Как спасти Урал

ВОПРОС ЖИЗНИ

Сейчас Урал в иных местах можно перейти вброд

Сейчас Урал в иных местах можно перейти вброд

В июле на реке Урал состоялись две экспедиции. Парадная XIII российско-казахстанская с участием оренбургских и казахстанских чиновников стартовала в Илеке, где Урал (после впадения Сакмары и Илека) достаточно полноводный, и через сто двадцать километров финишировала в Уральске. Этнографическая экспедиция «Моё многонациональное Оренбуржье» прошла 243 километра от бывшего хутора Алабайтал станицы Гирьяльской до города Оренбурга. В итоге произошел тот редкий случай, когда чиновники и общественность пришли к одинаковым выводам.


Среди водорослей, мелей и коряг…

Особенно ясно проблемы Урала были видны участникам второй экспедиции, которым пришлось буквально пробираться по главной водной артерии Оренбуржья.
– Как отмечали абсолютно все члены экспедиции, – говорит начальник штаба Оренбургского войскового казачьего общества войсковой старшина Валентин Алёхин, – состояние ранее полноводной реки поразило всех. На многих участках, даже там, где нет серьёзной хозяйственной деятельности, состояние реки далеко от идеального: водоросли, мели, коряги распространены повсеместно. Просто не верится, что всего пятьдесят лет назад здесь ходили пароходы. Сегодня Урал нуждается в экстренной помощи со стороны человека.
Это мнение совпадает и с мнением учёных.
– В результате нарушения водного баланса происходит заиливание русла, река утрачивает свою уникальную способность к самоочищению, – заявил на старте экспедиции «Жайык – Урал – 2009» директор Института Степи УрО РАН Александр Чибилёв. – В районе Оренбурга Урал обмелел, и мы прогнозируем ещё большее снижение уровня воды. Большую опасность для него представляют проекты строительства малых плотин на притоке Урала – Сакмаре. Впадая в Урал, обеспечивающий водой более семи миллионов человек, Сакмара даёт ему около 60 процентов водности. Если течение Сакмары будет зарегулировано, казахстанский город Атырау может остаться без воды.

От «Николая Крыжановского» до «Пионера»

Собственно, проблемы Урала начались по той же причине. Но об этом чуть позже. Пока же напомним, что много веков подряд Урал был полноводной рекой. Настолько полноводной, что от Оренбурга до устья у нас несколько раз пытались организовать пароходное сообщение.
Впервые это произошло в 1880 году. Тогда предприниматели братья Ванюшины приобрели пароход, назвали его именем тогдашнего губернатора – «Николай Крыжановский» – и организовали регулярное сообщение между Оренбургом и Уральском. Однако в тот же год рейсы прекратились по причине того, что против них были казаки-уральцы. Они серьёзно опасались за сохранность реки, особенно за воспроизводство рыбы. В то же время в Оренбурге спокойно плавали прогулочные пароходики Рукавишникова и Юрова.
Следующая попытка была предпринята в 1914 году Финляндским пароходством братьев Лайхиа (Саратовский филиал), которое приобрело пароход «Уралец» грузоподъёмностью 3500 пудов (56 тонн), где имелись места на 200 пассажиров. Осадка судна составляла один аршин (около 70 сантиметров). Поэтому «Уралец» мог близко подходить к берегу.
На сей раз с Уральским казачьим войском был заключён договор. Условия его весьма примечательны. Пароходство обязалось: не ловить рыбу даже удочками, не иметь на пароходе нефти и керосина, отапливать пароходы дровами и каменным углем, освещать пароходы электричеством, пользоваться для плавания по Уралу местными лоцманами-рыбаками и платить войску за аренду мест под пристани по 25 копеек с квадратной сажени в год.
Братья Лайхиа устроили уже пристани по Уралу в Уральске, Илеке, Оренбурге, посёлках Цивильском, Кирсановском, Январцевом и Раннинском. Однако на сей раз предприниматели не справились с самой рекой. Течение Урала оказалось быстрее течения Волги. В результате этого вода переносила сыпучие пески с одного места на другое, и исследовать, намечать места для постоянных рейсов было затруднительно. Кроме этого в Урале было много затопленных деревьев.
Реально пароходное движение по Уралу было организовано при Советской власти. В 1924 – 1925 годах на Урал с Волги доставили три парохода и несколько барж, тогда же было организовано пассажирское движение между Уральском и Гурьевом. В 1931 году создаётся управление Уральского речного транспорта, а с 1932 года суда стали регулярно ходить до Оренбурга.
Впоследствии Урал и Сакмара в районе города Оренбурга были признаны судоходными реками. В Оренбурге были созданы три водных организации. Главная – пристань «Оренбург» Уральского речного пароходства. Начальником пристани долгое время был И.Ф. Рощин. А на месте нынешнего магазина «Успех» по адресу ул. Ленинская, 39, стоял когда-то Дом пароходства. Пассажирские катера обслуживало Областное управление малых рек.
50-60-е годы двадцатого столетия отмечены появлением новых катеров, новых организаций, связанных с судоходством. Однако период этот был недолгим. Ходил по Уралу пассажирский теплоходик «Мария Гризодубова», катер «Пионер», буксирный катер-толкач.

Нет паводка – нет реки

Ликвидация Уральского пароходства, в принципе, была запрограммирована советским Генпланом, когда приняли решение о строительстве самого крупного искусственного водоёма Южного Урала – Ириклинского водохранилища. Его сооружение велось в 1949-1957 годах, а заполнение чаши началось 17 апреля 1958 года и завершилось 8 мая 1966 года. Причина столь долгого заполнения в том, что запасы воды в Ирикле составляют
3,26 кубических километра, что почти в 2 раза превышает среднегодовой расход Урала (в створе гидроузла). При заполнении водохранилища было затоплено несколько населённых пунктов, в том числе ровесница Оренбурга станица Таналыкская – родина известного русского писателя Валериана Правдухина.
А с 1962-го по 1979 годы при водохранилище построили Ириклинскую ГРЭС мощностью 2400 мегаватт (для сравнения – мощность Ириклинской ГЭС составляет всего лишь 30 Мвт). Такой энергоузел стал решающим в развитии промышленности Восточного Оренбуржья (Орского промузла) и даже в освоении Оренбургского газоконденсатного месторождения. Кроме того, Ириклинская ГРЭС стала снабжать электроэнергией часть Челябинской области (в том числе Магнитогорский металлургический комбинат) и Башкирии.
Таким образом, хозяйственная выгода Ириклы очевидна. Однако после строительства водохранилища никто не подумал о весенних паводках на Урале. Точнее, уменьшение их уровня выдавали за благо и добивались этого! Просто сбрасывали воду из Ириклы до наступления паводка, а в период снеготаяния собирали талые воды. Мол, меньше паводок – меньше расходов на ликвидацию его последствий.
Однако никто не подумал, что в природе нет ничего бесполезного. Паводок естественным образом очищал русло Урала от песка, ила, затонувших деревьев, позволяя тем самым нормально нереститься осетровым. Сейчас, когда река находится на грани гибели, об этом вспомнили. Вот что говорит старший научный сотрудник Института степи Сергей Жданов:
– В последние годы паводки маловодны, поэтому нарушается экологическое равновесие. Мы наблюдаем, как из-за низкого уровня воды гибнет речная флора и фауна. Когда-то на территории области находились нерес­тилища осетровых. Сегодня рыба этих ценных пород, живущих на земле уже миллионы лет, при движении на нерест вынуждена преодолевать множество препятствий, устроенных человеком. Это понтонный мост и запруды в низовьях Урала, отпугивающие осетра водомётные катера, доставляющие рабочих на нефтяные промыслы шельфов Каспийского моря, браконьерство, покрытые илом нерестилища, возрастающее поголовье хищных рыб и раков, пожирающих икру и осетровую молодь, и многое другое.
Фактически, ситуация на Урале с небольшими вариациями напоминает то же самое, что случилось, когда реки Амударью и Сырдарью «разобрали» на орошение хлопковых полей. В результате экологической катастрофы Аральское море исчезло, а пустыня Каракумы расширилась. Результат этого ощущает даже Оренбург. В последние годы летние и зимние температуры у нас существенно повысились. А три года назад появились теплолюбивые жучки-листоеды, которые с удовольствием уничтожают карагачи (вяз узколиственный). Сейчас снижается уровень грунтовых вод в бассейне Урала. Для жителей области это выражается в том, что исчезает вода в колодцах селян. Ещё немного, и жителей бассейна Урала, а всего это свыше
12 миллионов человек (в России и Казахстане), надо будет отселять в более благополучные районы.
Процветает в области и браконьерство, что частенько наблюдали участники экспедиции «Моё многонациональное Оренбуржье». Так, одним из перетягов (леска с множеством крючков) серьёзно был ранен участник экспедиции. Сети же стояли по всей реке. Да и то сказать, ну чего бояться преступникам, если у нас на всю область… 14 инспекторов Оренбургского отделения Средневолжского территориального управления Росрыболовства. Из них 8 в Оренбурге, 3 на Ирикле и по одному в Илеке, Кардаилове и Бузулуке. Для сравнения, охраной лесов, которых у нас не слишком много, занимаются 250 человек. Поневоле вспомнишь, как охраняли реку казаки. У них, когда рыба шла на нерест, запрещали даже песни петь!
Впрочем, для браконьерства имеются, как сейчас модно говорить, и объективные причины. Многие сельские хозяйства развалились, а в городе найти работу сложно. Полеводы и животноводы там без надобности. Так что на браконьерство селян толкает в том числе и государство, которое «ударилось» в выкачивание на продажу природных ресурсов, а вот в развитие производства (читай: в создание рабочих мест) деньги вкладывать стало невыгодно. Вот люди и кормятся, кто как может. К тому же многолетний принцип «всё вокруг колхозное – всё вокруг моё» вытравил из селян чувство хозяина своей земли. Поэтому и ведут они себя как временщики.

Если не сейчас, то когда?

Так что же делать? Понятно, что Ириклу разрушать никто не позволит. Однако для очистки Урала возможно, по согласованию с энергетиками, устраивать весной контролируемый сброс из водохранилища. Если это делать регулярно, то русло Урала через несколько лет освободится от воздействий на него человека.
Кроме этого, ни в коем случае нельзя позволить зарегулировать Сакмару таким же образом, как это сделано с Уралом (а подобные планы у соседнего Башкортостана имеются). Необходимо также ликвидировать препятствия для движения осетра на нерест: понтонный мост и запруды в низовьях Урала, заменить отпугивающие осетра водомётные катера на другие транспортные средства.
Далее. Сейчас, в период экономического кризиса, модным стало направлять людей на общественные работы. Так почему бы такими общественными работами не считать донноуглубительные работы на Урале? Равно как и очистку малых рек и родников уральского бассейна?
И здесь, между прочим, можно задействовать казачьи общества независимо от того, к какому лагерю (реестровые либо общественные) они принадлежат. Казакам можно поручить то, чем они занимались веками – охрану рек от браконьеров, оформив это так же, как общественные работы. То есть с минимальной оплатой. Здесь могли бы принести реальную пользу общест­ву казаки Оренбургского и Верхнеуральского отделов, а также казачьи общества республики Казахстан.
Естественно, при очистке рек появится песчано-гравийная смесь (ПГС). Её можно (при поддержке властей) использовать при строительстве международной автомагистрали, которая пройдёт как по Оренбургской области, так и по территории Республики Казахстан, а также и в других строительных работах. Таким образом, мы поддержим многие сельские поселения. При поддержке такой или подобной программы государственной властью на селе появятся малые предприятия по добыче ПГС, охране малых рек, а затем и по разведению рыбы, после чего дотации из госбюджета будут прекращены, а жизнь на Урале пойдёт привычным порядком.
Вероятно, у подобных предложений появятся свои противники. Вероятно, скажут, что у государства нет средств, чтобы осуществить столь масштабный проект. Но ведь Урал разрушали при участии государства. И при непосредственном участии государства уничтожалось казачье сословие. Так почему бы государству не поучаствовать в восстановлении и того, и другого?
В середине сентября в Оренбурге состоится межгосударственный саммит с участием Президента России Дмитрия Медведева и Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Так почему бы не обсудить проблему и не принять концептуальное решение на самом высоком уровне? Ведь если сейчас мы не начнём спасать Урал, то воды в нём не хватит не только нашим внукам, но и нашим детям. Поэтому если не сейчас, то когда?

ПРЕДЛОЖЕНИЯ КАЗАКОВ ПО СПАСЕНИЮ РЕКИ УРАЛ

Казаки для спасения реки предлагают использовать исторический опыт Оренбургского и Уральского казачьих войск в проекции на современную ситуацию и провести для спасения реки Урал следующие мероприятия:

  1. По согласованию с энергетиками проводить весной контролируемый сброс воды из Ириклинского водохранилища до уровня естественных паводков. Если это делать регулярно, то русло Урала через несколько лет освободится от воздействий на него человека.
  2. Проработать с Правительством Республики Башкортостан вопрос о недопустимости зарегулированности русла реки Сакмара таким же образом, как это сделано с Уралом (а подобные планы у соседнего Башкортостана имеются).
  3. Ликвидировать препятствия для движения осетра на нерест: понтонный мост и запруды в низовьях Урала, отпугивающие осетра водометные катера заменить на другие транспортные средства.
  4. Проработать вопрос организации общественных работ в хуторах и станицах Оренбургского войскового казачьего общества, Оренбургского казачьего войска и казачьих обществ Республики Казахстан по очистке поймы Урала, его притоков и родников уральского бассейна.
  5. Проработать вопрос организации общественных работ в хуторах и станицах Оренбургского войскового казачьего общества, Оренбургского казачьего войска и казачьих обществ Республики Казахстан по охране водных, лесных и рыбных ресурсов (в том числе в Республиках Башкортостан и Казахстан).
  6. Организовать малые предприятия в сельской местности по добыче ПГС и проработать вопрос по их доставке на предприятия строительного сектора Оренбургской и Челябинской областей, Республики Кахастан.
  7. Обратиться к Президенту России и Президенту Казахстана с предложением обсудить на их встрече в середине сентября 2009 года в городе Оренбурге проблему спасения Урала и принять концептуальное решение на межгосударственном уровне.

Послесловие. На заседании круглого стола, который вслед за публикацией статьи состоялся в Торгово-Промышленной палате Оренбургской области, представителем Правительства области казакам было сказано, что их предложения неприемлемы, поскольку «слабо проработана финансовая составляющая». В дальнейшем появился проект, согласно которому русло Урала стали чистить в районе города Оренбурга. В то же время через пару лет в соседнем Башкортостане была построена плотина на Сакмаре. В результате зарегулированности стока на 2014 год нужно спасать уже две реки.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Станица Славянская» № 5 – 6 (16 – 17) за сентябрь 2010 года.
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх