Хроника одного правления, или «Вестерн» по-оренбургски

Слово дилетанта
2 мая 2014
КНИГИ, Прожектор оренбургской Перестройки, Экономика

Предыдущая статья:

WesternА ведь как хорошо все начиналось! В начале губернаторства Владимира Елагина в то время бывший на пике политической карьеры Виктор Черномырдин пособил землякам. И начавший серийное производство комбайнов семейства «Дон» завод «Ростсельмаш» направил свои машины на полномасштабные испытания именно в оренбургские степи. Земледельцы, естественно, радовались. У «Донов» был принципиально новый молотильный агрегат роторного типа, прекрасные технические характеристики и немыслимые ранее условия для работы механизатора: широкий обзор, герметичная кабина, кондиционер…

Рассказывают, что получившие новые машины комбайнеры меняли промасленную робу на чистый костюм (в то время у селян ещё были чистые костюмы), протирали приборную доску духами и уж потом вступали в «битву за урожай». Так что хорошие это были комбайны. Но был у них один существенный изъян. Ростовские конструкторы по неведомой причине проложили электропроводку практически по двигателю. В результате при непрерывной работе изоляция приходила в негодность, случалось короткое замыкание и… В общем, те «Доны» оказались пожаро­опасными и горели очень ярким пламенем. Были даже случаи, когда, спасая хлебные поля, серьезные ожоги получали и комбайнеры.
Ситуация была настолько серьёзна, что оренбургские пожарные пытались даже запретить эксплуатацию «Донов». Но крестьяне чуть не на коленях умоляли их: «Не делайте этого! Нам же нужно на чём-то хлеб убирать! Ну давайте мы поставим дополнительную теплоизоляцию для электропроводки». И выбирая из двух зол меньшее, противопожарная служба была вынуждена идти навстречу селянам, прекрасно осознавая, что полностью проблему «Дона» могут решить только конструктивные изменения.
Впрочем, не только по причине пожаров редел комбайновый парк области. «Колосы» устаревали морально, а физически просто разваливались. Не лучше обстояли дела и с «Нивами». По всем этим причинам за четыре года, предшествующие последней уборочной страде, было списано
3947 комбайнов, а приобретено лишь… 112 (при том, что в советские времена приходило до 3000 машин ежегодно!). В результате во время последней жатвы даже при уменьшении зернобобового клина с четырёх миллионов га до 2,6 млн га нагрузка на один комбайн возросла почти до 500 га (путем несложных математических операций выясняем, что у нас осталось
5200 машин). По этому поводу даже директор департамента АПК, заместитель главы областной администрации Василий Ерёменко как-то заметил, что комбайны «работают на полный износ». Но если уже в этом году мы сработаем все (или почти все) комбайны, то что же нам делать в году следующем?
Вопрос этот, понятное дело, риторический. Но есть и более конкретные вопросы. Как допустила подобное состояние дел областная администрация во главе с ныне действующим губернатором Владимиром Елагиным? Куда она смотрела? И тут самое время вспомнить про эпопею с канадским филиалом американской фирмы «Вестерн».
Началась она ещё в конце 1996 года. Тогда Владимир Елагин в канун Нового года сообщил журналистам, что очень скоро будет подписан контракт на поставку 40 комбайнов «Вестерн» по цене 143 тысячи долларов за штуку (по тогдашнему курсу это составляло 750 млн неденоминированных рублей при стоимости российского аналога семейства «Дон» в 500 млн рублей). Условия: 15 процентов предоплаты, гарантии администрации области (в то время нашу область ещё никто не считал банкротом, хотя сам губернатор о банкротстве говорил открыто) и выплата остальной суммы в течение трёх лет. Учитывая, что машины такого класса стоят на мировом рынке порядка 200 тысяч долларов, можно сказать, что условия были фантастически выгодными. Ещё немного и отцам области можно было бы медаль давать, как любит выражаться первый заместитель главы обл­администрации Александр Зеленцов. Тем более что область контракт, вроде бы, подписала. И вроде бы, всё было хорошо. Вот только комбайны…
Стали говорить, что они вот-вот выйдут из цехов завода, вот-вот доберутся до причала, вот-вот поплывут и т.п. В общем, создавалось впечатление, что комбайны к нам идут, но, видимо, не на теплоходе, а… вплавь. Потому так долго! Наконец заместитель главы обладминистрации Василий Ерёменко признал, что «Вестернов» (речь шла уже о 20 единицах) ждать не стоит, потому что канадская сторона… начала менять условия контракта.
После того как Оренбуржье произвело предоплату (около миллиона долларов) нам предложили покупать комбайны по 200 тысяч долларов за штуку и произвести стопроцентную предоплату. Одновременно прошла информация о том, что бюджет Оренбургской области уже не может служить какой-либо гарантией и что канадский филиал «Вестерна» обанкротился. Областные деньги, естественно, «зависли» (впоследствии управление международных и внешне­экономических связей заявляло о возвращении части средств домой).
Почему так произошло? Почему чиновники администрации Оренбургской области опрометью бросились закупать иностранную технику? Погнались за дешевизною? Или тут нечто иное?
Ответов на эти вопросы до сих пор нет. Когда вновь избранные депутаты Законодательного собрания (нынешнего созыва) пытались выяснить у заместителя главы областной администрации Владимира Миркитанова, кто именно проводил экономический анализ по сделке с канадским «Вестерном», чёткого ответа так и не добились. Но дотошные депутаты выяснили, что платежи по сделке проводились почему-то не напрямую канадцам или американцам, а через некую офшорную зону. Ну а что делается в офшоре –
одному Богу известно, да и то не всегда.
Вот таким образом «порешала» область пополнение комбайнового парка в урожайном 1997 году. Девяносто восьмой год был, как известно, неурожайным. Наверное, поэтому никого тогда особо сельскохозяйственная техника не волновала.
Нынешний год особый. Мало того что выборный, так ведь ещё и какой-никакой урожай созрел! Областные чиновники почему-то очень гордятся, что Оренбуржье собрало почти 2,5 млн тонн зерна. Но давайте вспомним наследие «застойного» периода. Тогда было нормой, что Оренбуржье сдавало государству (не собирало!) по 4 млн тонн. А в рекордные годы доходило и до 6 млн тонн. Правда, тогда и парк комбайнов обновлялся до 3000 машин в год, как сказано выше.
В этом году селяне получили за счёт бюджетов всех уровней и внебюджетных фондов аж… 79 комбайнов (на 613 коллективных хозяйств!). Из них 15 «Нив», 39 «Енисеев» и 25 «Кейсов». Еще 6 «Клаасов» от щедрот движения «Наш дом – Россия» подарил теперь уже не премьер-министр, а председатель Совета директоров РАО «Газпром» Виктор Черномырдин.
Причем «Кейсы» подошли лишь к концу уборки и использовались только в Восточном Оренбуржье. Деньги на их покупку (в счёт бюджетных платежей) изыскало ДП «Оренбурггазпром». Первоначально на эти цели планировалось выделить 150 млн рублей или по 6 млн рублей за комбайн (порядка 230 тысяч долларов). Однако с таможенным оформлением один комбайн крестьянам обошёлся в 8,5 млн рублей. И эти деньги селянам предлагалось уплатить за два года. Известные в области руководители хозяйств депутаты Законодательного собрания Василий Шегуров и Пётр Тейхриб утверждают, что это невозможно.
Вообще пристрастие областной администрации к американской технике выглядит довольно странно. Нет, мы не говорим, что «Кейс» плохой комбайн, хотя там нет копнителей и не налажен сбор соломы. Но есть и иные обстоятельства.
Во-первых, американская машина получилась более чем в десять раз дороже отечественной техники. То есть вместо 25-ти «Кейсов» можно было купить около 300 «Донов» или «Енисеев».
Во-вторых, несмотря на заявления сторонников американизации оренбургского села о том, что производительность «Кейсов» в десять раз больше, чем отечественных машин, технические характеристики тех и других опровергают это. Так, производительность молотильных агрегатов «Кейса» и «Дона-1500» –
10 кг в секунду, а у «Енисея» – 7 кг в секунду. Правда, «Кейсы» убирают чище российских собратьев, но это уже разная культура производства в наших странах.
В-третьих, американские комбайны рассчитаны на очень богатый урожай. Даже при нынешней урожайности в целинных районах около
20 центнеров «американцы» были загружены не более чем на 30 процентов. А такой урожай на целине случается раз в десять лет. То есть остальные десять лет американские игрушки будут бегать вхолостую.
В-четвёртых, для ремонта «Кейсов» нужны иностранные запчасти. А один сегмент жатки (нож), например, стоит 45 рублей вместо 4 рублей для отечественных машин.
В-пятых, покупая американские машины, мы даём рабочие места американским рабочим, забывая о собственном производителе, при том, что отечественные машины мало чем уступают зарубежным аналогам.
Это тем более странно, что и Владимир Елагин, и его первый заместитель Александр Зеленцов разве что рубахи на груди не рвали, проталкивая в производство технократического уродца, именуемого автобусом «Альтерна». Тогда первые лица области объясняли необходимость создания местного автобуса с отвратительным дизайном и нелучшими техническими характеристиками именно заботой об отечественном товаропроизводителе, именно новыми рабочими местами, именно поступлениями налоговых отчислений в российские бюджеты всех уровней. А вот что касается американских «Вестернов» или «Кейсов», то здесь всё с точностью до наоборот. Гибкий подход к делу, не правда ли? Только кому это на пользу?

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Вечерний Оренбург» № 47 от 18 ноября 1999 года.
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх