Бугурусланский Покровский женский монастырь

Бугурусланский Покровский женский монастырь

Бугурусланский Покровский женский монастырь

Покровский женский монастырь в уездном городе Бугуруслане Самарской губернии был основан в 1860 году. В то время Бугурусланский уезд занимал площадь в 15 905 квадратных вёрст (1,8 млн га) при населении в 230 тысяч человек. Население уезда духовно окормлялось в храмах, которых на территории уезда насчитывалось около семидесяти. Однако при такой статистике в уезде не было своего монастыря, ни мужского, ни женского, о чём очень сожалели многие благочестивые граждане. Стремясь к монашескому образу жизни, некоторые из них с великой верой и ревностью предпринимали попытки к зарождению в Бугуруслане православной обители.
Так, в июле 1858 года вдова из дворян Марья Васильевна Марехина обратилась в Бугурусланскую городскую ратушу с просьбой продать и утвердить за нею пустопорожние дворовые усадебные места под строительство женской обители, но покупка у неё не состоялась. Благотворившая устраиваемым иноческим обителям края помещица, вдова капитана Анна Ивановна Путилова предложила выкупить дворовые места, но и у неё сделка не совершилась.
Тогда в дело вступила вдова коллежского советника Елизавета Ермолаевна Ягодинская (в девичестве Пополутова), пожертвовавшая значительную сумму денег в общину. Ягодинская купила в Бугуруслане на Набережной улице, близ реки Кинель, два деревянных дома с флигелем, а её брат, местный помещик штаб-ротмистр Дмитрий Ермолаевич Пополутов, приобрёл смежное с приобретёнными сестрой домами каменное здание дворянского собрания с надворными постройками. Все три дома они пожертвовали общине. В каменном, лучшем из пожертвованных домов, была устроена домовая тёплая церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».
В 1860 году 14 (27) августа после Литургии был прочитан указ Святейшего Синода об открытии общины на правах женских православных обителей и совершён благодарственный Богу молебен с коленопреклонением (фактически женская община в Бугуруслане существовала с 1858 года).
Начальницей общины по общему желанию предназначалось определить Путилову, известную по своей благочестивой жизни и деятельному участию в устроении судеб келейниц северо-западной части Оренбуржья (в те годы причисленной к Самарской губернии).
Сама Путилова устранилась от попечительства этой общины, а просила направить сюда из Самарского Иверского женского монастыря «опытную и благонадёжную для руководства и управления юной Бугурусланской общиной» сестру из дворян Феоктисту Леонтьеву с правом наместницы с тремя другими сёстрами для руководства разными послушаниями. Попечителем назначен благочинный Бугуруслана протоиерей Павел Любимов. Через полгода затянувшиеся разногласия в общине вынудили Феоктисту вернуться в монастырь. Ягодинская была определена начальницей, но положение осложнялось её нежеланием посвятить себя иноческой жизни, а жить при общине независимо.
В 1861 году начальница, видя, что с увеличением числа сестёр и прихожан храм в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость» стал тесен, обратилась с прошением к правящему архиерею позволить ей построить каменную церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Не имея к тому достаточных средств, она также ходатайствовала перед архипастырем о выдаче книг для сбора пожертвований. Известно о семи сборных книгах, выданных общине в 1862 году сроком на один год для сбора средств, как по Самарской епархии, так и в Москве, Санкт-Петербурге, Сибири и в пределах всей Российской Империи.
В 1862 году начались работы по строительству храма, а через два года Ягодинская была отстранена от должности начальницы. Вместо неё была назначена инокиня Дорофея (Домника Петровна Зуева), благочинная Самарского Иверского женского монастыря, которая в короткое время дала обители мир и тишину. После постройки и освящения храма в 1867 году Дорофея была назначена настоятельницей Бузулукского Тихвинского женского монастыря с возведением в сан игумении.
На должность настоятельницы Бугурусланской общины была определена монахиня Раиса (Тейс). В 1871 году она была пострижена в мантию с именем Рахиль, а 1 (14) октября 1874 года посвящена в сан игумении.
9 (22) августа 1874 года община была возведена в степень монастыря (Бугурусланского Покровского женского) с обеспечением его 150 десятинами земли. Игумения Рахиль с усердием взялась за обустройство обители. Были перестроены помещения сестёр, число которых дошло до 140, поставлены три новых корпуса, в том числе один каменный, воздвигнута на каменном фундаменте вблизи главных ворот деревянная колокольня, устроены трапезная, просфорная, прачечная, больница, два колодца с питьевой водой, большой скотный двор. Обитель с восточной и северной сторон была обнесена каменной оградой высотой около сажени. Более четверти века длилось её настоятельство, из них неполных 20 лет игуменьей. За ревностное служение Церкви Божией игумения Рахиль была награждена золотым крестом от Святейшего Синода.
В 1894 году настоятельницей Бугурусланского Покровского женского монастыря была назначена казначея Бузулукского Тихвинского женского монастыря монахиня Ангелина (Анастасия Васильевна Хватова), возведённая 24 июня (7 июля) 1895 года в сан игумении. Под её руководством были приведены в порядок уже имеющиеся и построены новые монастырские строения. Старый игуменский дом за ветхостью был разобран, а на его месте построен каменный флигель для чтения Псалтири. Также были построены двухэтажный корпус для сестёр монастыря на 18 келий, одноэтажное каменное здание просфорни, трехэтажный корпус для рукодельной, трапезной, кухни, хлебной и квасной. Кроме того, выстроены монастырские службы, сооружена каменная стена вокруг монастыря. В 1898 году игумения Ангелина была награждена наперсным крестом. Скончалась она 14 (27) декабря 1902 года и была погребена в склепе ею построенного Троицкого храма под правым его приделом в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница» и святой праведной Ангелины Сербской.
25 февраля (10 марта) 1903 года настоятельницей обители была назначена монахиня Каллиста (Дария Гавриловна Засыпалова), казначея Самарского Иверского монастыря, поступившая в него в 1853 году. В сан игумении возведена 1 (14) марта 1903 года.
Монастырь к этому времени был уже достаточно обеспечен землёй, храмами и другими благами. При Каллисте был построен большой корпус для сестёр недалеко от входных ворот, напротив дома игумении, а также устроен колодезь для нужд монастыря вблизи церкви Покрова. Скончалась она 29 декабря 1912 (11 января 1913) года и была похоронена возле Троицкого храма. За ревностную службу Церкви Божией награждена наперсным крестом от Святейшего Синода 14 (27) апреля 1904 года.
После её смерти настоятельницей была назначена монахиня того же монастыря Апполинария (Акилина Феодоровна Злобина), родом из крестьян села Злобинка Бузулукского уезда. В Бугурусланскую обитель она поступила в 1860 году, в возрасте десяти лет. В 1884 году была пострижена в рясофор, в 1893 году в мантию, а 30 января (12 февраля) 1913 года назначена на должность настоятельницы. Возведена в сан игумении 17 февраля (2 марта) 1913 года. За отличное ревностное служение и благоукрашение Церкви Божией награждена золотым наперсным крестом от Святейшего Синода 2 (15) апреля 1915 года.
К 1916 году в монастыре значилось 239 насельниц, в том числе одна игумения, одна схимонахиня, 69 манатейных монахинь, 123 рясофорных монахинь и 45 указных послушниц. Для нужд монастыря сёстры обители занимались золотошвейным, белошвейным, портным, вязальным, ковёрным, переплётным и башмачным рукоделиями. Также они выполняли различные послушания: благочинной, казначеи, экономки, сборщицы, вратницы, церковницы, свечницы, звонарки, уставщицы, регентши, певчей, алтарницы, ризничной, больничной, огородницы, садовницы, коровницы, в игуменском доме, в псалтирной, в часовне, в трапезной, в просфорне, в пекарне, в квасной, на кухне, на чёрном дворе, на хуторе, на подворье в г. Самаре и в с. Абдулино и многие другие.
Игумения Серафима (Почеревина) стала последней настоятельницей Бугурусланского Покровского женского монастыря. Ей предстояло претерпеть тяжёлое иго гонений, обрушившихся на Православную Церковь, разгон сестёр монастыря и его закрытие. По ложным обвинениям игумения Серафима была арестована, осуждена и расстреляна в Самаре в 1938 году.
За всю историю существования монастыря в его стенах было четыре храма и одна часовня, выстроенная в северовосточном углу монастырской ограды в 1865 году. Первым храмом обители был каменный тёплый в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Он был устроен в 1860 году в пожертвованном доме дворянского собрания и освящён благочинным Любимовым 5 (18) сентября того же года. После перестройки вновь освящён 6 (19) октября 1866 года и 22 сентября (5 октября) 1877 года после случившегося здесь пожара. Храм имел в длину 10 саженей (21,3 м), в ширину 5 (10,7 м), в высоту 13 саженей (27,7 м). В храме была одна входная дверь с западной стороны, над которой размещались хоры. Иконостас был трехъярусный, окрашен кармином и украшен позолоченными колоннами и резьбой.
Второй храм каменный холодный трёхпрестольный в честь Покрова Божией Матери был заложен в 1862 году, построен и освящён 9(22) августа 1867 года. Правый его придел во имя святого благоверного князя Александра Невского, устроенный на пожертвования генерал-майора Александра Васильевича Поз(д)някова, освящён 26 августа (8 сентября) 1884 года, левый – во имя великомученика Пантелеимона, освящён 12 (25) июля 1887 года. Высота храма достигала 19 саженей (40,5 м), длина и ширина по 12 саженей (25,6 м). «В нём входных дверей три, окна помещаются по два в раз (спаренные, всего 16 окон) и почти под самою крышею, но так, что свет в обилии льётся в храм. Внутри храм опирается на колонны, соединённые арками вверху, на которых возвышается купол с фонарём. У западной стороны над входными дверями сделаны поместительные хоры, со входом на них у притвора. Иконостас в храме в четыре яруса, выкрашен кармином с вызолоченными колоннами и резьбою. Алтарь выкрашен небесного цвета краскою. Храм вообще благолепен». В 1869 году на территории обители была сооружена небольшая на каменном фундаменте деревянная колокольня, крытая железом. На ней колоколов было весом около 75 пудов (1,2 т). Отдельно от колокольни на подмостках висел колокол в 105 пудов (1,7 т). Половина средств на его покупку была пожертвована для вечного поминовения умершего купца Николая Косарева. В 1885 году с западной стороны Покровского храма была заложена каменная колокольня, завершена строительством в 1891 году. К тому времени для новой колокольни был приобретён колокол в 300 пудов (4,9 т), а вес всех колоколов доходил до 500 пудов (8,2 т).
Полукаменная церковь Рождества Иоанна Крестителя была обустроена при корпусе игумении после пожара в «Скорбященском» храме и освящена 3 (16) февраля 1877 года. В связи с постройкой нового храма в 1899 году она была упразднена.
В 1893 году Преосвященнейший Гурий, епископ Самарский и Ставропольский, совершил освящение места для постройки нового каменного трехпрестольного храма Живоначальной Троицы. Фундамент заложила игумения Рахиль, а постройка и благоукрашение возлегли на плечи новой игумении Ангелины. Строительство велось на средства благотворителя – екатеринбургского купца первой гильдии Михаила Фёдоровича Рожнова. Освящение храма состоялось в феврале 1899 года: главный придел во имя Святой Троицы и святого благоверного князя Михаила Черниговского – 7 (20), правый придел иконы Божией Матери «Скоропослушница» и преподобной Ангелины, княгини Сербской – 8 (21), левый – святителей Митрофана Воронежского, Тихона Задонского, Гурия Казанского и Феодосия Черниговского – 9 (22) числа. Храм вышел величественный, с семнадцатью главами и позолоченными на них крестами. Его внутреннее пространство освещалось 32 окнами разной величины, «все три иконостаса поставлены в ряд, иконы живописныя весьма хорошей работы и писаны в Екатеринбургском женском монастыре, всё дерево в иконостасе и резьба сплошь покрыты лучшим золотом. Стоимость трёх иконостасов простирается до 20 000 рублей. Все три престола изготовлены также в Екатеринбурге. Церковная утварь: три дарохранительницы, большое Евангелие, потир со всеми принадлежностями, три паникадила, три семисвечника и все нужные подсвечники со свечами куплены в Москве». На возведение и обустройство храма М.Ф.Рожнов пожертвовал более 80 тысяч рублей.

Главный храм Покровского женского монастыря

Главный храм Покровского женского монастыря

При монастыре на 1913 год значились следующие строения: деревянный дом игумении на каменном фундаменте, трехэтажный корпус (кухня, трапезная, хлебная, квасная, рукодельная и келии), двухэтажный деревянный корпус на 26 келий, другой двухэтажный корпус с кельями, корпус рукодельни с кельями, церковно-приходское училище, каменная просфорня, больница, каменный флигель для чтения псалтири и ещё шесть корпусов с кельями для размещения сестёр монастыря. Кроме того, имелось помещение для приходящих богомольцев и работников, несколько конюшен и каретников, баня, прачечная и другие постройки. С 1893 года в юго-западной части монастыря было устроено кладбище, до этого времени умерших насельниц погребали на общественном кладбище. Рядом с монастырём находились три дома для монастырского причта (двух священников и диакона) с погребами, хлевами, амбарами, каретниками и конюшней. У обители было два подворья. Одно находилось в Самаре на улице Уральской (ныне Братьев Коростелёвых) вблизи Покровского собора, где в 1879 году был построен двухэтажный дом с конюшней, каретником, амбаром и двумя погребами. Второе подворье находилось в с. Абдулино, в усадьбе, пожертвованной купцом Савельевым.
В монастырских храмах было много православных святынь. Со всего уезда и из-за его пределов с верою и надеждою стекались к ним богомольцы, ища помощи и заступничества святых угодников. По их вере и молитвам от святынь происходили многочисленные чудеса и исцеления. Особо почитались в бугурусланской обители:
• Крест сребропозлащённый с мощами святителя Василия Великого, пожертвован дворянином Николаем Матвеевичем Шестаковым и его женой Юлией Григорьевной, урождённой княжной Чегодаевой, в 1860 году.
• Крест сребропозлащённый с мощами святых – святителя Митрофана Воронежского, преподобного Феодосия Тотемского, преподобного Сергия Радонежского, святой великомученицы Варвары, Алексия, человека Божия, и святого апостола Петра, принесён в дар обители дворянином Сергием Васильевичем Филипповым в 1867 году.
• Крест сребропозлащённый с мощами святых князя Петра и княгини Февронии, Муромских чудотворцев, и святой великомученицы Варвары, приобретён настоятельницей Рахилью у чиновника г. Бугуруслана Михаила Акинфиевича Лореттова в 1872 году.
• Крест серебряный с мощами святителя и чудотворца Казанского Варсонофия, пожертвован игуменье Рахили настоятелем Макарьевской пустыни г. Казани иеромонахом Варсонофием в 1881 году, а ему подарен Преосвященным Казанским Антонием (Амфитеатровым).
• Крест сребропозлащённый с тремя частицами Честного Животворящаго Древа Креста Господня и святых мощей святого Иоанна Предтечи, апостола Андрея Первозванного, св. великомученика и целителя Пантелеимона, священномученика Ермолая, св. великомученика Меркурия, св. Григория Арменского и св. мученицы Фотины Самаряныни, прислан из Русского Андреевского скита Горы Афонской в дар игуменье Рахили с сёстрами в 1888 году.
• Икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Этой иконой благословил обитель епископ Самарский Феофил (Надеждин) при её открытии в 1860 году. Для иконы была изготовлена сребропозлащённая риза с венцами.
• Точный список Табынской иконы Божией Матери был пожертвован обители бугурусланским купцом Цынговатовым после того, как в 1860 году по молитве пред этой иконой он получил исцеление от тяжкой болезни.
• Икона преподобного Сергия Радонежского прислана в Бугурусланскую обитель игуменьей Свияжского женского монастыря Казанской губернии Каллистой в 1869 году. Она являлась точным списком чудотворной иконы, которая была принесена и пожертвована в женский Свияжский монастырь царём Иоанном Васильевичем Грозным во время взятия Казани в 1552 году.
• Икона Божией Матери «Скоропослушница» была пожертвована монастырю с Афона в 1870 году. Особо чтили этот образ в Бугуруслане по поводу избавления города от холеры. Во время эпидемии жители вносили икону в свои дома. В храме эта икона находилась в отдельном иконостасе, перед ней постоянно теплилась неугасимая лампада. На неё была изготовлена сребропозлащённая полуриза. Кроме того, икона была украшена жемчугом, бриллиантами, рубинами, сапфирами, топазами и другими камнями (стоимостью в 600 рублей).
• Икона Божией Матери, именуемая «Взыскание погибших», передана в благословение монастырю епископом Герасимом в 1877 году.
• Икона святого великомученика Пантелеимона была написана по просьбе игумении Рахили на Святой Горе Афон в Русском Свято-Андреевском скиту монахом Смарагдом в 1882 году. В икону была вложена частица мощей святого великомученика Пантелеимона. На икону была сделана сребропозлащенная риза с эмалированным украшением, весом в 834 золотника (на сумму 708 рублей 90 копеек).
• Икона святого великомученика Иоанна Воина, писанная в селе Палех Владимирской губернии художником Василием Белоусовым, приобретена игуменией Рахилью в 1883 году.
• Икона Божией Матери «Достойно есть» пожертвована из села Воскресенка Новоузенского уезда Самарской губернии Иоанном Васильевичем Петровым в 1896 году.
• Икона Божией Матери «Албазинская», именуемая «Слово – плоть бысть», список с чудотворной иконы, известной с 1665 года и находившейся в г. Благовещенске Амурского края. Икона эта пожертвована епископом Самарским Гурием в благословение игумении Ангелине с сёстрами в 1898 году.
• Икона Божией Матери «Абалацкая-Знамение», список с чудотворной иконы, известной с середины XVII века и находившейся в г. Тобольске.
• Икона Божией Матери «Млекопитательница» прислана в дар игуменье Ангелине с сёстрами из Ильинского скита Афонской Горы.
• Список с чудотворной иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», находящейся в Тихвинской часовне у стеклянного завода в Санкт-Петербурге, где в 1888 году произошло следующее событие: в часовню, где находилась икона, ударила молния, которая обожгла внутренние стены и другие иконы. При этом образ не только не пострадал, но, напротив, обновился, а из разбитой кружки в разных местах к нему прикрепились двенадцать монет, после чего её стали именовать «с грошиками». Икона пожертвована Флегонтовым.
Бугурусланский Покровский женский монастырь обладал обширными земельными угодьями, которые были предоставлены министерством государственных имуществ, а также пожертвованы частными лицами в вечное владение. К 1915 году монастырь имел около одной тысячи десятин (более 1000 га) земли, на которой сеяли хлеба, косили сено, пасли скот. Отведённый обители казённый лес использовался для отопления монастырских зданий. У монастыря было два хутора, где сосредотачивалось всё полевое хозяйство, хранились все необходимые земледельческие орудия и хлебные запасы, собираемые с полей. Один из них располагался у Кинельских гор в восьми верстах от города между селениями Красноярка и Завьяловка. На этом хуторе в 1913 году имелось четыре деревянных дома, баня, два ледника, два амбара, всё крыто железом, летняя деревянная пекарня, крытая соломой, залитая глиной, скотная изба с погребом, выложенным внутри камнем, омшаник для зимовки пчёл, молотильный плетнёвый сарай – рига. Баня и летняя пекарня первоначально размещались в землянках. Все строения были обнесены плетнёвыми на столбах сараями для скота, крыты соломой. Здесь был разведены фруктовый и ягодный сады. В 1884 году на этом хуторе хозяйственным способом был устроен кирпичный завод для устройства каменной ограды и строительства колокольни: «выделка кирпича производится до 150 тысяч и более…». В 1888 году значится: «заготовлено на собственных заводах 206 600 штук» кирпича.
Другой монастырский хутор находился в 20 верстах от города при селе Наумовка. Этот участок земли в 550 десятин был пожертвован надворным советником Николаем Александровичем Тихомировым в 1901 году. На нём находилось: четыре деревянных дома, баня, четыре амбара, овчарня, погреба, всё крыто железом, а также летняя пекарня на берегу пруда, три конюшни и сараи для скота. Двор был обнесён рубленным из брёвен забором.
В 1881 году на монастырских угодьях было засеяно хлебом 37 десятин (ок. 40 га) земли, собрано 4760 пудов (80 т), с лугов заготовлено 508 возов сена весом в 8 тысяч пудов (131 т), да ещё получено 54 воза весом в 800 пудов (13 т) пожертвованного. Пчёл на даче имелось 60 ульев, монастырского скота – коров 24, телят 25, в том числе тёлок 12, быков для пашни 6, рабочих лошадей 18, маток 11, жеребят 5 голов. Кроме того, в монастыре содержались три выездные лошади. Полевые работы производились наёмными рабочими, частично самими сёстрами. В 1913 году хлебом была засеяна 141 десятина (154 га) земли, собрано 7180 пудов (117,6 т). Скота значилось – лошадей 40, жеребят больших и малых 22, коров 30, телят больших и малых 21, быков рабочих 30, пчёл имелось 45 ульев.
В трудах и молитве пребывали насельницы монастыря, выполняя каждая своё послушание, исполняя данные Богу обеты. Они заботились о процветании обители, о благоукрашении храмов, о чистоте своих душ. Вместе с тем православный народ искал и обретал в монастыре пищу духовную, без которой человек погружается в свой мир – мир злобы, лжи, вражды и братоубийства.
Смена государственного режима в 1917 году остановила жизнь монастыря, стала точкой обратного отсчёта его существования. Новая безбожная власть презрительно и крайне негативно относилась к обители, называя её «осиным гнездом контрреволюции», а её насельниц неблагонадёжными элементами. У последних ещё теплилась надежда, что всё происходящее является временным явлением, которое скоро пройдёт и будет всё по-прежнему. Власть в Бугуруслане несколько раз переходила из рук в руки перед тем, как Советы окончательно укрепили свои позиции. Но несмотря на напряжённую обстановку первые годы новой власти прошли для обители относительно спокойно, по крайней мере, монастырь жил своей уединённой жизнью. Толстые монастырские стены пока ещё оберегали насельниц.
Положение изменилось весной 1922 года, когда в монастыре был произведён обыск, окончившийся изъятием церковных ценностей. Игумения Серафима была арестована и несколько месяцев провела в заключении. Видимо, в это же время было принято решение о выселении насельниц монастыря, но они всё же продолжали здесь проживать. В конце марта 1924 года бугурусланское отделение местного хозяйства обратилось с запросом в уездную милицию: «почему не произведено Вами выселение из женского монастыря неблагонадёжных элементов?».
3 июля 1924 года самарский губернский исполком постановил: «разрешить дальнейшее плановое выселение из корпусов женского монастыря нетрудового элемента». Неизвестно, как долго продолжался этот процесс, тем не менее, это совершилось, монастырь был закрыт. Его строения обращены в студенческие общежития, обитель стала именоваться студенческим или «красным городком». Монастырские храмы между тем продолжали действовать. При них были созданы общины верующих. Так в 1927 году Троицкий храм был по договору передан церковной общине в пользование, а уже 27 октября 1929 года горсовет постановил его закрыть, имущество реализовать, здание использовать для размещения культурно-просветительских учреждений: библиотеки, клуба безбожников, краеведческого музея или других организаций. В дальнейшем храм был разрушен.
Второй монастырский храм по договору от 16 июня 1928 года был передан другой общине верующих. Известно, что в 1929 году здесь ежедневно совершались богослужения.
17 февраля следующего года Бугурусланский окружной исполком принял постановление о снятии со всех городских церквей колоколов. На это приходской совет заявлением от 7 марта обратился к горсовету с просьбой оставить при храме один из колоколов. Прошения верующих были напрасными, все колокола были сброшены с колокольни, при этом произошло частичное её обрушение. Но и после этого церковная община ходатайствовала перед горсоветом о возвращении колоколов, на что председатель горсовета Бесков дал своё заключение, что он «ни в ком случае не находит возможным возвращение колоколов церкви».
Вскоре, 29 декабря 1932 года горсовет рассматривал вопрос и о закрытии самого Покровского храма, так как он «находится среди студенческого городка в центре общежитий учащихся и культурно-просветительных учреждений». Усилиями и молитвами священноначалия и прихожан храм некоторое время продолжал действовать. И всё же, постановлением Бугурусланского райисполкома от 7 апреля 1936 года за №266, Покровская церковь была закрыта. 16 апреля был произведён осмотр здания для переоборудования его под клуб и составлен акт осмотра. Для этой цели было предложено снять колокольню и купола, сделать кровлю на четыре ската, пробить дополнительные окна в стенах, сделать два межэтажных перекрытия и другое. Стоимость этих работ оценивалась в 200 тысяч рублей. На момент закрытия в храме по описи церковного имущества от 5 мая 1936 года находилось более 200 икон: «в больших киотах 19, в малых киотах и без рам 192».
В Покровском храме в те годы размещалась кафедра Бугурусланского епископа, викария Оренбургской (до 1927 года Самарской) епархии Русской Православной Церкви. На 1936 год здесь состоял епископом Ираклий (Попов, 1875 г.р.), священниками Пётр Архангельский (1880 г.р.) и Александр Соколов (1885 г.р.), протодиаконом Василий Разинкин (1890 г.р.).
В 1937 году Покровская церковь каким-то образом всё ещё действовала – 23 августа горсовет обязал общину выполнить ремонт здания, а 26 марта 1938 года он же принял решение о закрытии церкви. Постановлением исполкома Чкаловского облсовета от 22 ноября 1940 года за №2027 решение Бугурусланского горсовета было окончательно утверждено. Церковное имущество разрешалось передать в государственный фонд, а освободившиеся помещения использовать для проведения культурных мероприятий. Уже через полгода решением Бугурусланского исполкома от 31 мая 1941 года за №199 здание Покровской церкви «в связи с наличием строительно-ремонтных работ по социально-культурным и бытовым учреждениям» было передано на слом.
Так трагически сложилась судьба Бугурусланского Покровского женского монастыря. Постепенно его территория освобождалась от старых построек, на их месте возводились новые. Впервые в городе здесь были построены 9-ти этажные дома. Порядка 90 лет прошло с момента закрытия монастыря, но и сейчас некоторые строения напоминают о его существовании. До наших дней сохранился дом игумении (ул. Гая, 3 по документам «здание просвирочной»), двухэтажное здание монашеских келий (ул. Фрунзе, 66) и «Скорбященская» церковь (ул. Гая, 1), которая, по усмотрению собственника, в 2010 году была перестроена и потеряла характерные для храма очертания. Из всего перечисленного «здание просвирочной» является объектом культурного наследия.

Автор: А.М. Сладков

Приведено по материалам издания:
Оренбуржье православное: история и современность. – Оренбург, 2014.

На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх