«ВСЕГО МИРА НАДЕЖДО И УТЕШЕНИЕ» (именно так говорится в акафисте Пресвятой Богородице явления ради Чудотворныя Ея иконы «Табынская»)

Слово дилетанта
3 мая 2014
Казаки, КНИГИ, Православие, Святые оренбургские места

Предыдущая статья:

Следующая статья:

…Но если приглядеться вдаль внимательно,
Сверкнет во мгле мерцающий ледник –
Табынская икона Божьей Матери,
То светит Твой неугасимый лик.
Диана Кан,
2000 г., Новокуйбышевск

Табынская икона Божией Матери

Табынская икона Божией Матери

Табынская икона Божией Матери, безусловно, является самой загадочной как по причине неоднократного явления, так и по её желанию постоянно перемещаться. Ведь до революции крестный ход с ней был самым продолжительным в России. Чудотворная икона ходила по Предуралью весь год и лишь в день её явления приходила в свой удел – село Табынск (ныне – Республика Башкортостан). В Оренбурге всегда была в день Рождества Пресвятой Богородицы (21 сентября по новому стилю). К тому же, несмотря на неизвестное её местоположение в настоящее время, Табынская икона остаётся очень почитаемой в Оренбуржье и близлежащих регионах.

ИКОНА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ,
ИМЕНУЕМАЯ «ТАБЫНСКАЯ»

Эта икона, несомненно, имеет очень древнее происхождение. И по типу отделки доски, красок и рисунку греческого письма можно отнести время её написания к XII веку, т.е. к тем временам, когда живущие здесь народы венгров, булгар и команов были вытеснены нашествием татаро-монгольских полчищ. Икона имеет крупные размеры – 74×106 см – и характерную особенность – очень тёмный лик. Настолько тёмный, что не различить его черты. Существует множество точных списков Табынской иконы Богородицы, имеющих местное почитание за чудеса, изливаемые по молитвам Божией Матери в городах Оренбурге, Самаре и других. Однако настоящая Табынская отличается от всех копий своими ранами, нанесёнными ей при втором её явлении:
– на верхнем крае имеется довольно значительный разруб;
– ниже половины иконы в середине – вставка.
И последняя характерная особенность в том, что она была укрыта серебряным окладом, от чего имеются следы по краям иконы.

ЯВЛЕНИЕ

История явления Табынской иконы Божией Матери достаточно известна, но настолько необычна, что стоит коротко о ней напомнить. Около места явления Табынской иконы Богоматери существовала некогда Вознесенская пустынь, основанная, вероятнее всего, в 80-х годах XVI века игуменом Евфимием. Но точно известно, что в 1597 году пустынь называлась Пречистой Богородицы явления иконы Казанския и московских чудотворцев Петра, Алексия, Ионы – сокращённо Пречистенский монастырь. Это говорит о том, что икона Пресвятой Богородицы, называемая ныне Табынскою, была впервые обретена в 80-90-х годах XVI века, в царствование Фёдора Иоанновича.
Местом явления стал удивительный по красоте уголок природы в 18 километрах от села Табынского, основанного ещё при царе Иоанне Грозном. Здесь обитали 30 насельников-монахов, которые жили вывариванием соли. Один из них, иеродиакон Амвросий, проходя вечером с полевых работ мимо камня, услышал тихий голос Богородицы: «Возьми Мою икону», но, боясь самообольщения, обратил на это внимание лишь на третий день, там же услышав голос, и увидев, наконец, нашу Спасительницу и Ходатаицу. Иеродиакон поспешил к братии и сообщил им радостную весть. Монахи крестным ходом с превеликою честию и пением принесли святую икону в храм. Утром чудесно явленную икону не обнаружили, но обрели её на монастырских вратах. Монахи сильно удивились, но, не познав волю Божию, вернули её на прежнее место. Утром икона опять оказалась на монастырских вратах. Тогда братия, уверившись в воле Царицы Небесной, построила надвратную часовню, где в Её честь совершались молебны и литии. Сразу после явления святой иконы стали свершаться многочисленные чудеса. Вследствие чего икона Богоматери была носима для удостоверения в Казань, а потом в Уфу, но, как бы не обретшая там себе места, была возвращена в Вознесенскую пустынь.
История существования Пречистенского монастыря связана с постоянными набегами восставших башкир. Он не раз был сожжён, но усердием митрополита Казанского и Свияжского Корнилия, а также игумена Уфимского Успенского монастыря Соломона восстановлен. В 1663 году пустынь была окончательно разрушена. Как при этом спасли икону – неизвестно.
Второму явлению святой иконы предшествовали события, напрямую связанные с историей Оренбургского края. Указом императрицы Анны Иоанновны обер-секретарь Сената И.К. Кирилов и его помощник полковник Тевкелев (по национальности башкир) были отправлены для основания крепости Оренбург. При этом Кирилов прибыл в село Табынское, называемое так по имени здешних башкирских племён, и положил начало крепости Табынской: было заложено пять земляных бастионов и добавлена в гарнизон рота солдат. Одновременно был заложен и Табынский храм, названный в честь погибшей пустыни Вознесенским, с приделом в честь пропавшей чудотворной иконы, называемой тогда Казанской. И крепость, и храм были заложены 14 июля 1736 года казаками. В этом же храме и явилась Табынская икона Божией Матери в середине XVIII века, в 1765-68 годах (современный Вознесенский храм был построен на народные деньги и освящён в 1848 году).
История же явления следующая. Три пастуха-башкира пасли усольский скот около солёных ключей и вдруг увидели на том же камне большую икону Божией Матери, саму собой стоящую. Не познав в этом чуда Божия, распалённые ненавистью к христианам, они бросились рубить её. Вскоре ослепнув, они стали плакать и рыдать, говоря, что не уйдут, пока русский Бог их не исцелит. Тем временем жители Усолки (тогда Богоявленский завод) стали волноваться, т.к. стадо не пришло вовремя. У солёных ключей они увидели, что на камне стоит израненная икона Богородицы, скот весь разбрёлся по окрестностям, а у реки плачут слепые пастухи. Один из них, самый молодой, стал молиться и прозрел, по его молитвам прозрели и другие. Молодой пастух-башкир так уверовал в Господа, что крестился и всегда ходил за чудотворной иконой Богородицы. Зимой ли, летом ли, всегда босой, в одном подряснике и в скуфье ходил он за своей Владычицей. Прожил сей святой старец 130 лет, никогда не отходя от иконы. И предал Богу душу свою, идя за святой иконой под Челябинском.
Святая икона была поставлена в храме Покрова Божией Матери Богоявленского завода. В те времена на заводе умножилась ересь пашковцев. Возможно, по этой причине святая икона Богородицы избрала себе другой удел.
Утром следующего дня великая радость охватила село Табынск, ибо, открывши храм, табынцы обрели много лет чаемую ими чудотворную икону Богородицы, пропавшую вместе с Пречистенской (Вознесенской) пустынью. С тех самых пор называется эта икона Табынскою, так как Сама Царица Небесная избрала себе этот удел. Случилось это в IX пятницу по Пасхе (в то же число Пасхи, но через два месяца).

ПУТЕШЕСТВИЯ СВЯТОЙ ИКОНЫ

Крестный ход с Табынской иконой Богоматери являлся самым продолжительным в истории России. Его возникновение тесно связано с великими милостями, оказанными Пресвятой Девой роду христианскому. Так, икона помогала воинству христианскому в борьбе с врагами, избавила от холеры вначале Стерлитамак, а затем Оренбург и т. д.
С 1856 года святую чудотворную икону Богородицы носят из Табынской веси в города Стерлитамак, Оренбург, Самару, Тобольск, Кустанай, Уральск и их губернии. Фактически после 1905 года Табынская икона Божией Матери постоянно путешествовала, лишь на небольшое время возвращаясь в Табынск.
Саму же святую икону возили в особой карете с пятью главками. Её сопровождало всегда несколько священников, при этом существовала определённая череда следования с иконой. В карету запрягались только специально предназначенные для святой чудотворной иконы лошади, на которых никто и никогда не садился. Часто бывало, что карета останавливалась сама собою и так, что никто не мог её сдвинуть. При исследовании оказывалось, что на том месте, где она останавливалась, был когда-то закопан младенец убиенный, или были совершены другие злодеяния. Икона как бы призывала к покаянию. В некоторые селения Табынская икона вовсе отказывалась заходить. Многочисленные чудеса исцелений поражали всякого, кто решался пройти с каретой хотя бы самую малость. Посему каждый старался принять икону Владычицы к себе.
Табынская икона почиталась как святыня всего Оренбургского казачьего войска, присутствуя во время Первой мировой войны на фронтах. При ней служили молебны перед атакой. В Оренбурге, по проекту академика архитектуры Александра Ященко, на народные деньги был построен кафедральный собор в честь иконы Казанской (Табынской) Божией Матери (уничтоженный большевиками в 1932-36 годах). Здесь, у левого клироса под балдахином стоял точный список (копия) Табынской иконы Божией Матери, что находилась в селе Табынск, а точнее, путешествовала по Приуралью.
Ежегодно в праздник Рождества Пресвятой Богородицы Оренбург встречал Её Табынскую икону (8 сентября по старому стилю). Весь клир 42 храмов Оренбурга, казачьи части, горожане выходили навстречу своей Утешительнице. Встреча эта происходила самым торжественным образом. В 25 километрах от Оренбурга, в селе Нежинка, встречали карету со святой иконой. Серебряную ризу, в которой она путешествовала, меняли на золотую, оренбургскую. Общий крестный ход обязательно проходил через казачий Форштадт по улице Атаманской (ныне Чкалова) в кафедральный собор. Святая икона по составленному расписанию переносилась по всем храмам города.
Есть предание, что в последний раз под Оренбургом, осенью 1919 года, совсем рядом проходил фронт. Тут же явились красные и разогнали с помощью оружия всех богомольцев. Обе ризы забрали, а саму икону бросили на дороге. За ними шли казаки атамана Дутова, которые благоговейно приняли святую икону и отступали уже вместе с ней. Во время гражданской войны, в период наибольших колебаний казачества, атаман А.И. Дутов для поднятия настроения и боевого духа казаков вывозил в войска покровительницу оренбургских казаков – Табынскую икону Божией Матери.
Здесь стоит сказать, что если подобная история и имела место, то никак не возле Оренбурга, поскольку столица Оренбургского казачьего войска была занята красными 21 января 1919 года и осенью, в Рождество Пресвятой Богородицы, белых войск здесь быть не могло. Возможно, однако, что нечто подобное произошло под Акмолинском, в районе станицы Санниковской, после чего чудотворная икона действительно оказалась у дутовских казаков.
Дальнейший путь иконы проследим по различным источникам. По наиболее популярной версии, которая была опубликована Уфимской епархией вместе с Акафистом, икона отступала с оренбургскими казаками через Дальний Восток и дошла до Благовещенска. Однако дальше святая икона не пошла. Горе и отчаяние охватило тогда русских солдат. Из всего, что было, осталась Табынская икона Матери Божией. И вот она, всегда их спасавшая, не хочет идти за рубеж. Красные приближаются, и уже скоро погубят оставшихся в живых…
По информации приведённой в источнике [1], была построена часовня из камыша над чудотворной иконой. Епископ Камчатский Нестор (Анисимов) вместе с архиепископом Оренбургским Мефодием (Герасимовым), архиепископом Томским Мелентием* и многими священниками три дня постились и слёзно молились, и вот святая Табынская икона двинулась через границу в Китай. Икона попала в монастырь города Харбина и пробыла в Китае до 1948 года, когда китайские власти, по настоянию большевиков, изгнали белогвардейцев. После этого через Австралию икона попала в Сан-Франциско (США), где и пребывает по настоящее время.
Однако, если описанные события и имели место, документального подтверждения они не получили. Известно лишь, что до осени 1919 года А.И. Дутов, будучи походным атаманом всех казачьих войск России, действительно колесил по Сибири и Дальнему Востоку, инспектируя войска. После этой поездки он предложил назначить «епископом всех казачьих войск» епископа Камчатского и Петропавловского Нестора (Анисимова), который сопровождал его в поездках. Кроме того, первоначально в планы Дутова действительно входил вывод войск на линию Семипалатинск – Барнаул – Новониколаевск (ныне – Новосибирск) и соединение с войсками адмирала Колчака. Архиепископ Оренбургский Мефодий, всегда поддерживавший А.И. Дутова, в этот период времени уже отбыл на Дальний Восток и, как считает историк А. Ганин, на самом деле покинул Россию с последней партией эмигрантов. Возможно, что со списком чудотворной иконы. Тем, что был в Казанском кафедральном соборе. Поэтому всё (или почти всё), что сказано выше, могло относиться именно к списку иконы.

У КАЗАКОВ АТАМАНА ДУТОВА

В действительности обстановка на фронте сложилась так, что красные заняли Семипалатинск и Барнаул раньше, чем туда подошла Отдельная Оренбургская армия, командующим которой генерал-лейтенант Дутов был назначен лишь 18 сентября 1919 года (то есть после Рождества Пресвятой Богородицы). В результате у оренбуржцев единственно свободным оказался путь на Семиречье, на соединение с частями атамана Б.В. Анненкова. Причём через места, которые местные жители называли Голодная степь.
Табынская икона Божией Матери появилась у оренбуржцев в самое трагичное время, когда они находились уже далеко от родных мест, в районе Акмолинска (ныне – столица Казахстана Астана). Вот что А.И. Дутов телеграфировал главнокомандующему (А. В. Колчаку) по этому случаю: «16 нояб­ря неожиданно явилась в штаб вверенной мне армии чудотворная икона Табынской Божией Матери с небольшим штатом священнослужителей. Видя Перст Божий, неисповедимыми путями направивший святой образ в Оренбургскую армию, принял икону, и отныне она находится под защитой Оренбургской армии. Донося о том, прошу объявить оренбургским казакам, башкирам и уфимцам, что святыня края найдена, и 25 ноября назначено молебствие перед чудотворной иконой о даровании победы».
Сведения об этом приведены в книге московского историка А. В. Ганина «Атаман А.И. Дутов». Их подтвердил потомок оренбургских казаков Виталий Швырёв, оба деда которого ушли в тот страшный поход вместе с атаманом Дутовым. Сейчас он проживает в Караганде. По его словам, местные жители помнят до сих пор, что чудотворная Табынская икона действительно пришла в армию атамана Дутова в районе станицы Санниковской, входившей до революции в состав Оренбургского казачьего войска. Более того, ныне восстановлена Троицкая церковь, где атаман Александр Дутов и командиры его подразделений молились перед пришедшей иконой.
А вот общего молебна о победе не было из-за наступления красных. 22 ноября 1919 года начался голодный поход армии Дутова. Как пишет в своей книге А.В. Ганин, по степени тягот, выпавших на долю отступавших частей Дутова, из всех белых армий с ними могут сравниться только войска Отдельной Уральской армии, почти полностью погибшей в Туркестане в 1920 году (из 12 тысяч уральцев, вышедших с территории войска, до Персии добралось лишь 214 человек). По-настоящему, это был крестный путь Отдельной Оренбургской армии, отступавшей по малонаселённой, голодной местности, с ночёвками под открытым небом. Резали и ели лошадей и верблюдов. У местного населения отбиралось всё: продукты, фураж, одежда, транспорт, – но этого было недостаточно для многотысячной людской массы. За реквизируемое, как правило, выплачивали деньги, хотя и не в должном размере. Самым тяжёлым был участок пути длиной в 550 верст от Каркаралинска до Сергиополя. К свирепствующему в армии тифу добавились двадцати-тридцатиградусные морозы, что было смертельно опасно для истощённых людей. По свидетельству участника похода, «снега да бураны морозные, холод да голод… Пустыня безлюдная… Люди гибнут, и лошади дохнут сотнями – от бескормицы валятся… Кто на ногах – ещё бредут кое-как с отшибленной памятью… Поголовный тиф всех видов увеличивает тяжесть похода: здоровые везут больных, пока сами не свалятся; спят в пустынной местности все вместе, прижимаясь друг к другу, здоровые и больные… Отставшие погибают». Красная конница поначалу преследовала отступающих, но на середине пути соприкосновение с противником было потеряно.
Весь этот крестный путь прошла с оренбуржцами и Табынская икона Божией Матери. По воспоминаниям участника похода, войскового старшины Оренбургского казачьего войска Савича, даже в таких нечеловеческих условиях икону почитали, она шествовала в особой каретке о двух конях.
Как уже было сказано, далеко не все пережили этот поход. Данные о численности дутовских войск того периода сильно разнятся. Однако, по оценке того же А.В. Ганина, из 20-тысячной в районе Кокчетава армии до Сергиополя дошло около половины. Сам Дутов считал, что удалось вывести 14 тысяч человек при 150 пулемётах и 15 орудиях (оставшиеся на территории войска оренбургские казаки – в том числе перешедшие на сторону красных – были практически полностью уничтожены в 30-е годы).
Появление дутовцев в Семиречье стало неприятным сюрпризом для Анненкова, в отряде которого царили махновские законы. «Не только жители, но и оренбургская армия, – писал бывший командир 4-го корпуса Отдельной Оренбургской армии (наиболее боеспособное подразделение оренбуржцев в конце 1919-го – начале 1920 годов) генерал А.С. Бакич в сентябре 1920 года директору Русско-Азиатского банка, – после перенесённого похода от Каркаралинска, попав в район оперирования партизан Анненкова, немало испытала горя и лишения от своеобразного хозяйничанья на русской земле над русскими же людьми защитниками единой России «брата-атамана» и его помощников. Больных и изнурённых походом и недостатком продовольствия солдат бессовестно обирали партизаны и районные коменданты атамана. От вышедших же вместе с армией беженцев было отобрано всё до последних пожитков…». Неслучайно уже в Китае Бакич просил местные власти разместить анненковцев на расстоянии не менее 150 вёрст от оренбуржцев.
Несмотря ни на что, в Семиречье оренбургские казаки под командованием генерал-майора Бакича также были наиболее боеспособной единицей. Однако атаман Анненков не позаботился о должном снабжении их оружием и патронами, которые позже попали в руки красных. В результате 27 (14) марта 1920 года отряд имени атамана Дутова (под командованием А.С. Бакича) был вынужден перейти на территорию Китая. А 2 апреля (20 марта) сам атаман с конвойной сотней и отрядом особого назначения перешёл в Китай в районе города Джимпань Синьдзянской провинции через перевал Кара-Сарык на горном хребте Джунгарский Алатау (высота – около 4000 метров над уровнем моря).

НА ЧУЖБИНЕ

Оренбургскому историку Вячеславу Войнову в спецхране архива Советской армии и Октябрьской революции удалось найти письмо А.И. Дутова генералу А.С. Бакичу, в котором тот говорил, что дорога их шла по ледовому карнизу, с которого срывались люди и лошади, вьюки пришлось нести на руках. «Вышли мы 50 % пешком, – пишет А. И. Дутов, – без вещей, вынесли только икону, пулемёты и оружие…». Вообще перевал Кара-Сарык открывается лишь в июне. Однако Дутову со своим отрядом удалось преодолеть его за двое суток в апреле.
По воспоминаниям войскового старшины Савича, после преодоления перевала казаки «стали лагерем на берегу горной речки Барталы, и была Страстная седмица, и приказал атаман построить из зелени кущу для иконы, пред которой и пели мы Пасху, а вокруг стояли конные степняки – понимали, видно, что мы благодарим Бога, и потчевали нас вынимаемыми из-за пазух горячими лепёшками».
Табынская икона была определена в храм города Суйдуна (в этом районе жили потомки казаков, пленённых в 1865 году в Албазине, которые сохранили православную веру), а в 1938 году переведена в новый Свято-Никольский храм города Кульджи. В отряде атамана Дутова через перевал перешёл и игумен Иона (в миру – Владимир Ильич Покровский), будущий святитель Иона Ханькоуский, Манчжурский чудотворец, который в 1996 году причислен к лику святых Русской Православной Церковью Заграницей.
В 2008 году журналисту областной газеты «Оренбуржье» Константину Артемьеву, который в поисках могилы атамана А.И. Дутова отправился в Китай, посчастливилось встретиться с Андреем Фокиным – сыном Кузьмы Андреевича Фокина, который во время страшного перехода через горный хребет нёс Табынскую икону Божией Матери. Он был хранителем иконы и не расставался с ней до 1964-го года, когда хунвейбины разгромили кульджинскую церковь.
Перед этим всех прихожан, по воспоминаниям А. Фокина, которому было тогда семнадцать лет, арестовали после воскресной службы и посадили в тюрьму. По мнению Андрея Кузьмича, таким образом местные власти просто защитили русских от погромщиков. Когда через две недели всех выпустили, на русском кладбище догорали кресты. Церковь зияла выбитыми стёклами, а во дворе высилась гора пепла от сожжённой церковной утвари. Но в пепле не было металла от расплавленных окладов с икон (по свидетельству потомков казаков, Табынская икона Божией Матери стояла в кульджинском храме в серебряном окладе, из которого были вынуты драгоценные камни). Вероятно, фанатиками руководил кто-то, знающий реальную цену реликвиям. Всё реквизированное в годы китайской «культурной революции» до сих пор находится в спецхране культурных ценностей города Урумчи. Говорят, что видели там и Табынскую икону.

ГОНЕНИЯ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ

Возможно, именно там икона и ожидает своего возвращения. Не возвращалась же потому, что возвращаться было некуда. После того, как икона ушла в изгнание, гонению подверглась не только она, но и день её чествования – 9-я пятница по Пасхе. Едва дождавшись окончания гражданской войны, в 1922 году большевики запретили этот праздник. Разрешили его лишь однажды, и это стало самым настоящим торжеством Православия. В 1947 году на Святые ключи с трёх сторон двинулись крестные ходы из Уфы, Оренбурга и Стерлитамака. Верующие уверены, что по молитвам горячего почитателя иконы епископа (в последствии митрополита) Оренбургского Мануила (Лемешевского) и его послушника иеромонаха Иоанна (Снычева). У Святых ключей архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Иоанн (Братолюбов) вместе со множеством священников пел молитвы. Три монашеских хора из уфимского, оренбургского и Эннатского монастырей умилённо воспевали Богородицу так, что молчали даже птицы. А когда особым распевом всё множество людей пело «Радуйся, Невесто Неневестная», то слёзы у людей рекой лились из глаз.
В то же время произошло прославление списка Табынской иконы Богоматери в городе Оренбурге. В 1948 году владыка Мануил был арестован. Вновь назначенный епископ Борис (Вик) прибыл на свою кафедру и, по традиции, должен был поклониться Табынской иконе Божией Матери. Однако, увидев её темный лик, не захотел, говоря себе: чему же тут молиться, на иконе ничего не видно. И вдруг свет осиял святую икону и Матерь Божия отвернулась от него. Сильно поражённый, владыка Борис повелел всем беспрекословно поклоняться святой иконе, объявил сбор серебра и золота на ризу Богородицы и установил петь после каждой литургии «Высшую» перед святой иконой.
Сразу после крестного хода 1947 года праздник был строжайше запрещён. Вокруг источника устанавливался тройной кордон милиции, комсомольцев и пионеров. Устраивались облавы; угрожая оружием, разгоняли паломников со Святых ключей. Однако не было ни одного года, чтобы в сам праздник паломники не прорывались к источнику и не набирали святой солёной воды. Такое же гонение терпели в Верхнем Авзяне около источника Табынской иконы Божией Матери, что на Малиновой горе. Но там часовню взорвали сразу.
И ещё одно событие произошло после крестного хода 1947 года. У Табынской иконы Божией Матери появился свой акафист, который написал иеромонах Иоанн, будущий митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. В связи с арестом его духовного отца митрополита Мануила акафист благословил митрополит Нестор (Анисимов). Но правящий тогда Патриарх Алексий I его не утвердил, передав автору через архиерея вопрос: «Почему Вы написали “…всего мира Надеждо и Утешение”. Табынская относится к местночтимым иконам…». На это будущий архиерей, ничего не объясняя, коротко ответил: «Так надо!».
Над Святыми ключами часовню сначала перестроили в лечебницу. Однако каждый день ванны лечебницы были полны змей. Больные боялись Жены, одетой в чёрное, постоянно появляющейся у часовни и обходящей её. Лечебницу построили рядом, но Матерь Божия не допускала туда людей. И до сих пор курорт не может использовать святую воду 1-го источника.
По требованию журнала «Наука и Религия», в 1972 году часовня и пещера, из которой истекал солёный источник, были взорваны. Место вокруг обезображено, спилены деревья, окружавшие источник, набросан всякий хлам.
После взрыва святого источника вода стала исходить множеством ключей. Они выбивали на всём протяжении горы, укрывающей подземное солёное озеро. При этом истекали как солёные воды, так и пресные. Есть даже особый источник – глицериновый, называемый иногда «источник молодости».
Было здесь и ещё одно святое место. Выше по долу, в лесочке, стояла легендарная берёза. Настолько всем известная, что иной раз второе явление Божией Матери приписывали именно этому месту. Около берёзы – поляна, которая позволяла собираться многим верующим вместе и петь акафист в довольно укромном уголке. Обычно на берёзу вешали иконы, около неё собирали пожертвования, молились. Это тоже не нравилось кому-то. Там устраивали засады, арестовывали православных. Для удобства засад окружили это место колючей проволокой, и сегодня частями сохранившейся. И в конце концов берёзу спилили. Говорят, кто спилил – у того руки отсохли. Но всё-таки люди собирались. Потом берёзу сожгли. А люди собирались у пенька, и хотя некому было собирать пожертвования, деньги бросали прямо в дупло этого пенька. Но и пенёк сожгли. Около того места, чуть ниже, сейчас установлен памятный столб с иконой.

А НЫНЧЕ ЧТО?
Почитание Табынской иконы Божией Матери в наши дни

Почитание Табынской иконы Божией Матери в наши дни

В 90-е годы ситуация, вроде бы, начала меняться. Источник был немного углублен и обложен бутовым камнем. Но в 1993 году пришлось вновь перебрать кладку. Заодно выкопали яму для купания, которую в 1994 году огородили, чтобы не обвалилась. Вскоре была построена церковь в честь Табынской иконы Божией Матери. С этого времени к источнику резко повысился интерес со стороны, вроде бы, нейтральной массы народа. Купаются в иордани многие: от мала до велика. Достаточно часто здесь можно увидеть людей, далёких от Православия. Говорить о каком-то благоговении с их стороны к святыням не приходится. Они и в святой источник могут зайти в состоянии подпития, и в церковь в непотребном виде идут. Об этом рассказывала нам в одно из их посещений Святых ключей матушка Иоанна (Смолкина) – настоятельница действующего здесь Богородице-Табынского женского монастыря.
Что касается Вознесенской церкви в самом Табынске, то для приведения её в нормальное состояние требуется вложить немало средств, которых у местной общины просто нет. Хотя, возможно, Божия Матерь охраняет таким образом это место от безобразий, которые можно увидеть на месте явления Её Табынской иконы.
И всё же ситуация меняется. Подтверждение тому крестный ход со списком Табынской иконы Божией Матери, идущий с 2010 года. То, что он возрождается как Феникс из пепла, похоже на чудо! И кто знает, возможно, именно этот крестный ход, который оренбургские казаки планируют восстановить в полном объёме, то есть сделать ежегодным, и станет тем переломным моментом, который будет решающим для третьего явления Табынской иконы – Заступницы нашего края.
Ну а пока… Пока условий для возвращения святыни на территорию Оренбургского казачьего войска недостаточно. Получается, что Табынская икона Божией Матери пребывает как бы нигде и везде одновременно, являясь, как и сказано в акафисте «Всего мира Надеждо и Утешение…».

* в действительности правящим архиереем Томской епархии в 1919 году был епископ Томский и Алтайский Анатолий (Каменский). В Китай он не выезжал.

Источники:
1. Протоиерей Владимир Сергеев. История Табынской иконы Божией Матери (монография). Уфа, «Колокол», 2004.
2. Чванов М. А. «Всего мира Надеждо и Утешение», Уфа, «Белая река», 2007.
3. Ганин А. В. Атаман А. И. Дутов. М. «Центрополиграф», 2005.
4. Артемьев К. П. Последний приют атамана Дутова, Оренбург, «Димур», 2009.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Станица Славянская» № 4-5 (9 – 10) за октябрь 2008 года;
2. Газета «Станица Славянская» № 3 (21) за октябрь 2010 года;
3. Газета «Станица Славянская» № 4 – 5 (22 – 23) за декабрь 2010 года;
4. Журнал «Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния» 
№ 3 – 4 (63 – 64) за июль – декабрь 2012 года
Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх