Георгиевский собор: «По внешнему виду не оставляет желать лучшего»

Слово дилетанта
19 мая 2015
История храмов, Православие, Храмы Оренбурга

Предыдущая статья:

Войсковой Георгиевский собор

Войсковой Георгиевский собор

115 лет назад на оренбургский Георгиевский собор был поднят новый колокол.

«Тщанием приходских казаков…»

Один из выдающихся представителей оренбургского казачества С.Н. Севастьянов на рубеже ХIХ и ХХ веков писал: «Что касается прошлого войскового Георгиевского собора (находился над поймой Урала к югу от улицы Пугачёвской и к западу от геометрического продолжения улицы Маршала Жукова.Т.С.), то собор представляет один из древнейших и драгоценных памятников войсковой старины, как почти современник возникновения в крепости Оренбург (на месте его настоящего расположения) ядра Оренбургского казачьего войска.
Георгиевский собор или прежняя приходская градооренбургская Георгиевская церковь (возведённая в 1891 году в степень собора), согласно желанию войсковых чинов и ходатайству войскового начальства, построена 25 июня 1756 года «тщанием приходских казаков и по вычету из жалованья по приказу Неплюева» — однопрестольная, со сводами каменными и колокольней, что по тем временам считалось постройкой выдающейся.
До населения в Форштадте, или «загородной казачьей слободе», крещённых калмык, переселившихся в Оренбург в 1746 году, жители слободы принадлежали к приходу казачьей церкви во имя святого Чудотворца Николая (в 1847 году на месте прежней сгоревшей Николаевской церкви построен польский костёл). Со времени же поселения калмык в Форштадте была построена новая церковь во имя святого Георгия Победоносца.
Во время страшного пожара в Оренбурге, происшедшего в 1786 году, жертвой которого сделались многие церкви, и в том числе Николаевская, церковные принадлежности и ризница Николаевской церкви были переданы в Георгиевскую церковь. Приход и причт Николаевской церкви официально существовали до 1793 года, когда были упразднены, а все казаки, как проживающие в самом городе, так и в Форштадте, были приписаны к приходу Георгиевской церкви, почему приход этот был самым значительным в Оренбурге и насчитывал в 1798 году 437 дворов, или 1748 душ мужского пола».
Очень подробно Сергеем Никоноровичем описана судьба церковного убранства: «В 1773 году во время «народного замешательства» Георгиевская церковь потерпела страшное поругание от сообщников Пугачёва: святые иконы были ободраны, напрестольное одеяние разорвано в лоскутья, бумаги и указы церковные сожжены, храм превращён в стойло для лошадей, а с церковной паперти и колокольни стреляли из пушек. Пугачёв подступил к Оренбургу 5 октября 1773 года, а ещё раньше ввиду появления передовых его партий военный губернатор И.А. Рейнсдорп приказал выжечь весь Форштадт, а казаков переселить в город. Тогда же был перенесён иконостас Георгиевской церкви в одну из городских церквей.
Только в 1791 году по благословению архиепископа Казанского и Свияжского Амвросия Георгиевская церковь была поновлена и освящена 18 июля 1791 года, в неё перенесён прежний иконостас. В 1865-67 гг. благодаря заботам протоиерея Симеона Васильевича Циркулинского Георгиевская церковь была капитально ремонтирована, расписана внутри. Для церкви приобретён колокол, перелитый из двух разбитых колоколов весом в 83 пуда 16 фунтов, а окна храма ограждены железными решётками».

«Везли: и мужчины, и женщины, и ребятишки»

Перед приездом в Оренбург наследника российского престола будущего императора Николая II летом 1891 года местных жителей известили: «С благословения Его Преосвященства Преосвященнейшего Макария, епископа Оренбургского и Уральского, Попечительный комитет, окончив с Божией помощью работы по исправлению и обновлению церкви во имя Святого Великомученика и Победоносца Георгия в Оренбургской станице (т.е. Форштадте. – Т.С.), имеет честь довести до всеобщего сведения, что в воскресенье, 14 июля, имеет быть малое освящение означенной церкви, а затем после божественной литургии и благодарственного Господу Богу молебствия будет совершён подъём приобретённого комитетом для Георгиевского храма нового колокола. Извещая о сём всерадостном событии, Попечительский комитет покорнейше просит боголюбивых христиан пожаловать в этот день в Георгиевскую церковь для участия в соединённой молитве при освящении обновлённого храма и поднятия колокола».
Но прихожане продолжали мечтать о более значительном по весу колоколе, в 1894 году был объявлен сбор необходимых для этого средств. Через пять лет, в начале 1899 года, один из граждан губернского центра свидетельствовал: «В воскресенье, 3 января, состоялась перевозка с вокзала железной дороги нового колокола для Оренбургского войскового Георгиевского собора. К 2-м часам дня прихожане Георгиевской и Никольской церквей собрались на товарной станции. Дружными усилиями колокол поставлен на особо устроенную раму с полозьями, к которой были укреплены канаты. Везти колокол прихожане пожелали на себе, но народу собралось не особенно много, а колокол в 316 пудов 20 фунтов весом, да и путь не близок, однако с Божией помощью колокол был сдвинут с места и пошёл так легко и ходко, чего сначала не ожидали… На пути набралось народу ещё больше – везли, кто мог: и мужчины, и женщины, и ребятишки. Проследовав по Большой улице (ныне ул. Советская.Т.С.), колокол свернул на Институтскую (сейчас ул. Ленинская.Т.С.) и благополучно прибыл к Георгиевской церкви».
Корреспондент «Оренбургской газеты» делился впечатлениями: «По внешнему виду колокол не оставляет желать лучшего: он хорошо очищен и украшен изображениями Спасителя, Божией Матери, Георгия Победоносца и Иоанна Листвичника. Поверх этих священных изображений идёт надпись: «Благовествуй земле радость. Хвалите небеса Божию славу», а по нижнему краю колокола славянскими буквами (вязью) начертано: «Сей колокол отлит для оренбургского Георгиевского собора на средства прихожан и благотворением генерал-майора Ивана Васильевича Чернова в царствование Государя императора Николая II, при епископе Владимире». Несколько ниже: «Москва. Завода П.И. Финляндского. 316 пудов 20 фунтов». Ещё ниже изображены три государственных герба. Таким образом, к существующим колоколам присоединился новый колокол, более приличествующий современному положению Георгиевской церкви как войскового собора Оренбургского казачьего войска».

«Дело откладывалось за недостатком средств»

Затем сотрудник популярного периодического издания утверждал: «Действительно, самый большой колокол Георгиевского собора весит всего 83 пуда 16 фунтов. На нём имеется надпись: «Завода саратовских почётных граждан братьев Гуаковых в Бузулуке 1867 года августа с помощью Бога вылит сей колокол оренбургской Георгиевской церкви с благословением пресвященнейшего Митрофана, епископа Оренбургского и Уральского при священнике Симеоне Циркулинском и церковном старосте казаке Иване Богомолове». Другой колокол в 40 пудов с надписью: «Вылит сей колокол в Москве в заводе А.Д. Финдяндского», третий колокол — в 7 п. 20 ф., четвёртый — в 4 п. 22 ф., остальные три — по 1 п. 20 ф. каждый.
Приобретение нового колокола для войскового собора было задумано ещё со времени переименования в 1891 году Георгиевской церкви в войсковой собор согласно постановлению представителей войска от 15 апреля 1891 года, но дело откладывалось за недостатком средств. Тогда же поднят вопрос и о постройке более высокой колокольни, но порешили оставить собор в том виде, в каком он построен был ещё в 1856 году. Теперь с прибытием нового колокола вопрос этот следует снова поднять потому, что как бы звучен не был новый колокол, но, находясь на колокольне, которая гораздо ниже линии построек Форштадта, он будет терять свою звучность. По нашему мнению, постройка одного этажа на колокольне, в общем, не изменила бы нисколько характер постройки 1756 года. В 1894 году в октябре месяце с благословения преосвященнейшего Макария епископа Оренбургского и Бузулукского начат был кружечный сбор на сооружение нового колокола, и вот с Божией помощью заветное желание прихожан осуществилось – колокол прибыл!
Однако не вся ещё сумма оплачена заводу, но в добрых людях на Святой Руси недостатка нет, да и войско, надеемся, изыщет средства помочь прихожанам потому, что Георгиевская церковь есть не только станичная приходская, но в то же время войсковой собор. Впрочем, со стороны войска был уже сделан почин к увеличению церковных средств войскового собора – принятием, например, на счёт войска отопления церкви. Но за всем тем остаётся ещё немало удовлетворить нужд, дабы Георгиевская церковь была войсковым собором не по имени только, но и в действительности соответствовала бы своему назначению – быть войсковым собором для всего оренбургского войска.
Приобретение колокола, как удовлетворение одной из потребностей благолепия собора, ещё раз доказывает, что с помощью Божией и при добром желании делается возможным то, о чём в былые времена не могли и помышлять, а потому и осуществление указанных мероприятий есть дело не только крайне желательное, но и возможное».

«Рука жертвователей не оскудевает»

На первой странице «Оренбургской газеты» 110 лет назад опубликовано объявление: «В воскресенье, 7 февраля (19 февраля по новому стилю.Т.С.), после литургии в 12 часов дня в Войсковом Георгиевском соборе (Форштадт) имеет быть поднятие на колокольню большого нового колокола, о чём и сообщается благотворителям святых храмов и ревнителям о их благолепии».
Присутствовавший при этом оренбуржец позднее писал: «После литургии и молебна начался с колокольни призывный звон, приглашающий прихожан и ревнителей о храме к освящению нового колокола. К часу дня вся Георгиевская площадь была уже запружена народом. Несмотря на морозное утро, толпы терпеливо ждали. Наконец, вынесли святые иконы и хоругви. Колокол был окроплён святой водой.
Желающие поднять колокол были установлены около канатов. Предстояло выполнить нелёгкую задачу – ввезти колокол под своды колокольни, потому, что узкие тонкие пролёты наверху, где повешены колокола, не давали возможности поднять обычным путём большой колокол. Ввиду этого заранее своды колокольни были пробиты, и таким образом колокол должен был подниматься внутри колокольни. К счастью, это затруднение было преодолено: на блоках, через которые перекинуты были канаты и за которые тянул народ, колокол весьма быстро и легко поднят на колокольню и помещён в середине старых колоколов. Толпы народа обнажили головы и благоговейно творили крестное знамение и молитву. Честь и слава местному мастеру (кузнецу), преодолевшему все затруднения и умело распоряжавшемуся ходом работ!
После благополучного поднятия колокола отслужен соборным причтом благодарственный Господу Богу молебен с возглашением многолетия. Остаётся пожелать, чтобы на колоколе была сделана надпись, если не года отливки, то когда состоялось его поднятие, потому, что на заводе, где отлит колокол, год отливки не отмечен».
В заключение своего повествования о Георгиевском соборе Сергей Никанорович Севастьянов в 1900 году взывал к современникам: «По тесной связи своего исторического прошлого с историей возникновения оренбургского войска и казачьего корпуса в Оренбурге войсковой Георгиевский собор, несомненно, заслуживает самого глубокого внимания и горячего участия к достойному охранению и благолепию этого памятника войсковой старины. Рука жертвователей не оскудевает: без всякой помощи от войска приобретён был в 300 пудов колокол, а в нынешнем осуществлено расписание стен собора новой живописью. В сохранности памятников войсковой старины заключается залог прочной будущности казачества».
К сожалению, в 30-е годы ХХ века Георгиевский собор был разрушен…

Автор: Татьяна Судоргина, консультант комитета по делам архивов Оренбургской области

Приведено по материалам газеты:
Вечерний Оренбург № 11 от 19 марта 2009 года. – Оренбург, 2014.

На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх