Охота на Короля

Слово дилетанта
2 мая 2014
КНИГИ, Прожектор оренбургской Перестройки, Экономика

Предыдущая статья:

Следующая статья:

Король_медносерныйПятнадцатого января около часа дня по Медногорскому медно-серному комбинату прошёл слух о том, что в город едет группа руководителей области в сопровождении двухсот омоновцев, а местные милицейские чины уже поехали их встречать. На комбинате решили, что готовится вторая попытка захвата предприятия (первая была 12 января) и приняли ответные меры. Буквально через двадцать минут железнодорожные переезды были блокированы составами с металлоломом, на проходных появилась тяжёлая тракторная техника, а у здания заводоуправления встали люди с красными повязками – рабочие дружинники, появившиеся на комбинате после неудачной попытки Татьяны Ерёменко (директор Территориального отделения федеральной службы по делам о несостоятельности России по Оренбургской области) взять власть. Таким образом, получилось, что наше государство борется со своими подданными.

О сколько «Рознаминов» разных…

История эта началась в 1992 году. После ухода бывших советских республик из общего экономического пространства у металлургических предприятий России возникли сложности с сырьём. Тогда российское внешнеторговое объединение «Разноимпорт» решило создать совместное предприятие для организации толлинговых схем (переработка иностранного сырья на давальческой основе). Предприятие получило название «Рознамин АБ» (АБ – это акционерное общество, зарегистрированное по шведским законам). Работало СП с «медными», «алюминиевыми», «никелевыми» заводами, в том числе и с Медногорском.
С российской стороны директором «Рознамина» становится Сергей Валентинович Макаров, бывший работник «Разноимпорта», а со шведской –
Бо Люнгберг из нефтяной компании «Витол». Но последнего до 1997 года в Медногорске не знали. Все контракты проходили через Макарова. Именно Макаров закупал у монгольского предприятия «Эрденет» медный концентрат, поставлял его на медно-серный комбинат, платил за переработку и продавал «черновую медь». Правда, в 1994 году несколько изменилось название фирмы-посредника. «Рознамин АБ» стал именоваться «Рознамином АГ», а на комбинат пришло уведомление о том, что фирма переехала из Швеции в Швейцарию (АГ – акционерное общество, зарегистрированное в Швейцарии).
Металлургов это не очень взволновало. В международной практике такие переезды – не редкость. Поэтому «черновая» медь, выплавленная из концентрата фирмы «Рознамин АБ», спокойно ушла в адрес «Рознамина АГ» (всего по двум контрактам на 15 млн долларов). В дальнейшем все отношения с иностранными партнёрами строились исключительно через фирму с индексом «АГ».
И вдруг в начале 1997 года на комбинат пришла претензия, на 7 млн долларов от фирмы… «Рознамин АБ». Оказалось, что фирма эта до сих пор существует! И требует принадлежащую ей «черновую медь».
Поначалу директор комбината Юрий Король решил, что его просто дурят. А тут ещё Сергей Макаров «нашел» поддельные сертификаты содержания золота и серебра в «черновой» меди, по которым с комбината шведы получили незаконно 960 тысяч долларов. Зная горячий темперамент Короля, можно было предположить, что он пошлёт шведов подальше. Так поначалу и произошло!
Но шведы отступать не собирались. Они требовали свои деньги. Пришлось разбираться с «Рознаминами». И вскоре выяснилось, что «Рознамин АГ» организовал… Макаров (он сам признался в этом на одном из советов директоров). Тогда был составлен разделительный баланс. У комбината появился долг перед «Рознамином АБ» в 7 млн долларов, а «Рознамин АГ», позже переименованный в «Имкор АГ», такую же сумму оказался должен металлургам (общая сумма претензий медно-серного комбината к фирме Макарова – 15 млн долларов).
Расставаться с такими деньгами добровольно не хочется никому. Поэтому пошли разговоры о том, что Король получил концентрат, а медь продал «налево». А затем Сергей Макаров написал заявление в прокуратуру Оренбургской области. И Король превратился в подследственного. Теперь при любом упоминании о хищениях на медно-серном комбинате наши милиционеры говорят, «что в мае 1998 года УВД Оренбургской области по факту контрабанды и злоупотребления полномочиями при толлинговых операциях со шведской фирмой «Рознамин АБ» в отношении генерального директора комбината Короля Ю.А. возбуждено уголовное дело. Ущерб, причинённый предприятию, превысил 5,5 млн долларов США.
В настоящее время проводится документальная ревизия, в правоохранительные органы Швеции, Австрии, Великобритании, Швейцарии, Северной Ирландии, Болгарии направлены международные следственные поручения».
Сложно сказать, сколько времени наше УВД будет продолжать проверки, но в конечном счете они закончатся. И если «накопать» на Короля ничего не удастся, то тогда во весь голос возопит история с «Рознаминами», то есть возбуждать уголовное дело придется в отношении Макарова.
Впрочем, есть варианты. Можно попытаться добраться до документов комбината и уничтожить ряд бумаг. Тогда получится, что медь, золото и серебро не вернулись из-за рубежа. И за решёткой окажется Юрий Король за контрабанду металла. Но можно ли сделать это при стабильно работающем предприятии? Нет, конечно! Значит, надо искусственно создать трудности…

«Кукол дергают за нитки…»

Первый удар по медно-серному комбинату нанесла таможня. Вот что пишет по этому поводу заместитель министра экономики России В.С. Евсюков:
«Финансово-экономическое положение комбината резко ухудшилось в связи с тем, что ГТК России с 1 декабря 1996 г. прекратил выдачу лицензий на переработку медьсодержащего сырья, содержащего драгоценные металлы, ссылаясь на то, что Роскомдрагмет ликвидирован, а министерство, которому были бы переданы полномочия по согласованию помещаемых под таможенные режимы переработки товаров и изготавливаемых продуктов переработки, не определено.
В результате этого медеплавильные предприятия, перерабатывающие медные концентраты по толлинговой схеме, понесли невосполнимые финансовые и другие потери…
… По этой причине АО «Медногорский медно-серный комбинат» за 1997 год произвёл всего 10 тыс тонн черновой меди, оказался должником перед бюджетами всех уровней, его кредиторская задолженность превысила стоимость активов комбината. Задержка заработной платы в 1998 году достигла 10 месяцев.
Минэкономики России письмом от 6 ноября 1997 г. согласовало комбинату разрешение на ввоз из Монголии 80 тыс. тонн медного концентрата для его последующей переработки и вывоз компенсационных товаров.
К сожалению, комбинат долгое время не мог реализовать выданное ему разрешение из-за разногласий с Орской таможней, в результате чего ГТК России выдал лицензию на ввоз концентрата только 17 июля 1998 года».
Естественно, что история с «Рознаминами» также не добавила экономической стабильности. Король разорвал контракты, заключенные при посредничестве швейцарцев:
– Не могли же мы работать с ворами! – с присущей ему резкостью говорит генеральный директор.
Но несмотря ни на что Король продолжает реконструкцию предприятия. Для этого он пытается продать 20 – 40 процентов акций медно-серного комбината иностранным инвесторам (по 1 – 1,5 миллиона долларов за процент). Уверен, что за такие деньги пакет акций был бы продан и внутри страны, и внутри области. Тем более мы знаем, с каким жаром первый заместитель главы обладминистрации Александр Зеленцов продвигает идею местного медного холдинга (идея, между прочим, просто блестящая, если не считать методов её реализации).
Но холдингу нужен медно-серный комбинат с его электролизом. А Король не желает бесплатно отдавать предприятие в руки медно-никелевой корпорации. Что делать? Желающие поиметь акции металлургов решили всё же сделать это на халяву. Правда, поначалу всё было законно, то есть противники встретились в суде. Но юристы медно-серного оказались сильнее, и акции остались на комбинате.
Тогда настало время иных методов. На Короля стали давить морально, требовали уйти с поста генерального директора добровольно. Юрий Александрович отказывался. Стали поступать записки типа: «Король, убирайся прочь! Если не уйдёшь, с тобой будет то же, что и с женой Гузеева» (работницу таможни убили ножом в спину).
После каждой такой записки Король звонил прокурору Медногорска Олегу Мананникову и ставил его в известность. Восьмого сентября прошлого года к директору поступила очередная анонимка, где угрожали не только ему, но и его дочери. Последовал очередной разговор с прокурором, в котором Юрий Александрович пообещал, что если прокуратура не в состоянии его защитить, то он застрелит любого, кто посягнёт на его семью, и… оказался за решёткой. Почему? А Мананников утверждает, что Король обещал застрелить именно прокурора и написал по этому поводу заявление в милицию.
В милиции поверили, естественно, прокурору и началось следствие. Причём велось оно изначально весьма странно. Поначалу Королю отказывали даже в праве давать показания в присутствии адвоката. Говорили, что это противоречит Конституции! Потом оказалось, что все(!) адвокаты Медногорска и соседнего Кувандыка вдруг оказались занятыми ведением других дел. В конце концов Королю пришлось прибегнуть к помощи адвоката из Орска, что в 83 километрах от Медногорского ГОВД.
Но к тому времени директора медно-серного комбината не просто арестовали, а хорошенько спрятали. И в течение десяти дней ни семья, ни коллеги по работе не могли его найти. А депутату Госдумы Владимиру Волкову пришлось даже давать правительственную телеграмму на имя Сергея Степашина с просьбой «поискать» Короля по следственным изоляторам. И вскоре директор «нашелся». Он оказался в СИЗО областного центра.
А потом Короля пришлось и вовсе отпустить. По мнению Генеральной прокуратуры России, «преступление, предусмотренное ст. 296 УК РФ (угроза убийства – В.Б.), в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории небольшой тяжести. В соответствии со ст. 96 УПК РСФСР преступления, предусмотренные ст. 296 УК РФ, не являются преступными деяниями той категории, за совершение которых в отношении обвиняемого избирается мера пресечения – заключение под стражу».
Неужели об этом не знали местные и областные прокуроры? Вряд ли. Тогда зачем был нужен арест? Ответ на этот вопрос был услышан на встрече Александра Зеленцова с представителями трудового коллектива комбината. Вот как описывают её рабочие:
«При беседе Зеленцов нам сказал, что Король Ю.А. как генеральный директор не устраивает администрацию области, потому что мы (имеется в виду обладминистрация – В.Б.) обеспокоены судьбой вашего трудового коллектива и судьбой всего Медногорска, так как мы считаем, что под руководством Короля комбинат придёт к банкротству.
Поэтому любыми путями мы его с должности уберём, так как на наше предложение освободить должность генерального директора он согласия не дал».
А 19 сентября (Король всё ещё под стражей) с советом директоров медно-серного комбината встретилось руководство области, в том числе В.В. Елагин и А.И. Зеленцов. На этой встрече было заявлено, что администрация области окажет помощь комбинату только при условии, если Король Юрий Александрович не будет работать его генеральным директором.
Совет директоров отказался изгонять Короля. Тогда «Межрегионгаз» обратился в арбитражный суд с иском о банкротстве. И тут тоже много интересного. В июле 1998 года медно-серный комбинат и «Межрегионгаз» подписали акт сверки и график погашения задолженности. Тогда металлурги были должны газовикам 250 тысяч рублей. В октябре задолженность была около 100 тысяч рублей. В ноябре комбинат снизил бы её до величины, меньшей порогового значения для подачи иска. Но в октябре дело о банкротстве возбудили!
И вскоре был назначен внешний управляющий. Сперва это был сотрудник Оренбургского госуниверситета, а затем Татьяна Мануиловна Ерёменко – руководитель территориального отделения федеральной службы по делам о несостоятельности по Оренбургской области(учёный вдруг заболел).
Любопытно, что Ерёменко не имеет даже квалификационного аттестата временного управляющего и может быть таковым назначена лишь в том случае, если нет других свободных временных управляющих. А таковых в реестре арбитражного суда около тридцати.
Далее под предлогом, что Король препятствует Ерёменко в исполнении её обязанностей внешнего управляющего и проводит при этом собрания акционеров, Татьяна Мануиловна добивается определения суда об отстранении Короля от обязанностей гендиректора и назначении на это место её.
Решение это на первый взгляд непродуманное. Ведь Татьяна Мануиловна не металлург и никогда не руководила многотысячным коллективом. Да и медно-серный комбинат еёе не слишком интересует. Достаточно сказать, что 29 декабря на заседании арбитражного суда она призналась:
– Я не знаю, до скольки работает это предприятие!
Заметим, что к этому времени Ерёменко уже неделю (!) числилась и.о. генерального директора. Но если такой директор не может или не хочет управлять предприятием, то это должен делать кто-то другой. И этот кто-то – Сергей Валентинович Макаров, руководитель швейцарской фирмы. Именно с ним Еремёнко пыталась захватить комбинат 12 января, именно его рукой были написаны проекты приказов и.о. генерального (они остались в заводоуправлении комбината после выдворения непрошеных гостей).
Кстати, одним из пунктов первого приказа Ерёменко было требование предоставить ей реестр акционеров. Зачем он нужен судебному назначенцу – неизвестно. На наш взгляд, тут больше подошёл бы реестр кредиторов!
И ещё. Согласно арбитражно-процессуальному кодексу, все решения вступают в силу через тридцать дней после их принятия, если они не обжалованы. Если обжалование состоялось, то всё происходит после прохождения апелляционной инстанции. Апелляция назначена на 25 января, но председатель арбитражного суда В. Семёнов уже подтвердил полномочия Ерёменко.
В общем, все интересно. И особенно интересно то, что в противниках комбината и Короля враз оказались таможня, «Межрегионгаз», прокуратура, милиция, суды, отделения по банкротству. Согласитесь, что такое просто так не случается. Похоже, что за всем этим должен стоять кто-то из высших иерархов области.

Под «ковром»

Что до самого Короля, то он просто убеждён, что основная причина нелюбви к нему со стороны власти – это его способность рассказать о махинациях «Новотроицк-банка», «Орфина» и внебюджетного фонда с акциями РАО «Газпром». Вот что услышали журналисты по этому поводу на пресс-конференции 25 декабря:
– Я был просто возмущён, когда на Законодательном Собрании услышал, что купля-продажа акций «Газпрома» была названа благотворительной помощью внебюджетному фонду. Суть в том, что 18 млн акций были неофициальными активами банка и они были проданы внебюджетному фонду. Но в фонде этих акций… не оказалось. Позже, когда депутаты подняли шум, 9,5 млн акций нашлось, а 8,5 млн до сих пор неизвестно где.
В частной беседе Юрий Александрович назвал даже имена чиновников, в карманах которых эти ценные бумаги осели. Поверьте, что их знает практически каждый оренбуржец, но пока они у власти – вряд ли кто-то решится устроить в отношении них хоть какую-нибудь проверку.
Скажем лишь, что по мнению Юрия Короля, руководитель внебюджетного фонда Александр Зеленцов пошёл на то, чтобы депутаты выразили ему недоверие, дабы мятежный Король не попал на трибуну Законодательного собрания. Но это уже совсем другая история.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Вечерний Оренбург» № 04 от 21 января 1999 года.
Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх