры: Оренбургское войсковое казачье общество (ОВКО), которое входит в государственный реестр и казаки которого по первому требованию готовы выступить на защиту Отечества, и общественное объединение – Оренбургское казачье войско (ОКВ), члены которого никому ничего не обязаны. При этом общественный руководитель ОКВ Александр Дорн является одновременно и атаманом реестрового Екатеринбургского отдела. Вряд ли это простая дальновидность…
О результатах подобного разделения говорил ещё ветхозаветный пророк Екклезиаст, предупреждая, что если какое-либо царство разделится в самом себе, то оно погибнет. Это почти произошло с казачеством.
Поначалу был энтузиазм и были реальные дела. Так, оренбургские казаки помогали братским народам Югославии, Абхазии, Приднестровья. Для этой республики нам удалось собрать целый самолёт медикаментов, двенадцать оренбуржцев-казаков участвовали в боевых действиях. Все участники похода были награждены крестом Черноморского союза казаков «За оборону Приднестровья».
Ну а потом, после появления параллельных казачьих обществ, начались бесконечные выяснения отношений о том, кто главнее, кто «казачее». Так продолжалось до тех пор, пока
9 августа 1995 года Президент Российской Федерации не издал Указ № 835, которым утвердил Временное положение о государственном реестре казачьих обществ. Годом позже появился ещё один Указ главы государства и Положение о привлечении членов казачьих обществ к государственной и иной службе.

Казаки – вновь люди государевы

В нашем государстве законодательные акты редко принимаются с мыслью о простом народе. Пожалуй, так было и с Указом № 835. В девяностые годы прошлого столетия торжество закона, мягко говоря, отсутствовало. Это как раз то время, когда известный в стране режиссёр Станислав Говорухин (донской казак, между прочим!) снял документальную трилогию: «Так жить нельзя», «Россия, которую мы потеряли», «Великая криминальная революция».
Наивно было бы полагать, что криминальные авторитеты пройдут мимо пусть общественной, но военизированной организации. Естественно, они рассматривали казхачье движение как способ легализовать свои структуры. Даже сейчас в некоторых современных фильмах («Возвращение Турецкого», например) казаков представляют как обыкновенных бандитов. А в Интернете можно найти информацию о том, как главарь банды рейдеров (криминальные группировки, специализирующиеся на захвате предприятий) представлялся казаком Оренбургского казачьего войска, или о том, что казаки обложили «данью» мелких предпринимателей. Что интересно – подавляющее число таких сообщений относится к Исетской линии, которую в то время контролировал Александр Георгиевич Дорн (сегодня у него практически не осталось сторонников).
По всей видимости, подобные же попытки «оседлать» казачество предпринимались и уголовным миром Оренбуржья, что, собственно, и явилось причиной отхода от него лидеров, которые своей целью ставили именно возрождение патриотического движения.
Ситуация в казачестве в те годы была архисложная. В первую очередь потому, что Оренбургское казачье войско осталось без руководства. Законно избранный атаман ОКВ Валерий Прудников просто… исчез. Дело дошло до того, что в апреле 1996 года был организован оргкомитет по оказанию помощи казачеству, который возглавил представитель администрации Оренбургской области В. Галочкин. В ноябре 1997 года приказом атамана Союза казаков России А. Г. Мартынова был назначен наказной атаман Оренбургского казачьего войска. Им стал всё тот же Александр Дорн, который
21 декабря 1997 года стал избранным. Тогда говорили, что в его избрании был заинтересован, наверное, самый известный у нас криминальный авторитет Золотарь, который сделал всё от него зависящее.
Так это или нет – никто не решается ни подтвердить, ни опровергнуть. Хотя что-то криминальное в натуре Дорна, очевидно, есть. Иначе чем объяснить, что, покидая пост войскового атамана, он прихватил с собой и освящённое в 1991 году войсковое знамя? На сегодня известно лишь, что знамя цело. Его в июле 2007-го года видели три казака станицы Славянской на территории другого войска, в церкви таёжного посёлка Кокман, что в двухстах километрах к северу от Ижевска. Местный священник, понятное дело, не знал, при каких обстоятельствах оно попало к Дорну.
Тем не менее необходимо отметить, что именно при атамане Дорне произошло судьбоносное событие для оренбургского казачества. 15 апреля 1998 года прошло государственную регистрацию наше войско под названием Оренбургское войсковое казачье общество (Оренбургский отдел под руководством атамана Игоря Подкидышева был внесён в государственный реестр годом раньше – 16 января 1997).
Таким образом, через восемьдесят лет оренбургские казаки вновь стали людьми государевыми. В соответствии с Указом № 563 от 16 апреля 1996 года
члены казачьих обществ имеют право нести военную службу, привлекаться к охране государственной границы в составе общественных формирований, к производству и поставкам сельхозпродукции для федеральных и региональных нужд, к охране общественного порядка, к охране объектов, находящихся в государственной и муниципальной собственности, участвовать в мероприятиях по ликвидации последствий стихийных бедствий, в таможенной охране, в егерской, природоохранной и экологической службе, в охране лесов от пожаров и защите их от вредителей, в охране объектов жизнедеятельности населения…

Когда атаман – чиновник

Понятно, что с реестровых казаков спрос совершенно иной. Государство не будет терпеть здесь даже намёка на криминалитет. По всей видимости, именно такие намёки и стали роковыми для Александра Дорна. Вместо него атаманом Оренбургского войскового казачьего общества (ОВКО) Владимир Ильич Глуховский (кадровый военный и кубанский казак), который был избран
30 октября 1999 года.
В то время казачество (особенно донское, терское и кубанское) в России стало играть очень заметную роль. В первую очередь потому, что прекрасно показало себя в так называемых горячих точках на Северном Кавказе. И сразу же у глав администраций областей и крупных муниципалитетов стали появляться советники по казачеству. У Президента России Владимира Путина также есть такой человек – Герой России, генерал-полковник Геннадий Трошев, который одновременно является председателем Совета атаманов войсковых казачьих обществ.
В Оренбурге серьёзное усиление влияния государства произошло 21 января 2002 года. Тогда на внеочередном Круге Оренбургского отдела ОВКО подал рапорт об отставке Игорь Подкидышев, избранный на должность атамана в далёком 1991 году. Заменил его Виктор Каргалов, работавший в то время в аппарате губернатора (ныне руководит аппаратом Законодательного Собрания Оренбургской области).
Вообще, на невнимание власти казакам Оренбургского отдела жаловаться грех. Помогали многие, вплоть до Председателя Правительства Российской Федерации Виктора Черномырдина (специально прилетал из Москвы на казачьи круги!). Губернатор Алексей Чернышев также не стоял в стороне. Вскоре после избрания его на пост главы области он на региональном уровне решил вопрос с землёй. Прекрасно осознавая, что исторически основой экономической независимости казаков была земля, видя, что казаки хотят обрабатывать землю, хотят кормиться с неё, губернатор сказал: «Нате вам землю, только работайте!» – и в 1999 году Оренбургскому отделу выделили около восьми тысяч гектаров. Землю тогда получили многие общества – кто больше, кто меньше, в соответствие с заявками хуторских и станичных атаманов. Исключение составил Кваркенский район из-за отсутствия там фонда перераспределения.
Но получить землю – это ещё полдела. Для её обработки нужна техника, горючее, посевной материал… Проще говоря, нужны деньги. Но вот их-то как раз никто и не предоставил. Поэтому ныне мы можем по пальцам пересчитать казачьи хозяйства: хутор Голодникова в Оренбургском районе, Софиевка в Пономарёвском, фермерское хозяйство «Мария» в Сорочинском…
Однако близость к власти имеет и отрицательные моменты. После избрания Виктора Каргалова атаманом штаб Оренбургского отдела плавно переместился в Дом Советов. Тем более что начальником штаба у Виктора Ивановича стал тоже чиновник – работник комитета по правоохранительным органам и военным вопросам. И тот, и другой получают зарплату из областного бюджета. То есть при любой ситуации с казачеством они без куска хлеба не останутся! Понятно, что при такой ситуации ждать от них каких-либо активных действий по развитию казачьего движения – верх наивности.
В результате руководства чиновников число оренбургских казаков резко уменьшилось. По признанию начальника штаба Оренбургского отдела ОВКО Александра Подоляна, если при регистрации отдела в 1997 году
числилось 5111 казаков, то на 2006 год насчитывалось лишь 2917 (при нормативной численности – 2000 человек). Учитывая, что наш отдел самый мощный (всё-таки Оренбург – столица казачьего края!), возникают серьёзные сомнения в правомерности существования отделов в других регионах, равно как и войска в целом. Ведь в нём должно быть как минимум пять тысяч реестровых, то есть способных нести государственную службу (!) казаков.

Московский сиделец

К сожалению, при таких обстоятельствах войсковой атаман Владимир Глуховский проявляет активность лишь тогда, когда его к этому вынуждают. Он хоть и кубанский казак, но постоянно проживает в Москве и настолько редко появляется в отделах, что независимая пресса стала называть его не иначе как «московский сиделец», что явно не на пользу казачеству. Поэтому, учитывая недовольство многих казаков, а также московскую оседлость войскового атамана (прямое нарушение Устава), казаки Оренбургского городского общества в апреле 2006 года исключили его из казаков. И тогда получилось, что Глуховский не казак, но, по Указу Президента РФ, войсковой атаман. Такая вот юридическая коллизия…
Приверженность к Белокаменной Глуховского и пассивность руководства Оренбургского отдела привела к тому, что появился человек, которому показалось, что власть в Оренбургском войсковом казачьем обществе валяется на дороге и её можно просто подобрать. Таковым стал бывший атаман Оренбургского городского казачьего общества Александр Николаев (именно он инициировал процедуру исключения Глуховского из казаков).
Правда, методы у Александра Ивановича оказались волюнтаристскими. Так, 2 декабря прошлого года он организовал в городе Оренбурге казачий круг, посвящённый 15-летию возрождения Оренбургского казачества. Были приглашены руководители других казачьих обществ из Оренбургской, Челябинской, Курганской областей, Республики Башкортостан. Он объяснил собравшимся, что согласно федеральному закону «О государственной службе российского казачества», который Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал 5 декабря 2005 года,
все казачьи общества, входящие в государственный реестр, должны изменить организационно-правовую форму и перейти из разряда общественных организаций в некоммерческие. Ну а поскольку такой работы в войске не ведётся, то и войско в скором времени может исчезнуть.
Поэтому Николаев зарегистрировал собственную структуру – некоммерческую организацию «Оренбургское казачье войско» и предложил казакам присоединиться к ней для проведения перерегистрации. Уставшие от бездействия казачьего начальства, те прокричали «Любо!».
Однако уже через день выяснилось, что государственная власть относится к таким революционным мероприятиям резко отрицательно.
А 15 декабря уже Виктор Каргалов и Владимир Глуховский показали, что они тоже умеют работать. Круг Оренбургского отдела ОВКО, проведённый уже 15 декабря (также, кстати, посвящённый 15-летию возрождения казачества) отстранил Александра Николаева от руководства Оренбургского городского казачьего общества, лишил всех чинов и права ношения формы и участия в казачьих мероприятиях.
Получилось, что даже при наличии в названии казачьей организации некоммерческая – она осталась общественной, ибо в реестр её никто пускать не собирался и не собирается.
Таким образом, казачий переворот не удался. Однако проблема перерегистрации была обозначена верно. Она относится ко всем казачьим обществам и стала основной темой обсуждения на Третьем Большом круге казаков России. Причина в том, что казаки попали в юридическую ловушку. Согласно закону «О государственной службе российского казачества» реестровые казачьи организации действительно должны регистрироваться в форме некоммерческих. В то время как в законе «О некоммерческих организациях» не было прямого указания на казачьи общества. Понятно, что чиновники на местах получали свободу действий в том плане, что они могли зарегистрировать новое казачье общество, а могли и отказать! Понятно, что в таком случае появляется возможность «подзаработать» у конкретного исполнителя…

Что имеем?

Сегодня оренбургское казачество находится практически в том же положении, что и в начале девяностых. Хотя есть у нас яркие личности, создавшие крепкие казачьи общества. Их атаманы создали стабильно работающие предприятия и тем самым обеспечивают свою экономическую независимость.
Далеко за пределами области известен атаман Михаил Голодников. Этот человек, преодолевший серьёзную болезнь, не только основал в Оренбургском районе казачий хутор, но и создал у себя реабилитационный центр для наркоманов, занимается природоохранной деятельностью, строит православный храм во имя Святого великомученика Георгия Победоносца. А вот атаман Анатолий Мерзляков уже построил православный храм в Гайском районе. Отлично руководит Бузулукским городским казачьим обществом Владимир Филонов. Охранное предприятие создали казаки в Новотроицке.
Среди отдельских обществ можно выделить Верхнеуральское, где атаманом является Александр Петрович Егоров. После разрушительных лет возрождается Курганский отдел Оренбургского казачьего войска. Здесь привлечены такие опытные кадры, как казачий полковник Николай Иванович Сидоренко.
В Оренбурге очень быстро развивается общество «Славянское» (атаман Юрий Бельков). За два года оно прошло путь от хуторского до городского и является единственным в областном центре (а, возможно, и в войске), зарегистрированным в соответствии со всеми нормами российского законодательства. Достаточно сказать, что у нас появился единственный в области казачий рынок, охрану которого осуществляют казаки. Сейчас эти казаки не только обеспечивают порядок на рынке, но и совместно с милицией на общественных началах совершают еженедельные рейды на прилегающей территории. Кроме того, под попечительством «Славянского» находится детская казачья школа «Разведка», ребята которой получили возможность выезжать на соревнования российского уровня. При этом славянцы не забывают помогать православным обществам. Ведут поиски могилы атамана Дутова.
Значимым событием для оренбуржцев вообще и для казачества в особенности стало открытие в 2007 году музея казачьего быта, созданного под патронажем «Славянского». Его открытие, состоявшееся 22 июня, проходило при огромном стечении народа с соблюдением всех казачьих традиций. Интересно, что положительную оценку этому дали не только оренбургские, но и центральные средства массовой информации, в том числе газета «Культура».
Неоценимым вкладом в дело возрождения казачества является участие общества «Славянское» в строительстве памятника Оренбургскому казачеству: построили основу для памятника – фундамент и постамент. При этом для того, чтобы уложиться в согласованные сроки, Юрий Петрович Бельков лично брал в банке кредит на 1,61 млн рублей, которые полностью вложил в строящийся памятник. В целом же славянцы затратили на памятник
4,2 млн рублей.
То есть в целом можно сказать, что несмотря ни на что в казачестве есть силы, искренне заинтересованные в возрождении нашего традиционного уклада жизни. И если они объединяться вместе, то можно будет громко заявить, что казаки в Оренбурге были, есть и будут.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Станица Славянская» № 2-3 за август-сентябрь 2007 года.

 

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх