Народный храм

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Студенцах

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Студенцах

Село Студенцы небольшое, и церковь Покрова Пресвятой Богородицы, юбилей которой отмечается в 2014 году, всегда была бедной – не имела росписей, а некоторые иконы, дошедшие до наших дней, написаны на жести. Однако это одна из тех церквей на Руси, которые были построены на последние копейки православного люда.

Предыстория

Село Студенцы было образовано в 1809 году, когда активно заселялись земли Оренбургской губернии. Название получило от речки Студенец, вода в которой была холодной даже в июльский полуденный жар из-за множества ключей, бивших со дна. Оренбургским казакам (а также переселенцам с Тамбовщины и Харьковщины) место приглянулось по причине обширных пахотных земель, а также произраставшего недалеко (в пойме Сакмары) леса.
К середине XIX века население Студенцов составляло уже около полутора тысяч человек. Возникла необходимость в образовательном учреждении. Поэтому в 1827 году на средства Российского страхового общества была построена школа из лучших пород деревьев – лиственницы и сосны. Позже из тех же пород был построен и храм Покрова Пресвятой Богородицы.
На селе по сей день можно услышать историю, которая предваряла начало строительства. Говорят, что однажды один казак во время войны с турками попал в столь тяжёлое положение, что уповать оставалось лишь на чудо. Этот воин стал усердно молиться Богородице, взывая о заступлении, и дал обет: в случае спасения построить храм у себя на родине. Чудо произошло. Казак увидел появление Святоносной Жены. Она вывела казачий отряд в безопасное место и, прощаясь, сказала, что будущая церковь простоит долго. Так усилиями чудесно спасённого казака в селе Студенцы возникла небольшая прямоугольная церковь, освящённая в честь праздника Покрова Божией Матери в воспоминание Её заступничества.
Вполне возможно, что этот казак, а также его боевые товарищи (станичники тогда служили в одном подразделении) и явились инициаторами начала строительства. Как же оно действительно начиналось, мы знаем благодаря оренбургскому краеведу Елизавете Георгиевне Вертоусовой, которой удалось в областном архиве отыскать документ под названием «О дозволении жителям полкового округа отряда Студенецкого построить собственными средствами у себя в отряде деревянную на каменном фундаменте церковь». Он раскрывает неизвестные ранее подробности о строительстве этой церкви и позволяет лучше понять жизнь казаков.

Строительство храма

Итак, согласно этому документу 27 марта 1861 года Войсковое правление Оренбургского казачьего войска направило Оренбургскому и Самарскому генерал-губернатору Безаку отношение, в коем говорилось: «Жители отряда Студенецкого ходатайствуют о дозволении им собственными средствами построить для себя деревянную на каменном фундаменте церковь с учреждением церковного причта из священника и дьячка во внимание к тому, что отряд их от приходской Пречистенской церкви хотя состоит и не в дальнем расстоянии, но зимой во время буранов и холода, а весною за распутицею они не могут своевременно исполнять по всем предметам христианский долг, в чём особенно затрудняются престарелые и бедные…». Для церковного причта студенецкие жители обязывались построить приличные и удобные дома и давать на содержание ругу* по 2 пуда пшеницы в год с венца (в отряде имелось 82 дома, заключающих в себе 156 венцов). Они также обязывались исправно платить за исполнение треб.
Духовная консистория посчитала предлагаемые студенецкими жителями средства на содержание причта недостаточными, а строительство самой церкви необязательным ввиду близости Пречистинской приходской церкви.
Но Войсковое правление и генерал-губернатор поддержали студенецких жителей, напомнив, что «правительство заботится об увеличении в казацких селениях церквей, умножение которых в войске может благодетельно подействовать на раскол».
Кроме того, войсковое правление утверждало, что по количеству душ мужского пола в отряде 350, причт церкви согласно «Нормальному штату сельских причтов» должен принадлежать к седьмому классу, по которому жалование причта предусматривалось 96 рублей серебром в год. Предлагаемое студенецкими жителями содержание причта, по мнению правления, было выгоднее для священно-церковнослужителей. Требуемое же Духовной консисторией жалование для причта 300 рублей серебром в год, хотя и временно, до «положения такового от правительства с освобождением затем жителей от платежа за совершения таинств и ругою хлеба», слишком обременительно, так как студенецкие жители несли служебные обязанности на собственном иждивении.
9 сентября 1861 года Преосвященный Антоний, епископ Оренбургский и Уральский, уведомил исполняющего должность Оренбургского и Самарского генерал-губернатора Ладыженского о разрешении строительства церкви в Студенецком отряде: «О закладке церкви было предписано благочинному Белову».

Окончание строительства

Другая, очень хорошо известная от жителей Студенцов история – это как и на что строилась церковь. Оказывается, в период строительства церкви на месте, где сейчас стоит храм, кто-то поставил табличку с надписью «Строится храм». Были вбиты колышки и поставлен специальный человек. Проезжавшие мимо в Оренбург на базар люди оставляли ему деньги, а иной, кто пощедрее, к колышкам привязывал корову и оставлял в дар. Вот такие были верующие с добрым сердцем.
Любопытно, что архивные документы подтверждают возможность такого развития событий, поскольку 2 июня 1864 года наказной атаман Оренбургского казачьего войска генерал-майор Павел Зворыкин писал генерал-губернатору о затруднениях, испытываемых жителями Студенецкого отряда: церковь, которую начали строить в 1862 году, вчерне уже построена. Остались работы по внутренней отделке, иконостас и резьба. По контрактам, заключённым с двумя подрядчиками, следовало заплатить значительные суммы. Кроме того, необходимо было заводить разную церковную утварь. Между тем дополнительный сбор по раскладке между жителями проходил с затруднениями, потому что почти все они «в 1862 году подверглись разорению от пожара, а в 1863 году скотский падёж и не вполне удовлетворительный урожай хлеба и трав, при том у некоторых побило градом на корню хлеб, отчего действительное состояние их истощилось».
Студенецкие жители просили выдать им под круговое ручательство взаимообразно без процентов 1500 рублей из войскового капитала с рассрочкой возврата на 5 лет, считая со времени окончания строительства – 1 января 1865 года. Войсковое правление соглашалось выдать просимую сумму под проценты: «по 3 процента на рубль в год», но требовалось согласие военного министерства. Это согласие было получено в августе 1864 года. Сроком погашения ссуды оговаривался январь 1870 года.
Однако летом 1869 года произошла заминка. Жители Студенецкого отряда уже вернули 900 рублей долга, но оставшиеся 600 рублей выплатить в срок затруднялись «по случаю неурожая хлеба» и просили уплату оставшейся суммы «отсрочить: 300 рублей до 6 числа будущего декабря месяца, а остальные 300 рублей до будущего урожая…».
Войсковое правление отнеслось к этой просьбе с пониманием. Наказной атаман в сентябре 1869 года писал генерал-губернатору: «…жители отряда Студенецкого в течение пятилетнего срока безпрекословно уплатили более половины долга… Находя уважительным встреченное ими затруднение внести всю сумму в срок, войсковое хозяйственное правление признаёт возможным дать им просимую отсрочку…».
В деле есть свидетельство, что «состоявший за жителями отряда Студенецкого долг в войсковой капитал 600 рублей с причитающимися за оный процентами пополнен 15 февраля 1870 года и 17 февраля 1871 года по 300 рублей».
К этому времени вновь построенная церковь действовала уже шесть лет. Об этом в архиве Оренбургской области нашлась Выписка из ведомости Оренбургской епархии и уезда Студенецкого отряда Покровской церкви за 1868 год (орфография сохранена):
«Приход Студенецкий, церковь Покровская. Время открытия прихода – в 1862 году. Состав причта по штату и на лицо: священник и псаломщик, оба – на лицо. Почтовая станция – Каменно-Озерная. В Студенцах церковь Покрова Пресвятой Богородицы освящена 12 (Ред. – 24 – по новому стилю) ноября 1864 года. Церковь с колокольней обнесена деревянной решётчатой оградой. Церковь холодная. Колокол был заказан в Санкт-Петербурге. Престол в ней один во имя Покрова Божией Матери. Дом священнику построен, надворных строений недостаточно. На содержание причта выделено 176 руб., из коих священнику – 140 руб., дьячку – 36 руб. Расположена церковь от Духовной Консистории в 51 версте. Ближайшая церковь – в станице Пречистенской в 7 верстах и станице Черноотрожской в 10 верстах. Домовых церквей и молитвенных домов также нет. Церковная библиотека заведена с 1862 года, в которой хранились разного содержания книги в количестве 27 томов».
Таким образом храм в Студенцах был построен. А спустя некоторое время жители села решили его расширить и возвели еще два боковых придела. Лес для этих целей был завезён из Башкирии. После достройки церковь Покрова Пресвятой Богородицы раскинулась уже крестом на самом возвышенном месте села, показывая свои купола издалека, ещё на подъезде к селу.

Лихое время

Храм в Студенцах, пожалуй, один из немногих, который не был осквернён в годы богоборческой власти. Хотя сказать, что всё было безоблачно, тоже нельзя. В 30-е годы прошлого столетия активисты новой власти пытались его, как и другие храмы России, разрушить. Однако все жители села, от малого до старого, вышли на его спасение, заявляя со слезами: «Стреляйте в нас, а мы разрушить не дадим!». Преступникам пришлось отступить. Говорят, что в те годы ключи от храма попали в руки жены одного из погибших видных революционеров. Хранились у неё долгое время. Когда же пришли за ключами комсомольцы и активисты села для грабежа и осквернения святого храма, то она решительно отказалась их вернуть. Это, вероятно, и спасло храм от полного уничтожения. Активисты пытались проникнуть в храм через колокольню, но в очередной раз потерпели неудачу. В бессилии они сбросили колокола на землю и разбили их. Священство Студенцов также было арестовано. При этом отец Алексий Капитонов был осуждён «тройкой» УНКВД по Оренбургской области 10 октября 1937 года (реабилитирован 17 июля 1987 года).
Церковь у верующих всё-таки отобрали в 1936 году и во время Великой Отечественной войны она использовалась как зерно­хранилище. Верующие, как могли, старались вернуть свой храм. Вот пример одного из прошений в адрес богоборческой власти (орфография сохранена):

ЗАЯВЛЕНИЕ

Гавриловского района Гавриловскому райисполкому.
Прозба от общества верующих в том что просют райисполком чтобы разрешите открыть церковь покрова богородицы что удостоверяит общества верующих и посылают к вам уполномоченных сходататством краиспокому доверяное нашего общества Савинкова Никита Тимофеевича Фирсову Агрипину Андреевну.
                                       Втом подписуются Савинков Фирсова.

Несмотря на то что под этим документом было 256 подписей, он вряд ли мог возыметь действие. Однако произошло непредвиденное. Глубокой ночью 4 сентября 1943 года И.В. Сталин встретился с Патриаршим местоблюстителем митрополитом Московским и Коломенским Сергием (Страгородским) и митрополитами: Ленинградским и Новгородским Алексием (Симанским), Киевским и Галицким Николаем (Ярушевичем). Присутствовали Вячеслав Михайлович Молотов, Лаврентий Павлович Берия и полковник Народного комиссариата государственной безопасности Георгий Григорьевич Карпов, будущий председатель Совета по делам Русской Православной Церкви. Высоко оценив патриотическую позицию, занимаемую РПЦ с начала войны, И.В. Сталин заявил, что Церковь может рассчитывать на всестороннюю поддержку Правительства в вопросах её организационного укрепления и развития внутри СССР.
В ходе этой встречи, проходившей глубокой ночью, Сталин обещал иерархам многое: возможность избрания Патриарха, открытие храмов, монастырей, духовных школ, освобождение заключённых священнослужителей, обеспечение руководства Церкви рабочим помещением, полным жизнеобеспечением. Тем не менее государство не спешило распространению влияния Церкви на широкие массы. Из всех ходатайств об открытии храмов в 1943-1948 годах было удовлетворено лишь 17 процентов.
Верующим села Студенцы Саракташского (в то время – Гавриловского) района повезло. Их церковь стала одной из двух храмов, которые первыми были открыты в Чкаловской области. И вот какой документ был тому причиной (орфография документа сохранена):

Чкаловский облисполком
Уполномоченному Совета по делам РПЦ
при СНК СССР тов. Тептяреву.
г. Чкалов

«Сообщаю Вам, что Совет по делам Русской Православной церкви при СНК СССР, согласно заключению Чкаловского облисполкома по заявлениям верующих разрешил открыть по одной церкви в городе Чкалове и в селе Студенцы Гавриловского района (протокол №8 от 8 мая 1944 г.). Решение Совета об открытии церкви в названных населённых пунктах одобрено СНК СССР (распоряжение № 10974 от 20 мая 1944 г.). Возвращая при этом заявление верующих, Совет предлагает Вам в 3-х дневный срок послать распоряжение Гавриловскому райисполкому о заключении договора на передачу здания церкви и культового имущества и поставить в известность заявителей – верующих. Передачу здания церкви в г. Чкалове произвести после его освобождения от имущества Государственного Архива… Совет по делам Русской Православной церкви просит сообщить с какого числа церкви начали функционировать и кто является настоятелем.

Председатель Совета по делам Русской
Православной церкви
Г.Г. Карпов».

Община верующих подписала договор с Гавриловским рай­исполкомом 16 июня 1944 г. Приведём некоторые его пункты:

«1. Мы, нижеподписавшиеся граждане, обязуемся беречь переданное нам церковное здание и прочее имущество, пользоваться им исключительно по назначению, принимая на себя всю ответственность за целость, сохранность врученного нам имущества, а также за соблюдение лежащих на нас по этому договору других обязательств.
4. Мы обязуемся из своих средств производить оплату всех текущих расходов по содержанию церковного здания и сторожки при нём, а также находящихся в нём предметов, как-то: по ремонту, отоплению, по оплате долгов, налогов, местных обложений и т. д.
9. За непринятие всех зависящих от нас мер к выполнению обязанностей, вытекающих из сего договора, или же его прямое нарушение, мы подвергаемся уголовной ответственности, причём настоящий договор в таком случае может быть Исполкомом Гавриловского Райсовета расторгнут».

В числе архивных документов есть опись церковного имущества, переданного верующим: чаша серебряная, риза зелёная атласная, одеяние престольное, покрывало, ковёр и другое.
Имеется следующая характеристика здания храма:

«1. Год постройки храма приблизительно 1847 г.
2. Материалы постройки – дерево.
3. Площадь в кв. м.: алтарь – 28 кв.м., помещение для молящихся – 132 кв.м.
4. Сумма оценки (по госстраху) – 40 000 руб.
4. Произведено частичное исправление крыши, а также сделана покраска всей крыши масляной краской два раза; вставлены стёкла в разбитые окна.
5. Имеется деревянная сторожка.
6. Ограды нет.
7. Общая площадь земельного участка 978 кв.м.
                                          Настоятель храма священник
                                                                      Георгий Хлудеев.
                                                                        30/ХII – 1944 г.»

Приведём также имена священнослужителей, которые остались в народной памяти. В начале 50-х годов в церкви служил священник Фома Ветров, его жену звали матушка Елена. Они жили в том самом старом домике-сторожке. В 60-е годы о. Феодор и матушка Полина жили уже в новом доме, который и сейчас ещё стоит слева от входа в ограде церкви. С 1964-го (после того как активисты-атеисты сожгли храм в селе Черкассы) по 1968 годы здесь служил протоиерей Фома Приходкин. В 70-80-е годы настоятелем был отец Павел (фамилии его, к сожалению, никто не помнит), его матушку звали Зоя.
В 1994 году митрополит Оренбургский и Бузулукский Леонтий отправил на приход игумена (ныне – архимандрит) Викторина (Радуту) со словами: «Езжай в Студенцы, строй монастырь – кроме тебя его никто не построит».

Студенецкая обитель

– Три года до моего назначения здесь не было постоянного священника. Когда приехал, конечно, всё ужасало: храм рушился, электропроводка стариннейшая, того и гляди пожар! А у меня ни средств, ни людей, а только помощь Божия, – рассказывает отец Викторин. – Но нашлись люди – провели проводку, облагородили храм… Потом строиться начинали. Опять – ни кирпича, ни палочки… Но милостью Божией нашлись добрые люди, помогли. И предприятия помогали: из Оренбурга, Орска, Сорочинска, Саракташа, из других мест. Так что всё, что тут есть, – не наши труды, не наши старания, а только милость Божия.
Создавалось всё воистину по воле Божией. Для восстановления храма нужны были рабочие руки. Вот отец Викторин и бросил клич о помощи. К нему потянулись одинокие, бывшие зэки, бичи, алкоголики (документы были далеко не у всех). Но оказалось, что не такие уж они и пропащие! Когда увидели, что батюшка относится к ним по-человечески, – многие менялись. И сейчас те первые поселенцы составляют костяк студенецкой общины. Теперь бывших уголовников уже не тянет «на подвиги». Нахлебались той романтики всласть…
Хотя сказать, что всё было как в сказке, тоже нельзя! Бывало и так, что пожалеет батюшка пропащего алкоголика, а он через несколько дней убегает, испугавшись работы. Но было и другое. Как-то пришёл наркоман, да так и остался в Обители, к наркотикам больше не притрагивается. Приходят даже иноверцы, живут. Но насильно их молиться никто не заставляет. Вот когда веру православную принимают – тогда пожалуйста!
Жили на первых порах очень трудно. Ютились, где придётся: лежанки в три яруса делали (число насельников доходило до ста человек). Одному из фанеры будку соорудили, другая семья в грузовике поселилась. Потом отстроились потихоньку. В настоящее время в обители на попечении 35 человек. Из них 25 верующих, живущих по монастырскому уставу и 10 рабочих – это мужчины, оставшиеся без крова, которые трудятся и живут в обители. Насельники трудятся в огороде и на полях, выращивают овощи, ухаживают за животными, обитель старается обеспечивать себя продуктами сельского хозяйства, насколько это возможно, своими силами.
Самым молодым послушникам здесь по 26 лет (Сергей и Иван из Миасса), а самой старшей матушке Нонне (Абуткова) исполнилось 90 лет.
Но монашествующие в обители уже есть: двое иноков, одна инокиня, монах Софроний (82 года), иеромонах Венедикт и архимандрит Викторин.

В житейских бурях спасает вера

Каждый день в общине начинается с молитвы в храме. Сама община находится на самообеспечении. Правда, далеко не все насельники способны трудиться. А хозяйство здесь большое. Только пашни более 300 гектаров. Имеется сельхозтехника, склады, гаражи. Община своими силами выращивает зерновые культуры, которые потом идут на муку и корм для скота. Его тоже немало: 18 коров, гуси, индюки, кролики.
Кстати, когда из Оренбурга или Орска приезжают группы школьников или студентов, то от привычных для сельских ребятишек кур или кроликов их трудно оторвать. В городе ведь про них только в школе рассказывают! А душа любого ребёнка к живности тянется. Наверное, как сейчас модно говорить, генетическая память… Но такие гости, конечно, в работники не годятся.
Однако Студенецкая обитель живёт и развивается. И если кто-то был здесь три-четыре года назад, то увидит это особенно явственно: храм Покрова Пресвятой Богородицы подремонтирован, у него появились новые купола и двери, территория огорожена красивой оградой, за ней прекрасные цветники, чуть поодаль – овощи. Несмотря на финансовые трудности, реконструкция корпусов всё же идёт. Так, недавно было отремонтировано семейное общежитие.
Благодаря отцу Викторину, который оправдывает народную мудрость: «Каков батюшка – таков и приход!» – один из старейших храмов нашей епархии (в 2014 году ему исполнилось 150 лет) получил вторую жизнь. Сегодня здесь молятся не только монахи и насельники обители. По праздникам в церкви Покрова Пресвятой Богородицы яблоку негде упасть.
Такой результат работы отца Викторина обращает на себя и внимание священноначалия. Так, в 2012 году во время богослужения на Светлой седмице в Троицком соборе Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия владыка Валентин вручил патриаршии награды священнослужителям благочиния. Одним из награждённых был и архимандрит Викторин. Святейший Патриарх Кирилл удостоил его права служения Божественной литургии с отверстыми Царскими вратами до «Херувимской песни».
Но всё же главное, что насельники обители живут здесь так, как в апостольские времена. В общине особая атмосфера. Нет столь привычных для современного мира жестокости, ненависти, зависти. Зато есть глубокая вера, без которой человек, однажды оказавшийся на самом краю, жить уже не сможет. И совсем не вдруг один из насельников тихо заметил: «В житейских бурях спасает только вера».
И ещё. Построенный полтора века назад на народные деньги храм Покрова Пресвятой Богородицы в селе Студенцы на сегодня таким же и остаётся – народным!

*Руга – содержание приходского клира в Древней Руси, выдавалось деньгами и натурою.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Журнал «Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния»
 № 2 (66) за июнь – декабрь 2013 года
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх