Из истории Оренбургской епархии

Слово дилетанта
3 мая 2014
История, КНИГИ, Оренбургская епархия, Православие, Святые оренбургские места

Следующая статья:

Карта Оренбургской губернии и Оренбургской области

Карта Оренбургской губернии и Оренбургской области

Город Оренбург был основан 19 (30) апреля 1743 года, при императрице Анне Иоанновне. До этого его дважды закладывали в других мес­тах. Первый раз специальная экспе­диция, называвшаяся в целях обес­печения секретности «известной», заложила Оренбург у впадения реки Орь в Яик 31 августа (11 сентября) 1735 года. Начальником её был инициатор ос­воения края обер-секретарь Сената И. К. Кирилов.

Об этой экспеди­ции стоит сказать особо. Начальник её был наделён широкими военно-политическими, административными и экономическими правами. 10 нояб­ря 1734 года экспедиция прибыла в Уфу. В составе её находились 130 офицеров, 3500 солдат, строители, купцы, канцеляристы, специалисты по горному делу, учёные разных профессий, разведывавшие полезные ископаемые, проводившие географические и этнографические исследова­ния края, составлявшие карты и т.д.
В 30 – 50-е годы XVIII века было ос­новано 53 крепости, в том числе Оренбург, Орск, около 40 редутов и форпостов. Уже с лета 1738-го через эти поселения стала налаживаться караванная торговля со странами Востока.
Город по ряду причин сразу стро­ить не стали, но Оренбургом неко­торое время называли малую кре­пость, заложенную 15 (21) августа и предназначавшуюся для прикрытия будущего города с востока. Из этой крепости позже появился город Орск, точнее, так называемый «старый город». В 1737 году экспе­дицию переименовали в Оренбургс­кую комиссию, начальником которой в связи со смертью И.К. Кирилова был назначен известный админист­ративный деятель и учёный В.Н. Татищев. Он пришёл к заключению, что место для административного центра края неудобно, так как оно слишком удалено и «всё нужное к жительству получать туда принуж­дено с великим трудом и дороговизною», к тому же, оказалось, что в большое половодье местность зали­вается. По его представлению, но уже в его отсутствие, в 1739 году на­чали подготовку к строительству Оренбурга у урочища Красногор. 6 августа 1741 года заложили его, произвели некоторые работы, но строить не начали из-за спора меж­ду инженерами о необходимости не­которого изменения расположения города. Новый начальник комиссии контр-адмирал и тайный советник И. И. Неплюев, прибывший весной 1742 года на место службы, нашёл расположение города у Красной горы неподходящим и летом 1742 года выбрал то, где сейчас располо­жен исторический центр Оренбурга. История подтвердила правильность этого выбора. Более двух с половиной веков спустя Оренбург остаётся административным и хозяйственным центром обширной территории.
Строился он как город-крепость, как опорный пункт линий крепостей по Яику, Самаре и Сакмаре, охра­нявших юго-восточную границу Рос­сии. Одновременно город должен был служить центром хозяйственно-экономического общения с народами Востока, что, в первую очередь, предполагало торговлю. Поэтому го­род носил и военный, и торговый ха­рактер: тут и казармы, и артиллерий­ский двор, и пороховые погреба, и военные учреждения, гостиный и ме­новой дворы, таможня.
Город и крепость строились одно­временно. Крепостная ограда – зем­ляной вал представлял собой овал с выступающими из него десятью ба­стионами и двумя полубастионами. Вал начинался на набережной там, где сейчас установлено орудие как памятник обороны Оренбурга во время гражданской войны.
Видный государственный деятель, «птенец гнезда Петрова», Иван Ива­нович Неплюев (1693-1773 гг.) сыг­рал огромную роль в развитии Орен­бургского края. Выходец из бедных дворян, в 1714 году он по указу о не­дорослях уже женатым был отдан в новгородскую математическую шко­лу, затем переведён в Петербургс­кую морскую академию; по оконча­нии курса плавал около 5 лет в водах Атлантического океана и Среди­земного моря. В 1720 году блестя­ще сдал экзамен в присутствии Пет­ра Великого, сказавшего, что «в этом малом будет толк», и был на­значен главным командиром над все­ми судами, строившимися в Петер­бурге. С 1721 по 1734 год был рус­ским резидентом в Константинопо­ле. В 1739 году участвовал в пере­говорах о заключении Белградского мира. В начале царствования государыни Елиза­веты Петровны Неплюев по навету врагов был удален от должности главного ко­мандира Малороссии, арестован и лишен орденов и поместий. Вскоре, однако, императрица убедилась в не­винности Неплюева и назначила его наместником Оренбургского края. В течение 16-летнего управления кра­ем Неплюев основал Оренбург и ус­троил до 70 крепостей по рекам Сак­маре, Уралу, Ую, Увелке, Миассу и Тоболу для обороны от башкир, кал­мыков и киргизов. Дал правильное военное устройство Оренбургскому казачьему войску, улучшил устрой­ство яицкого войска, а также баш­кир, крещёных калмыков и других поселенцев края, много заботился об устройстве школ, о поднятии торгов­ли и промышленности. При нём от­крыто вновь много медеплавильных и железоделательных заводов. Ему удалось без больших потерь усмирить восставших в 1755-1757 годах башкир и поймать муллу Батарму Алеева, намеревавшегося поднять против русских весь мусульманский край. В 1760 году Неплюев назна­чен сенатором и конференц-министром. Он пользовался большим доверием Екатерины II, которая на вре­мя своего отсутствия в Петербурге поручала ему все столичные войска, вела с ним переписку и вверяла его заботам наследника престола.
В 1823-1826 годах в печати появи­лись замечательные «Записки» Неплюева, которые дают неоценимый материал для изучения его эпохи.
За время управления Оренбург­ским краем Иван Иванович уделял большое внимание не только строи­тельству крепостей, развитию экономики и налаживанию контактов с различными народами, но и делам духовным. Будучи сам благочести­вым христианином, он всячески содействовал миссионерской деятель­ности Русской Православной Церк­ви на новых землях. При его содействии и участии строились и обустраивались храмы. Цельная личность этого человека внушала доверие ко­чевым народам, что способствовало принятию ими христианства.
До учреждения самостоятельной епархии в конце XVIII века Оренбургский край в церковно-административном отношении был разделён на части и подчинён разным епархи­альным центрам. Большая часть территории края, в том числе город Оренбург и все ближайшие к нему линейные крепости, находилась в ве­дении Казанской епархии. Только Сибирско-Зауральская часть Орен­бургского края, или иначе города Челябинск и Троицк со всеми уезд­ными церквами, относилась к Тобольской епархии.

Первые архиереи Оренбургской епархии

Первые архиереи Оренбургской епархии

16 октября 1799 года согласно утверждённому Павлом I докладу Святейшего Синода в пределах Оренбургской губернии была уч­реждена самостоятельная епархия. Ей определено было именоваться по губернии – Оренбургской, а еписко­пу её – Оренбургским и Уфимским.
В состав епархии вошли город с уездами или, по прежнему назва­нию, округами: Оренбург, Стерлитамак, Уфа, Бирск, Мензелинск, Бyгульма, Бугуруслан, Бузулук, Сергиевск и Белебей, и затем города: Челябинск, Троицк и Верхнеуральск. Вся территория Оренбургской епар­хии простиралась примерно на 320 000 квад­ратных вёрст, будучи вытянутой в длину и ширину на 1000 вёрст, а в ок­ружности имея более 5500 вёрст. Од­нако при учреждении епархии за ней числилось всего 205 церквей.
Местопребывание архиерея и Ду­ховной консистории назначено было не в губернском Оренбурге, а в Уфе, городе уездном, хотя и центральном по географическому местоположению в епархии. Это обстоятельство вызвано было соображениями чисто материаль­ного свойства, именно желанием избе­жать излишних расходов при построй­ке особых помещений для Консисто­рии и архиерейского дома, так как для этой цели решили воспользоваться пустовавшими казёнными зданиями быв­ших присутственных мест Уфимского наместничества.
Первым епископом Оренбургс­ким и Уфимским стал владыка Амвросий (Келембет), правивший кафедрой шесть с половиной лет, с 13 ноября 1799-го по 24 мая 1806 года. По воспоминаниям современников, это был добрейший человек, хотя и вспыль­чивый. Простота его, некоторая неловкость и неповоротливость в движениях давали повод окружающим шутить над ним.
Амвросий был общителен и раз­говорчив, а также большой хлебосол. Такие качества снискали ему любовь среди окружавших его лиц, всегда находивших у него радушный приём. За шесть лет управления Оренбургской епархией он снискал себе славу добрейшего пастыря.
Владыка Августин (Сахаров) правил епархией 12 лет, с 1806-го до 1819 года. Как личность он казался до крайности своеобразным, даже как бы юродивым во Христе. Оде­вался в простую шерстяную и даже крашенинную рясу и такой же подрясник. Подпоясывался про­стым мужицким кушаком. Ездил всегда, даже в торжественные дни, к обедне в простой извозчичьей ки­битке на одной лошади. Пищу употреблял самую простую и требовал простоты в убранстве самого стола.
Посещая в редких случаях знако­мых в городе, не любил и не прини­мал от них никаких угощений. От­правляясь в гости, он заставлял сво­его келейника брать с собою сварен­ный в келье кофе и им в гостях уго­щался сам и угощал хозяев дома.
В характере епископа Августина преобладали сильная воля, настойчи­вость, прямолинейность, стреми­тельность. Очень строго он относил­ся к порокам духовенства, особенно к пьянству. Поэтому среди духовен­ства о нём сложилось мнение как об администраторе и человеке строгом, суровом и даже будто ничем неумо­лимом. Однако оно (духовенство) не питало к владыке Августину какой-либо неприязни.
Наоборот, видя в нём человека необыкновенной жизни – в полном смысле аскета и подвижника, совер­шавшего жизнь в непрерывных упражнениях поста, молитвы и трудо­любия, духовенство относилось к нему не со страхом, а с благоговени­ем. У Преосвященного Августина был дар провидения. Он неоднократно имел разного рода видения и сновидения, которым придавал боль­шое значение в смысле предчув­ствия. В память таких видений Ав­густин заказывал небольшие иконы и панагии, которых осталось после него более двенадцати.
В 1812 году, 12 октября, в тот самый день, когда армия Наполеона с позором оставляла Москву, владыка Августин явился в кафед­ральный собор и отслужил торже­ственный благодарственный моле­бен по поводу избавления Отечества от неприятеля. Все сочли поступок епископа, по меньшей мере, странным, а некоторые подумали, что он впал в ненормальное состояние, но дальнейшие события подтвердили его правоту.
Преобладающей склонностью у Августина была любовь к науке. По приезде в Оренбург он занимался со­ставлением «Хрестоматии из латинских языков». Начиная с 1818 года, по предложению Святейшего Сино­да, Августин начал работать над со­ставлением «Систематического сбор­ника русских церковных законов и постановлений». Для выполнения этого колоссального труда он ушёл на покой со скудной пенсией. Сборник этот был рассмотрен и одобрен в Синоде Московским митрополитом Фи­ларетом (Дроздовым), который при­знал его весьма значительным и дос­тойным уважения по стремлению его к общей пользе.
После кончины владыки Авгус­тина, по его завещанию, большая библиотека его была передана в Ярославскую и Уфимскую семинарии и Санкт-Петербургскую духовную академию, а небогатое имение – бед­ным родственникам. Любопытен один из пунктов его завещания, в ко­тором он сделал распоряжение о том, по какому обряду совершить погребе­ние. «Поелику душа моя, – говорит­ся в завещании, – при содействии всемогущества Христова, сохранена мною от всякой блудной скверны и нечистоты, то по смерти моей не об­мывать моего тела, положить его в приготовленный мною гроб, совер­шить над моим телом священническое погребение и, закрывши гроб, предать моё тело погребению».
В 1817 году к Оренбургской епархии присоединена была область уральских казаков, увеличившая территорию Оренбургской епархии на 62000 квадратных вёрст.
С 1819-го по 1823 год епархией правил епископ Феофил (Татарский). Обладал большим умом, в рас­поряжениях и действиях был реши­телен и требователен. Он был вра­гом канцелярской волокиты, всегда торопил делопроизводство. Особен­но настаивал, чтобы дела о построй­ке церквей не задерживались.
В течение пяти лет (1823-1828) кафедру возглавлял Амвросий (Морев). Во время пребывания в Уфе Амвросий построил каменные зда­ния для Консистории, архиепископ­ского дома и семинарии. За построй­кой следил он сам. При нём было от­крыто Попечительство о бедных духовного звания. В 1826 году в селе Ветьки Мензелинского уезда была организована первая в Уфимской епархии женская община. В 1832 году она была переведена в Уфу и по­служила основанием Благовещенс­кого монастыря.

Оренбургские архиереи конца XIX - начала XX века

Оренбургские архиереи конца XIX — начала XX века

При епископе Амвросии началась усиленная борьба с расколом и была открыта первая единоверческая цер­ковь в Оренбургской губернии. Большое внимание Владыка уделял образованию духовенства. Он уси­ленно привлекал детей уральского духовенства к получению образования, дал указание священникам, имеющим образование, обязательно произносить проповеди в воскресные и праздничные дни.
Амвросий по характеру был благодушный, приветливый, миролюбивый и общительный человек, располагал к себе людей откровенной прямотой. Он постоянно улыбался, лицо его выражало добродушие. Всегда был всем доволен и желал всем добра. Он не любил лукавства и наушничества и говорил: «У меня одно ухо для доносчика, а другое для обвиняемого».
Архиепископ Аркадий (Фёдоров) на Оренбургской кафедре был около трёх лет (1828 – 1831). Впоследствии на Пермской и Оловецкой кафедре он стал знаменитым иерархом-миссионером Русской Церкви. По выражению профессора Троицкого, это был «прирождённый миссионер, какие родятся только веками». Он развил необыкновенно плодотворную деятельность против раскола и язычества. Ревность его создала целое миссионерское движение в Пермской и Оловецкой епархии и сопровождалась такими блестящими результатами, что число раскольников в Пермской епархии к концу пребывания его в Перми сократилось наполовину (со 150000 человек до 75000 человек).
Кипучая энергия и жажда дея­тельности были отличительными чертами архипастыря. Он построил много церквей и часовен. Вёл большую литературную деятельность, которая выразилась главным образом в бесчисленных письмах, настав­лениях и увещаниях против раскола. Большое внимание уделял образованию духовенства. Погребён в Александро-Свирском монастыре.
Преосвященный Иоанникий (Об­разцов) правил епархией 14 лет (1835-1849), но не имел большого влияния на успешный ход развития епархии по отсутствию инициативы и слабости характера. Вместе с тем, во время своей педагогической деятель­ности Иоанникий был искренне лю­бим своими учениками как за свою необыкновенную доброту, так и за необыкновенный педагогический такт, чем достигал отличных успехов.
Следующие два иерарха заметно отличались от предыдущего. Владыка Иосиф (Богословский) был на оренбургской кафедре около четырёх лет (1849-1853). Преосвященный обладал замеча­тельным проповедническим талан­том, его проповеди отличались нази­дательностью. Он вёл строгую аске­тическую жизнь и постоянно упраж­нялся в богомыслии.
Владыка Антоний I (Шокотов) – человек глубоко просвещённый и благороднейший, а также отличный пропо­ведник, на оренбургской кафедре состоял пять лет (1853-1858). Он прини­мал живое участие в борьбе с раско­лом, убеждал пастырей действо­вать на раскольников увещанием и проповедями и не применять крутых мер. Во время своих поездок по епархии Преосвященный Антоний часто совершал бо­гослужения в единоверческих церк­вах, говорил назидательные и просто изложенные поучения, беседовал с раскольниками и сектантами. Архи­епископ был большой почитатель Богоматери. В 1856 году при нём ус­тановлен ежегодный внос в Орен­бург чудотворной Табынской иконы Божией Матери. Ему также припи­сывают составление обширной руко­писи по исследованию истории Орен­бургского края, которая, к сожалению, была утеряна.
Последний из епископов с титу­лами Оренбургско-Уфимских был владыка Анто­ний II (Радонежский), его пребывание здесь было ознаме­новано присоединением к единоверию значительного числа уральс­ких раскольников, в чём главная зас­луга принадлежала наказному атама­ну Уральского войска А. Столыпину.
С начала 1851 года от Оренбургс­кой епархии отошли три уезда – Бугульминский, Бугурусланский и Бузулукский, вошедшие в состав вновь открытой Самарской губер­нии и одноимённой епархии (учреж­дённой 19 декабря 1850 года). Ото­шедшая часть принадлежала к од­ной из густонаселённых местностей Оренбургского края, и епархия бла­годаря этому потерпела существенный ущерб, лишившись около 175 церквей из общего числа 455.
Те же причины, которые обусло­вили в 1799 году учреждение Оренбургско-Уфимской епархии, вызвали и разделение её на две – собствен­но Оренбургскую и Уфимскую. Как и тогда, главною причиною была об­ширность епархии, немало затруд­нявшая нормальное управление цер­ковной жизнью.
21 марта 1859 года доклад Свя­тейшего Синода об учреждении в Оренбургском крае новой епархии был высочайше утверждён, о чём было объявлено в синодальном ука­зе от 3 апреля: «Архиерейскую ка­федру новой епархии решено осно­вать в городе Оренбурге с наимено­ванием епископа её Оренбургским и Уральским, а Оренбургскому и Уфимскому архиерею предоставить наименование Уфимского и Мензелинского».
При учреждении епархии во всей первоначально вошедшей в состав её части Оренбургского края не оказа­лось ни одного рассадника духовно­го просвещения. По представлению епископа Антония и определению Святейшего Синода от 4 марта 1860 года в том же году 2 сентября откры­то было Оренбургское духовное училище. Вопрос об учреждении Духов­ной семинарии в Оренбурге поднимался при владыке Антонии в 1860 году и вновь через пять лет при вла­дыке Варлааме (Денисове), но по разным причи­нам безуспешно, и только с конца 1869 года дело это получило движе­ние после представления генерал-гу­бернатора Крыжановского в Синод. Постройка Духовной семинарии на­чалась в 1881 году, самое же её открытие последовало 26 августа 1884 года. Для образования девиц духовного звания открыто было 3 сентября 1889 года в городе Оренбурге Епархиальное женское училище, мысль об устройстве его высказывалась ещё при епископе Антонии.
Преосвященный Митрофан (Вицинский) пробыл на кафедре около 13 лет (1866-1879). Осанистый и по характеру благостный, владыка Митрофан находился в добрых отношениях с генерал-губернатором
Н. Крыжановским, что имело значение для успеха некоторых церковных начи­наний. При нём в 1875 году был от­крыт Миссионерский комитет, Орен­бургский свечной завод (1877) и Челябинский (1879), соединённые в один епархиальный в 1897 году. Разрешена постройка семинарии с ясно выраженными миссионерскими задачами, для чего в ней преподавались татарский и арабский языки и история с глубоким изучением исла­ма. При нём же с 1873 года начали издаваться «Оренбургские епархи­альные ведомости».
Миссионерские нужды епархии удовлетворялись двумя учреждениями – комитетом Православного Мисси­онерского Общества, открытым 21 ноября 1875 года по предложению председателя Миссионерского Об­щества митрополита Московского святителя Иннокентия (Попова-Вениаминова), и Михайло-Архангель­ским братством, открытым 8 ноября 1886 года по инициативе епископа Оренбургского и Уральского Макария (Троицкого). Братство преследовало, помимо миссионерс­ких целей, задачи просветительные и благотворительные. Миссионерс­кие цели у комитета и братства до­стигались главным образом через устройство школ в православно-инородческих приходах в духе на­чал, положенных известным ревни­телем инородческого просвещения Н.И. Ильминским с преподавани­ем предметов и совершением бого­служений на природном инородчес­ком языке. Таких школ на начало XX века у комитета имелось де­вять, а у Михайло-Архангельского братства – тринадцать.
Для заведывания делами противораскольнической миссии при Михайло-Архангельском братстве в мае 1893 года был учреждён особый Миссионерский комитет. Непосред­ственное ведение миссионерской проповеди и производство публичных бесед с раскольниками и сектантами входили в обязанности мис­сионеров – епархиального и трёх окружных.
В январе 1894 года в городе Оренбурге был открыт отдел Императорс­кого Палестинского общества, учреж­дённого в 1882 году с целью оказы­вать покровительство и помощь рус­ским паломникам, направлявшимся на поклонение к святым местам в Палестину и на Святую Гору Афон, содействовать вообще делу Право­славия в Палестине.
Деятельность отдела была на­правлена главным образом к воз­можно более широкому распространению среди православного населения Оренбургской епархии сведений о Святой Земле и Палестине.
Со времени образования Орен­бургской и Уральской епархии Спасо-Преображенский собор имел ста­тус кафедрального. Он считался лет­ним. К нему был приписан зимний Введенский собор. 11 но­ября 1873 года оренбуржцы отмеча­ли 100-летие со дня смерти первого оренбургского губернатора И.И. Неплюева. Тогдашний оренбургский генерал-губернатор
Н.А. Крыжановский предложил почтить его па­мять постройкой нового собора, для чего открыл подписку и первым пожертвовал от себя 500 рублей. Но для строительства большого храма местных пожертвований вряд ли хва­тило бы. Поэтому 9 августа 1874 года было получено императорское разрешение на повсеместный сбор по России на сооружение соборного храма в Оренбурге. Собор в честь Казанской иконы Божией Матери был заложен в День Рождества Пресвятой Богородицы 8 сентября 1886 года (старого стиля) на Александровской площади (где раньше был Сакмарский рынок) Оренбургским епископом Макарием (Троицким), который правил епар­хией с 1886 по 1895 год. Через де­вять лет, 19 октября 1895 года, он же освятил уже построенный прекрас­ный храм. Новый собор был, бес­спорно, украшением Оренбурга и, как тогда писали, «являлся выдаю­щимся из построек этого рода и мог бы занять себе место в числе лучших столичных храмов».

Оренбургские архиереи первой половины XX века

Оренбургские архиереи первой половины XX века

Епископ Макарий пользовался любовью паствы за свою общедоступность, обходительность и сердеч­ную мягкость в обращении. Пропо­веди его отличались теплотою чув­ства и мастерством изложения. Он также писал стихи духовного содер­жания. Воплощая христианский дух правды и любви Божией всей своей личностью, Макарий самой жизнью оправдывал и подтверждал своё вы­сокое служение и исповедание Христовой истины. Юношески воодушев­лённый, с устремлённым как бы в по­тусторонний светлый мир взором, всходил он на церковный амвон, откуда затем лилась сильная и пламен­ная живая речь, иногда сопровождав­шаяся слезами умиления, способная убедить и возбудить чувства покая­ния, благодарности Богу, твёрдой на­дежды и чистой духовной радости.
Преосвященный был от природы чужд всякого формализма. Он ви­дел в каждом прежде всего челове­ка, а в священнике – ещё и служи­теля Божия. Он обладал тем драго­ценным качеством характера, кото­рое свойственно далеко не многим, а именно – верой в человека, в луч­шие стороны его души, в возмож­ность исправления даже закоренело­го во зле и огрубевшего сердца. Архиерей знал и ценил силу христиан­ской любви, она открывала ему тай­ну живого пастырского воздействия на души людей. Он почти никогда не прибегал к строгим мерам устраше­ния по отношению к неисправным, а старался влиять на них путём увещания и убеждения, пытаясь возбудить в виновном поворот к новым, луч­шим мыслям и чувствам и укрепить немощную волю. И любовь часто, действительно, творила чудеса! На­ходились, конечно, люди, злоупотреблявшие добротой Владыки, но они не могли поколебать его настроения.
Путешествия Макария по обзору церквей епархии были как бы апостольские путешествия с просвети­тельной целью, сближавшие архипастыря с вверенными его духовному попечению народом и пастырями. Таков был светлый облик епископа Макария.
По данным переписи населения, проведённой в 1897 году, жителей в Оренбургской губернии насчитыва­лось 1600145 человек; из них русские составляли основную массу на­селения (1 миллион 170 тысяч), за ними следовали башкиры (255 ты­сяч), татары (93), мордва (38), тептяри (17 тысяч). Осталь­ное население представляли мещеря­ки, чуваши, киргизы, немцы, евреи и другие. Православных в епархии насчитывалось 1 миллион 175 тысяч, магометан (башкиры, татары и др.) – 366 тысяч, староверов (чаще их на­зывали раскольниками) – 50 тысяч. Но последняя цифра противоречит данным, опубликованным в «Оренбургских епархиальных ведомостях» за 1898 год, согласно которым число раскольников в Оренбургской губер­нии достигало 95347 человек (по России – 1405000), а сектантов – 6795 человек. По количеству раскольников и сектантов Оренбургская губерния стояла на втором месте пос­ле Донской (118000 раскольников и 2000 сектантов). На 1907 год в пре­делах Оренбургской епархии числи­лись 701 церковь, 194 часовни, 87 мо­литвенных домов, всего храмов – 981.
7 ноября 1908 года император Николай II утвердил доклад Святейшего Синода об изъятии Уральской области в церковном отношении из ведения Оренбургской и Уральской епархии с присоединением её к Са­марской епархии. Оренбургская и Уральская епархия стала именоваться Оренбургской и Тургайской.
Мужских монастырей в епархии к 15 марта 1914 года было всего три. Кроме того, к архиерейскому дому в качестве заштатного был приписан Оренбургский Богодуховский мона­стырь, основанный для противодей­ствия расколу в 5 верстах от губерн­ского города.
В Успенско-Макарьевском вто­роклассном общежительном монас­тыре, учреждённом в 1895 году на средства Г.Н. и А.Г. Мещериковых близ села Подгородняя Покров­ка Оренбургского уезда (ныне посёлок Зауральный), монаше­ствующих было 17 душ, послушни­ков – 20.
В Свято-Николаевском монас­тыре Оренбургского уезда прожи­вали 12 монашествующих и 36 по­слушников.
Свято-Николаевский монастырь в Троицком уезде имел 4 человека монашествующих и 28 послушников.
Согласно ведомости о мужских монастырях и монашествующих по Оренбургской епархии за 1914 год, в 1914 году число монастырей пополни­лось Георгиевским монастырём Челябинского уезда, где проживал лишь один монах и шестеро послушников.
Женских монастырей к 15 марта 1914 года числилось 8. В Успенском, учреждённом в 1866 году тщанием казачьей вдовы Татьяны Алексеевны Конновой и расположенном в черте Оренбурга, было 95 монашествующих и 427 послушниц. Монастырь имел три храма: двухэтажный шестипрестольный во имя Успения Богородицы, второй с колокольней во имя Иверской иконы Божией Матери и третий на хуторе в 40 верстах от города во имя Архангела Михаила. Историки отмечают наличие в обители трех местночтимых икон Божией Матери: «Утоли моя печали», «Иверская» и редкая ныне «Козельщанская». В монастыре были живописная и чеканная мастерские, приют для девочек-сирот, церковно-приходская школа и больница для сестёр. Это был самый населённый на тот момент монастырь епархии.
Вторым по численности был Казанско-Богородицкий, учреждённый в 1851 году и находившийся в городе Троицке (в 750 верстах от Оренбурга). Здесь проживали 65 монашествующих и 228 послушниц.
В Одигитриевском Богородич­ном, учреждённом в 1862 году в Челябинске (950 верст от Оренбурга), насчитывалось 67 монашествующих и 287 послушниц. Основательницей была крестьянская девица Анна Максимовна Полежаева, которая первой поселилась в келии. В 26 лет вместе с тремя девицами удалилась в без­людное пустынное место – остров на озере Чебаркуль Троицкого уезда. Прожив там полтора года в трудах и молитвах, она основала монастырь в городе Челябинске в 1854 году. Хра­мов было два – в честь иконы Божией Матери «Одигитрия» и в честь Вознесения Господня.
В Покровском монастыре, со­зданном как община в 1888 году в Орске в 265 верстах от Оренбурга мещанками Арзамащевой и Шува­ловой (через 10 лет утверждён как монастырь), находились 26 монаше­ствующих и 97 послушниц.
Николаевская община, возник­шая в 1892 году, утверждена монастырём в 1900 году в Илецке, всего в 60 верстах от Оренбурга, став до­мом для 35 монашествующих и 128 послушниц.
Близ Верхнеуральска, что в 575 верстах от Оренбурга, находился Покровский монастырь, учреждённый в 1896 году. Здесь проживали 11 монашествующих и 87 послушниц.
Ещё один, Покровский монас­тырь, был учреждён в 1898 или 1899 году в Оренбургском уезде в имении вдовы Разгуляевой, основан как община, получил статус монас­тыря в 1904 году. Здесь были 19 монашествующих и 70 послушниц.
Уральский Покровский едино­вер­ческий монастырь в 6 верстах от го­рода Уральска при реке Чагане уч­реждён в 1890 году из существовав­шей с 1880 года женской общины.
Самой удалённой от губернско­го центра (950 верст) была Иверская обитель в городе Кустанае. Од­нако она отнюдь не была малочис­ленной: 29 монашествующих и 139 послушниц.
В отчёте секретаря Оренбургской Духовной Консистории за 1914 год господину обер-прокурору Святей­шего Правительствующего Синода можно найти справку о количестве по епархии церквей и молитвенных домов. Всего их было 862, в том числе семь соборных, три монастырских при мужских монастырях и 14 при женских. Приходских церквей насчитывалось 665, из них пять единовер­ческих. Действовали 21 домовая цер­ковь, одна миссионерская, одна цер­ковь-вагон, две церкви-школы, сто сорок шесть приписных (из них девять кладбищенских), один молитвенный дом при переселенческом пункте и одна походная церковь. Каменных церквей в епархии было 230, деревянных – 632.
С установлением советской вла­сти государство взяло курс на унич­тожение Православной Церкви. Это привело к разорению церковно­го имущества, репрессиям духовен­ства, разрушению церковных зда­ний.
Оренбургские большевики по­ставили задачу закрыть и разгро­мить абсолютно все монастыри и храмы. Монахи и клирики были беспощадно репрессированы. Свя­щенник Николай Стремский в сво­ём четырёхтомном труде о новомучениках и исповедниках в Оренбургской епархии собрал обширный материал, показывающий масштабы разруше­ний и гонений. Он приводит списки 900 служителей православных хра­мов и монастырей, подвергшихся репрессиям со стороны режима.
В Великий четверг 1930 года был расстрелян епископ Бузулукский, викарий Самарской епархии Сер­гий (Никольский). Вместе с ним на горе Маяк приняли смерть священ­ник Ераст Курдюков, иеродиакон Лев и схимонах Мартирий.
Большим уважением у верующих Орен­бурга пользовался замечательный пасты­рь протоиерей Макарий Квиткин. Он родился в 1882 году в Орске, окончил учительскую гимназию и преподавал в школе. Затем поступил в Духовную семинарию, принял сан священника. Пастырское служение отец Макарий начал в Новотроицке Оренбургской губернии, затем служил в станице Павловской и селе Александровка (ныне Саракташского района). В 1925 году он с семьёй переехал в Оренбург.
В то время правящим архиереем епархии был епископ Иаков. Осенью 1925 года отец Макарий был определён владыкой Иаковом вторым священником в большой трёхпрестольный храм в пригороде Оренбурга Форштадте, главный придел которо­го назван в честь святого Серафима Саровского.
В те страшные времена гонений на Церковь и духовенство, чтобы вынудить закрыть церковь, власти облагали приход непосильным налогом. После каждой выплаты налог увеличивался настолько, что сумма уже не могла быть выплачена прихо­дом. Делалось это обычно поквар­тально. Затем стали увеличивать на­лог каждый месяц. Сначала прихо­ду как-то удавалось погашать эти за­долженности, но вскоре власти стали забирать в счёт налога серебро и зо­лото, из которого были сделаны свя­щенные сосуды, ризы и оклады с икон и Евангелий, другие ценные предметы. После узаконенного грабе­жа церковь совсем закрыли в 1930 году, объясняя это неуплатой налога.
К тому времени у отца Ма­кария было четверо детей. Семья ютилась в небольшой старой бане, приспособленной для жилья. Ника­кого пособия Квиткины не получали, так как числились «лишенцами», то есть лишёнными гражданских прав (к этой категории принадлежали, в частно­сти, семьи духовенства).
С тех пор, как отец Макарий ос­тался один в Свято-Серафимовском храме, его начали терроризировать, вызывая в ГПУ. Первый вызов отца Макария был в связи с тем, что при­ход не платит «законного» обложения. Вызвав вторично, предупреди­ли: если церковь не выплатит ука­занной суммы, её закроют. Безбожники предложили отцу Макарию публично отречься от Бога и священнического сана (ведь церковь всё равно закроют) и в областной газе­те признать себя человеком, «одурманивающим» людей «религиозным мракобесием». Взамен пообещали место учителя или директора школы. На это отец Макарий ответил категорическим отказом. Тогда его нача­ли убеждать, что только таким обра­зом он сохранит жизнь себе и своим детям. Отец Макарий отвечал, что ему смерть не страшна, а детей он вручает воле Божией, и обет, данный им Богу, никогда и ни при каких об­стоятельствах не нарушит (Господь призрел на упования мученика: все его дети выросли честными, верующими и благочестивыми людьми).
В холодную январскую полночь 1931 года безбожники пришли с обыском, который продолжался до четырёх часов утра. Они ничего не на­шли, но отца Макария увезли в тюрь­му. Перед уходом он простился с се­мьёй, благословил матушку и детей.

Разрушенные и закрытые храмы Оренбургской епархии

Разрушенные и закрытые храмы Оренбургской епархии

В один из весенних дней матуш­ка со старшей дочерью Ольгой понесли передачу, но её не приняли, не объяснив причины отказа. Они стали ждать вместе с другими посетителя­ми. В три часа пополудни двери тюрьмы открылись и вывели аресто­ванных (примерно 25-30 человек), в числе которых был и отец Макарий. Уви­дев свою жену и старшую дочь, он помахал им издали рукой. Выглядел он вполне здоровым. Группу ввели в здание ГПУ, а родственникам при­казали идти домой, сказав, чтобы пришли завтра к девяти часам. Не­которые не послушались и в ожида­нии ходили вокруг здания ГПУ. Ох­ранники сделали ещё несколько пре­дупреждений, а затем устроили об­лаву и арестовали несколько человек, в том числе жену отца Макария с до­черью. Продержав их до утра в под­вале, им выдали справку о смерти отца Макария в тюрьме. Потом уз­нали, что в той группе, перемещён­ной из тюрьмы в здание ГПУ, были, в основном, популярные среди веру­ющих области священники, а также стойкие истинные христиане. Все эти люди, несколько часов назад здоро­вые и бодрые, вдруг на другой день «умерли в тюрьме», что было заверено справками, которые выдали родным. Впоследствии распространились слухи, что всех их загнали в одну подвальную комнату здания ГПУ и удушили газом (на самом деле все были расстрелены). Ни одному из родственников не выдали тела для погребения.
Протоиерей Макарий Квиткин отошёл ко Господу в Вербное воскресенье 5 апреля 1931 года. Так отдал свою жизнь за истинную веру стой­кий мученик и истинный пастырь, любимый своими прихожанами, вер­ный служитель на ниве Христовой.

Оренбургские архиереи второй половины XX века

Оренбургские архиереи второй половины XX века

Согласно отчёту уполномоченно­го по делам Русской Православной Церкви Чкаловской области, в нача­ле 1944 года в области не осталось ни одной действующей церкви. Од­нако к концу Великой Отечествен­ной войны сталинское правительство предприняло некоторые шаги к возрождению церковной жизни. В сере­дине 1944 года в Чкаловской области Указом Верховного Совета СССР было открыто две церкви.
14 февраля 1945 года назна­чение на Оренбургскую (Чкаловскую) кафедру получил епископ Мануил (Виктор Викторович Лемешевский). Епархия была не устроена. Большинство храмов разрушено, а те, что остались, не действовали. Сразу же с первых дней приезда епископ Мануил приступил к актив­ной работе. Вскоре число возвра­щённых церквей стало увеличивать­ся. К концу служения Владыки в Оренбургской епархии (1948 год) здесь насчитывался уже 21 действу­ющий храм. В июле 1945 года вла­дыка Мануил получил титул «Чкаловский и Бузулукский». 21 апреля 1946 года на Пасху возведён в сан архиепископа.
Владыка Мануил более всего из­вестен как активный борец с обновленческим расколом и составитель энциклопедического труда «Русские православные иерархи». Труд со­держит биографические данные всех архиереев Русской Церкви от Крещения Руси до 1965 года.
Составлением каталога биогра­фий русских архиереев он занимал­ся более 20 лет и за эту работу был удостоен учёной степени магистра Богословия. Сам он называл свой труд «симфонией архиереелогии». Митрополит Мануил так писал о своей работе: «Я сжился с этой картотекой, вмещающей в себя не ме­нее 20 тысяч вкладных карточек, я сжился с именами сотен архиереев». Большую помощь в подготовке этого труда владыке Мануилу ока­зал его келейник – будущий митрополит Санкт-Петербургский и Ла­дожский Иоанн (Снычев), он же и окончил некоторые биографии уже в 1970-е годы.
Справочник, подготовленный митрополитом Мануилом и его помощниками, является беспрецедент­ным изданием в отечественной церковно-исторической науке.
Имя митрополита Мануила близ­ко и дорого не только тем, кто знал его лично и окормлялся под его архипас­тырским покровом, но и всем, кто лю­бил и продолжает чтить память его духовного сына, митрополита Иоанна. Эти два столпа Русской Православной Церкви её новейшего периода воисти­ну несли свет там, где, казалось, на­всегда воцарилась тьма неверия.
У учителя и его ученика были уди­вительно схожие скорби (их не пони­мали и гнали), схожие дарования от Господа (дар предвидения, дар исце­ления), схожие подвиги: оба они были строгими аскетами – для себя и бе­зотказно милостивыми – для всех, обращавшихся к ним за помощью. И оба были воинами Христовыми, ис­поведниками Его. Учитель отстаивал чистоту Православия от обновленчес­кой ереси, а ученик – от яда либера­лизма и извращённой демократии.

Православное Оренбуржье, которое мы потеряли

Православное Оренбуржье, которое мы потеряли

Когда подробнее знакомишься с их жизнеописаниями, нередко страх Божий охватывает душу, ибо некоторые эпизоды из жизни святителей кажутся как бы «списанными» из древних патериков и житий свя­тых. Удивительно скромно и тихо, «яко веяние тихого ветра», являл Господь чрез них Свои чудеса. Тот, кто возьмёт на себя труд прочитать короткие записи владыки Мануила, и сам увидит эти посещения Божии.
Во время богослужений, которые архипастыри Христовы совершали благоговейно, со страхом Божиим, бывали моменты, когда, например, владыка Мануил чувствовал «такую близость неба и небожителей, что… делал нечаянное порывистое движе­ние к ним». И это было не раз и не два. Такие моменты Владыка назы­вал чувством «неземности». «Неземность», в его понимании, – это состояние необычайной лёгкости, «чувство стояния в духе вне земли и её треволнений и скорбей, чувство тоски по небу, желание скорее соеди­ниться со Христом»… Это состояние было знакомо обоим служителям Бо­жиим. Но смиренный учитель гово­рил порой духовным чадам о своём ученике Иоанне: «Этот-то столп по­выше меня будет».
Годовой отчёт о деятельности Чкаловской епархии за 1949 год сообща­ет, что общее число приходов уже равня­лось 22, из них десять городских и двенадцать сельских. В городах дей­ствовали два собора, пять церквей и три молитвенных дома. На селе ра­ботали шесть церквей и шесть молит­венных домов. Кроме того, были ещё два бесприходных (приписных) мо­литвенных дома. Таким образом, в 1949 году общее число приходских и приписных храмов было равно 24.
Преосвященный Михаил (Вос­кресенский) был хиротонисан во епископа Чкаловского и Бузулукского 4 декабря 1953 года. С 7 декабря 1957 года стал именоваться Оренбургским и Бузулукским. Управлял епархией чуть менее 6 лет, по август 1959 года.
Владыка Михаил много сил и времени отдавал приходским храмам, заботился об их украшении в право­славном духе. Он собрал большую коллекцию высокохудожественных церковных орнаментов, которые использовал при сооружении, восста­новлении или ремонте храмов. Он заботился о сохранении исконных церковных традиций, о чистоте Православия, об уставности богослужений. Многие духовные чада Владыки были рукоположены им в священный сан и служат во многих епархи­ях. Владыку Михаила отличали незлобие, доброта, милосердие, еван­гельски детское восприятие духовно­го мира. К людям, которые причи­няли ему неприятности, он никогда не терял благорасположения. То, что другого могло задеть или даже ос­корбить, он сносил благодушно, кротко, как бы не замечая обиды. Общение с Владыкой приносило че­ловеку духовное обновление, снима­ло с него греховную тяжесть, мир воспринимался по-другому. Он об­ладал даром духовно воздействовать на другие сердца, создавать еван­гельское настроение духа, зажигать огонь Христовой веры.
Времена так называемой «хру­щёвской оттепели» не принесли улучшения церковно-государственным отношениям, строители коммунизма вновь стали строго ограничивать влияние Церкви на общество. Количество действующих храмов на 1 января 1969 года также уменьшилось: их стало тринадцать, в том числе восемь городских (из них один собор) и пять сельских.
В 90-х годах XX столетия вместе с общим подъёмом церковной жизни и избавлением Русской Православной Церкви от государственного контроля и в Оренбургской епархии люди начали активно строить и восстанавливать храмы. Стал укрепляться церковный авторитет в обществе и государстве. В этот период Оренбургскую епархию возглавлял митрополит Оренбургский и Бузулукский Леонтий (Бондарь), исполнявший своё многотрудное служение на кафедре с 1963 года. За годы служения влады­ки Леонтия в Оренбуржье количе­ство приходов выросло более чем в семь раз и достигло ста одиннадцати. Митрополит Леонтий отошел ко Гос­поду 24 января 1999 года.
С 1999 года (Указ № 3928 от 19.07.1999) Оренбургской епархией управляет архиепископ Валентин (Мищук), с 2004 года – митрополит Оренбургский и Бузулукский, с 2011 года – митрополит Оренбургский и Саракташский.
При владыке Валентине строитель­ство и восстановление храмов, возрождение приходской жизни, нача­тое при владыке Леонтии, активно продолжается. В епархиальном годо­вом отчёте за 2005 год указывается, что в истекшем году было открыто пять новых приходов и что общее количество приходов в епархии достигло 174. Тогда в епархии действовали три монастыря – два мужских (Свя­то-Андреевский в селе Андреевка Саракташского района, Свято-Ни­кольский в селе Новоникольском Александровского района) и один женский. Тихвинско-Богородицкий женский монастырь в городе Бузулуке был основан в 1847 году и до ре­волюции принадлежал Самарской епархии. Возрождение его началось в 2000 году и сегодня это один самых быстро развивающихся монастырей. Началось и восстановление Бузулукского Спасо-Преображенского мужского монастыря, который был основан в 1853 году и числился третьеклассным общежительным.
С 2009 года в Оренбурге началось возрождение на историческом месте монашеской жизни Свято-Успенского женского монастыря. Для этого много потрудилась матушка Варвара (Валентина Михайловна Горюнова, 18.01.1939-01.10.2010). По её инициативе был сооружён храм-часовня иконы Божией Матери «Живоносный источник» на территории бывшего Успенского женского монастыря. 4 декабря 2010 года старшей сестрой была назначена монахиня Флора (Новицкая).
С этого дня в храме-часовне иконы Божией Матери «Живоносный источник», а затем в устроенном в здании трапезной храме Успения Божией Матери на территории монастыря были возобновлены уставные службы, читается неусыпаемая Псалтирь.
Большое событие для Оренбургской епархии произошло 26 декабря 2013 года. В этот день, в связи с прошением Преосвященного митрополита Оренбургского и Саракташского Валентина, Священный Синод Русской Православной Церкви постановил «открыть Успенский женский монастырь в городе Оренбурге и назначить монахиню Флору (Новицкую) на должность игумении этой обители».
Оренбургской епархией за всю её историю управляли 38 архиереев.
В 2009 году начала действовать возрождённая Оренбургская духовная семинария.
5-6 октября 2011 года в пределах Оренбургской области постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви образована Оренбургская митрополия, включающая в себя Бузулукскую, Оренбургскую и Орскую епархии (журнал № 132).
Епархиальные архиереи имеют соответственно титулы (журнал № 103): Бузулукской епархии – Бузулукский и Сорочинский, Оренбургской епархии –
Оренбургский и Саракташский, Орской епархии – Орский и Гайский. Глава Оренбургской митрополии – правящий архиерей Оренбургской епархии Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Валентин, митрополит Оренбургский и Саракташский.
Оренбургская епархия объединяет приходы, находящиеся на территории 15 районов Оренбургской области: Абдулинского, Акбулакского, Александровского, Беляевского, Матвеевского, Новосергиевского, Октябрьского, Оренбургского, Переволоцкого, Пономарёвского, Сакмарского, Саракташского, Соль-Илецкого, Тюльганского, Шарлыкского.
В Оренбургской епархии ныне – 11 территориальных и одно Социальное благочиние, 15 епархиальных отделов, действуют духовные учебные заведения. Во время летних, рождественских и пасхальных каникул при некоторых приходах работают детские православные лагеря.
Клирики, сотрудники и прихожане епархии ведут широкую исследовательскую и издательскую деятельность. В епархии выходят 4 журнала, учебники и книги. Кроме официального сайта епархии действуют сайты благочиний, епархиальных отделов, духовных учебных заведений, приходов, обителей, монастырей и молодёжных движений.
В 2013 году появилось первая электронная версия печатного СМИ. Журнал «Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния» открыл сайт по адресу: http://pravvest.ru.

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
Обсуждение: Один комментарий
  1. Очень интересная и познавательная тема.Благодарю за пост.

 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх