Рождение Короля

Слово дилетанта
2 мая 2014
КНИГИ, Прожектор оренбургской Перестройки, Экономика

Предыдущая статья:

Юрий-Король-на-ММСКВ 1988 году тогдашний заместитель председателя облисполкома Александр Иванович Зеленцов заметил на «Южуралникеле» молодого, но амбициозного инженера. Звали его Юрий Александрович Король. Была в нем какая-то неистребимая энергия, желание сделать больше и лучше других. Наверное, поэтому Александр Иванович поспособствовал назначению Короля главным инженером Медногорского медно-серного комбината.

И Король доказал правильность выбора. Уже через полгода он становится генеральным директором. А затем под его руководством началась грандиозная реконструкция комбината, которую семь лет все активно поддерживали. Но сейчас тот же Зеленцов говорит совсем по-другому:
– Я всем говорил, что Король много сделал и для Медногорска, и для комбината. Но с некоторых пор Юрий Александрович начал хамить, наглеть и рвать всю схему. И этим губит комбинат.
Город Медногорск поставлен сейчас на грань выживания. Оставшийся реально единственным градообразующим предприятием, медно-серный комбинат пытаются обанкротить. Другое крупное предприятие – «Урал­электромотор» – фактически бездействует. При этом город занимает первое место в Оренбургской области по онкологическим заболеваниям и детской смертности. При населении в 34 тысячи человек в 1996 году в Медногорске родилось 302 ребенка, а в 1997 – 269. В те же годы умерло соответственно 511 и 514 человек. То есть смертность превысила рождаемость почти в два раза!
Есть в этой скорбной статистике немалая доля вины и медно-серного комбината. Пущенный в 1939 году, он был предназначен в основном для получения серы (медь шла попутно). Вся технологическая цепочка была ориентирована на руду Блявинского месторождения. Но к 1972 году его запасы иссякли. Зато в то время активно заработал Гайский ГОК. А в гайской руде присутствует повышенное содержание мышьяка, свинца и цинка. Эти элементы тоже можно было извлекать, но после реконструкции комбината. Заниматься этим тогда не стали. В результате цинк «сжег» фильтры, и пыль забила оборудование. Его стали промывать водой, от которой оборудование просто разрушалось.
Таким образом, с 1980 года комбинат начал работать исключительно «на трубу», то есть пыль вылетала в атмосферу без очистки вредных выбросов (до 360 тонн в год). Ситуация дошла до того, что экологи выписывали миллионные штрафы и даже предписания о закрытии комбината (официально они не отменены до сих пор). Так что совсем не случайно, что Правительство РФ в 1988 году приняло решение о реконструкции комбината. При этом учитывалось то обстоятельство, что возле Медногорска имеется несколько медных месторождений (малые транспортные расходы) и источник дешёвой электроэнергии (Ириклинская ГРЭС).
Но даже при всех этих условиях далеко не каждый согласился бы восстанавливать напрочь разгромленный комбинат. Тем более, что, несмотря на федеральную программу реконструкции, у российского правительства денег на это не нашлось. При оценочной стоимости программы в 160 млн долларов на предприятие поступило… 32 тысячи рублей. В 1989 году на них построили один подъезд пятиэтажного дома. Но молодого директора это не смутило. Похоже, что Юрий Король решил возродить комбинат невзирая ни на что. Он использовал любые формы работы, даже политические и граничащие с криминалом. При этом чётко осознавал, что хозяин рудной базы Оренбуржья является одновременно и хозяином всех медных заводов Урала. Два последних обстоятельства плюс неуравновешенный характер Короля сыграют для него в будущем плохую службу.
Но об этом мы расскажем позже, а в 1989-м Юрий Александрович круто, в духе коммунистов тридцатых годов, взялся за дело. Главное для него были даже не люди (хотя бесплатное жильё для работников комбината строится до сих пор), а восстановление завода. Для этого директор и сам вкалывал за десятерых и от других требовал того же. Не все выдержали такой темп, некоторых пришлось заменить, и они, естественно, были недовольны.
Зато комбинат стал потихоньку оживать. И оценивали это не только в области. В мае 1995-го правительственную телеграмму прислал премьер-министр Виктор Черномырдин. В ней говорилось, что «в короткие сроки на комбинате введён в строй целый ряд новых объектов, полностью отвечающих современным технологическим и экологическим требованиям, а предстоящий в эти дни пуск в промышленную эксплуатацию единственного в стране автогенного агрегата горизонтального типа для выплавки черновой меди – событие не только для Вашего предприятия, но и для всей отечественной металлургии».
Помимо этого были построены брикетная фабрика, новые электрофильтры, новые конверторы, а год назад был пущен цех электролиза. В дальнейшем планируется создать шламовый участок и аффинаж, то есть выделение свинца, кадмия, цинка, висмута, золота и серебра. Всё это, между прочим, уже сверх той программы, которую утвердило правительство.

«Мавр сделал своё дело…»

И вот когда Король начал строить цех электролиза – у комбината начались проблемы. Так, с 1990-го по 1996 год комбинат имел полную загрузку. Но затем Медногорский комбинат стал исчезать из Указов Президента РФ, разрешающих работать по толлинговым схемам (переработка сырья из-за рубежа, в основном из Монголии), а также перерабатывать «черновую» медь за рубежом. В результате первое полугодие 1997 года загрузка комбината не превышала 10 процентов, убытки исчислялись миллиардами рублей.
Но тем не менее Король не прекратил реконструкцию. Именно в этот год заработал электролиз. Так на какие средства велась реконструкция? Вот что говорит по этому поводу исполнительный директор фирмы «Имкор АГ» член Совета директоров комбината Сергей Макаров.
– Прибыли в 1997 году не было. Но был согласован титульный список строительства на 23 млн рублей, исходя из прогнозной прибыли, и генеральный директор получил возможность тратить деньги. В результате кредиторская задолженность возросла на 30 млн рублей. То есть были взяты чужие деньги и вложены в строительство. Точно такая же история повторилась в 1998 году. Титульный список строительства был согласован на 4 млн долларов. Прогнозно было заложено производство 30 тысяч тонн меди. В действительности комбинат выплавил 7 тысяч тонн, а кредиторка возросла до 140 млн рублей. То есть проводится политика существования за чужой счет.
Меж тем Юрий Король везде говорит, что фирмы «Рознамин АБ» и «Имкор АГ» украли у комбината 10 млн долларов (невозврат продукции из-за рубежа и подделка анализов содержания золота и серебра в «черновой» меди). Однако подобные утверждения Юрия Александровича вызывают серьёзные сомнения. Ведь тот же человек на заседании арбитражного суда
29 декабря признал задолженность ММСК в 6 млн 849 тысяч долларов перед… «Рознамином АБ». А тот же Сергей Макаров утверждает, что задолженность «Рознамина АБ» действительно была, но затем была компенсирована поставками монгольского концентрата.
Теперь же, по словам Макарова, желание Короля расплатиться с «Рознамином» есть не что иное, как движение в сторону криминала. Но зная генерального директора, можно предположить, что подобные заявления его не остановят. Если Король решит, что отдать криминальные долги выгодно для комбината – он так и сделает! Да и не он один. Как мы знаем по выступлениям депутатов Законодательного собрания, то же самое сделал «Южуралникель». Причем не из собственных средств, а из денег внебюджетного фонда Оренбургской области!
Что до криминала, то Королю с этим явлением пришлось познакомиться, находясь в следственном изоляторе Оренбурга. Об этом читайте в следующем номере.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Вечерний Оренбург» № 03 от 14 января 1999 года.
Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх