Ноль как источник стабилизации

Слово дилетанта
2 мая 2014
КНИГИ, Прожектор оренбургской Перестройки, Экономика

Следующая статья:

ХОТЯТ КАК ЛУЧШЕ

Древние арабы, открывшие цифру «ноль», вряд ли предполагали, что где-то когда-то из-за неё будут кипеть страсти. Ведь цифра сама по себе ничтожна: ноль – значит, ничто. Точно также можно сказать, что прибавление к одному нулю другого ничего не меняет. Ну на самом деле! Если стукнуть по пустому карману дважды – там всё равно ничего не появится. Следовательно, два нуля – если только это не знак на желанной время от времени комнате – точно такое же ничто, как и один.

Иное дело – три нуля! Три нуля – это для россиянина уже не шутка. Стоило только Президенту сказать про исчезновение на денежных купюрах этих самых трёх нулей, и вот уже пару недель народ только и говорит о «деноминации» или, в переводе на нормальный язык, об очередной денежной реформе.

Зачеркнём на купюрах, оставим на ценниках?

Причём разговоры о грядущей реформе денег идут в основном в негативных тонах. Хотя вроде бы и Президент РФ, и его чиновники уже не раз и не два объяснили, что операция эта «чисто техническая, проводится для удобства населения и вычислительной техники, грабительской не будет и т.д.». А люди всё равно качают головами и мрачно изрекают:
– Всё равно что-нибудь придумают и ограбят!
Не убеждает наших людей даже то, что реформу планируют растянуть аж до 2003 года. Мы вслед за К. Станиславским произносим классическое: «Не верю!».
Причина тут, видимо, в опыте предыдущих реформ. Чего стоит хотя бы последний обмен 50-рублёвых купюр в 1993-м. Как обычно: внезапность, ограничение при обмене и срок – трое суток.
Сейчас этого, слава Богу, нет. Более того – уже и быть не может. За годы реформ появилось много «новых русских». И если бы им сказали, что часть их капитала перекочует в госказну, – утром в Кремле мы бы имели уже другого Президента.
Но зачем понадобилась реформа нашему мудрому правительству? Очевидно же, что даже раскрутка печатного станка стоит немалых средств. Надо ведь их за счёт чего-то компенсировать!
Очевидно, что один из источников пополнения казны – в повышении розничных цен и, как следствие, налоговых сборов. То, что сегодня правительство говорит о небольшом подорожании, – ничего не меняет. Во-первых, даже небольшое подорожание в масштабах страны существенно. Во-вторых, даже при реформах 1947-го и 1961-го годов цены росли. А ведь тогда перед КПСС все – в том числе и цены – стояли по стойке «смирно».
Другая цель – вынести на свет Божий деньги, вращающиеся в «теневом» секторе экономики. По оценкам экспертов, сейчас «чёрный нал» достигает половины денежного оборота. Но эта задача вряд ли будет выполнена именно из-за растянутости реформ во времени.
Конечно, игра в инфляцию с последующей деноминацией изобретена не в России. И потому, видимо, власть имущие упорно приводят в пример Польшу, где после подобной операции со злотым ситуация стабилизировалась. При этом, правда, забывают добавить, что деноминация там проводилась при начавшемся экономическом подъёме.
У нас подъём только на словах. Причём абсолютно неважно, что слова эти исходят из уст Президента России. Наверное, господина Ельцина просто кто-то ввёл в заблуждение. Ведь если верить бывшему главному охраннику Коржакову, «всенародно избранный» весьма подвержен влиянию. К тому же и первый вице-премьер Анатолий Чубайс признал, что выплатить долги бюджетникам и военным можно только за счёт приватизации. Прибавьте сюда настоятельные требования всё того же Анатолия Борисовича о секвес­тировании госбюджета. Согласитесь – стабилизацией тут и не пахнет!
Так что самое время обратиться к опыту Мексики. Четыре года назад там деноминировали песо: убрали, как хотят у нас, три нуля. Так же заверяли, что очень скоро Мексика вырвется из «третьего» мира. Но потом в стране сменилось правительство, а вскорости искусственно сдерживаемая инфляция рванула во весь опор. В результате за несколько недель «новое» песо упало до рекордного уровня – восемь песо за доллар (курс «старого» песо был 3:1). Цены при этом увеличились в 5 – 7 раз, а зарплата практически не изменилась. Таким образом, денежная реформа настигла мексиканцев через четыре года!

Вначале мы были бедные, а потом нас решили ограбить…

В стародавние времена, когда деньги у нас залёживались в сберкассах, а продукты застаивались на полках (не отсюда ли «застойный период»?), появились добры молодцы и красны девицы. Они объяснили «тёмному народу», что нехорошее государство платит рабочему всего лишь 20 копеек с каждого заработанного рубля. И потому «нехорошее» государство надо перестроить в другое – «хорошее». И вскоре началась Перестройка.
Нельзя, конечно, исключить, что намерения у тех молодцев были благими, но куда они нас привели – каждый чувствует на собственной шкуре. Причем большинство из нас комфорта не испытывает.
Так, инженер-оборонщик в «застойный период» получал 200 – 300 рублей. Теперь к этим цифрам надо прибавить три нуля. То есть зарплата выросла в 1000 раз! Правда, все цены повысились в 10000 раз. Следовательно, реальная зарплата уменьшилась в аккурат на порядок (в 10 раз). Зато никто уже не вспоминает про те 20 копеек с рубля. Да и какой толк вспоминать, если зарплату годами не видишь!
Чуть лучше «хорошее» государство поступило со стариками. Если раньше максимальная пенсия по старости составляла 132 рубля, то сегодня 400 тысяч. Убирая четыре нуля и деля первое число на второе, убеждаемся, что пенсия уменьшилась «всего» в 3,3 раза.
Вероятно, такую «поблажку» «хорошее» государство сделало старикам по той простой причине, что от «застойных» денег в сберкассах сейчас остался один пшик. Именно поэтому грядущая деноминация подняла вопрос о компенсации вкладов 1991 – 1992 годов. Пока идут только письма и звонки, но после 1 января 1998 года – когда все вклады в Сбербанке «похудеют» на три нуля без какой бы то ни было индексации – люди воочию увидят тот грандиозный обман, что «подарили» им реформы. Вот тогда-то и начнётся борьба народа за свои кровные. И хорошо, если эта борьба будет иметь цивилизованные формы.
Впрочем, кое-кто за свои права (и деньги) борется уже сейчас. На прошлой неделе к нам в редакцию пришёл дедушка.
– В 1992 году у меня на книжке было 10 тысяч рублей, и я был богатым человеком! – рассуждает он. – Я мог бы купить трёхкомнатную квартиру. Сейчас у меня практически ничего нет. Но почему? Ведь как говорят средства массовой информации – за годы реформ всё подорожало в 10 тысяч раз. Значит, мой вклад также должен возрасти в 10 тысяч раз. Вот пускай мне дадут 100 миллионов, а потом уж и проводят всякие денежные реформы!
Этот боевой пенсионер решил отстаивать свои права через суд, а в качестве ответчика избрал… Президента РФ Б.Н. Ельцина и премьер-министра B.C. Черномырдина. Впрочем, его первый заход на Ленинский райсуд оказался неудачным. Судьи сочли, что иски к Президенту может рассматривать лишь Верховный суд. Тогда дедушка добился от судьи определения, обжаловал его в облсуде и параллельно направил иск в суд Верховный. Вскоре из Москвы пришла бумага, где заявителю разъяснялось, «что с настоящим заявлением он вправе обратиться в районный суд». На основании этого облсуд отменил определение суда районного. Следовательно, теперь мы вправе ожидать весьма заметного на нашем провинциальном уровне судебного процесса?

Давайте разберёмся!

Но не слишком ли много хочет пенсионер? Давайте попробуем разобраться! Примем, что у некоего вкладчика на 1.01.91 г. в энной сберкассе был счет «до востребования» на 10000 рублей. В то время по этому вкладу начислялось 2% годовых. Затем с процентами стало твориться нечто непонятное. Поэтому примем, что будем брать максимальную процентную ставку в соответствующем году, а именно: в 1992 – 20 процентов годовых; в 1993-м – 40 процентов; в 1994-м – 20 процентов; в 1995-м -10 процентов; в 1996 и 1997-м – 2 процента. Таким образом, мы сознательно завышаем полученную сумму. Помимо ежегодных процентов не забудем сорокапроцентное увеличение вкладов в 1992 году (помните отдельные счета?), трёхсотпроцентный зачёт в 1993-м, а также капитализацию (ежегодное начисление процентов на проценты).
Так вот, после расчёта по такой схеме у меня получилось, что вклад на сегодня должен составлять 91780 рублей. Не будем мелочиться и округлим все до 100 тысяч. После «усекновения» трех нулей от них останется… 100 рублей, которые соответствуют 10 «застойным» рублям.
Понятно, что для восстановления справедливости нужно при проведении деноминации не тревожить нули на вкладах 1991 – 1992 года. Однако добровольно никто на это не пойдёт. Для этого надо раздобыть 175 трлн рублей (более половины секвестированного госбюджета!). Если же это сделать, не учитывая экономические законы, то в тартарары улетят и «стабилизация», и «обуздание инфляции», и Президент с правительством.
Таким вот образом накопленные в советские времена нули (то есть ничто!) поддерживают на плаву «хорошее» государство.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Вечерний Оренбург» № 34 от 21 августа 1997 года.
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх