Орский Покровский женский монастырь

Орский Покровский женский монастырь (историческое фото)

Орский Покровский женский монастырь (историческое фото)

В марте 1885 года три орские мещанские девицы – Пашинцева, Рязанцева и Рассомасова – обратились к епископу Оренбургскому и Уральскому Вениамину с просьбой разрешить открытие монашествующей общины. Просительницы объясняли владыке: «Все мы с малых лет имели желание служить и угождать Богу и поэтому, несмотря на отрицательные советы родных, отказались от вступления в брак.
До настоящего времени мы жили при своих семьях, но по решимости удаляться от мира и его соблазнов мы этим не удовлетворялись. Поступление же в какой-нибудь монастырь мы находим для себя неудобным и затруднительным как из-за денежного взноса, так и за отказом из-за скопления в них большого числа монашествующих. Соображая всё это, мы видим, что искреннее желание наше быть монахинями может осуществиться только в том случае, если Ваше Преосвященство разрешит нам образовать из себя монашествующую общину в г. Орске, где орский купец Артеменко жертвует нам бессрочно деревянный довольно вместительный дом. Трудом своим, к которому мы привыкли, мы надеемся существовать безбедно и, кроме того, обязываемся открыть для желающих учиться девочек бесплатную школу грамотности и рукоделия…».
В подкрепление ходатайства девиц благочинный орских городских церквей в том же году подал рапорт в Оренбургскую духовную канцелярию, в котором пояснял, что все подательницы прошения (только четверым из них было меньше 21 года, остальные старше 32-х лет) – уроженки внутренних российских губерний, переселившиеся в Оренбуржье в 1867 году. Все они строго православные, с установившимися нравственными правилами. До поселения в дом Артеменко они жили в своих семьях и усердно посещали храм Божий. Многие из них уже не имели родителей и жили вместе с братьями и снохами, и все всегда пользовались родственной любовью, но к ним относились или пренебрежительно, или насмешливо, называя их богомолками, белоручками, а когда им за посещением храма не удавалось участвовать в домашних работах, то и дармоедками. Жизнь их в семьях, за редким исключением, мешала заниматься делом, к которому они чувствовали охоту и призвание, и, кажется, это и заставило их удалиться семейств и поступить хотя и не в разрешённое никем общежитие. Многие сочувствуют делу открытия в Орске женского монастыря, особенно переселенцы, привыкшие на родине видеть монастыри и молиться в них. Старшая из совместно живущих девиц, Пашинцева, со времени подачи прошения и усиления в народе толков о предполагаемой общине уже дважды приходила ко мне, спрашивая, что ей делать со многими неотступно просящимися принять их в общежитие. Дом, в котором они поселились, довольно большой, огорожен, расположен на краю города, в Ташкентской слободе; комнат в нём три наверху и две внизу. На дворе особенная изба. В доме чисто и опрятно. Все ищущие монашеской жизни живут полумонашеской-полумирской жизнью вне особенного со стороны епархиальной власти надзора и руководства. Вследствие этого некоторые из них, ревнуя не по разуму о своём спасении, могут искажать идеал монашества, могут сделаться странницами-черничками… могут нравственно портить других, переходя с места на место. Напротив, сделавшись сёстрами законно открытой общины, под опекой епархиальной власти и руководством поставленных на то лиц, они станут на верный путь христианского просвещения и спасения и будут оставаться живою связью меж родными и знакомыми с одной стороны и Православной Церковью с другой, будут благотворно влиять на всё окружающее их население.
Из консистории ответили, что с полным сочувствием относятся к ходатайству, но не находят возможным представить его в Святейший Синод из-за неимения у просительниц средств, необходимых для осуществления задуманного.
Дело затягивалось, и тогда подключилось к нему орское общество. Мещанин Спиридонов обратился в Хозяйственное правление казачьего войска с просьбой об отводе 200 дес. войсковой земли под постройку и угодья женской общины (а затем и монастыря). Правление не возражало. К этой земле прибавили свой дар на устройство общины казаки пос. Кумакского. Жители Орска и окрестных посёлков и хуторов жертвовали деньги, коров, овец, пшеницу, строительные материалы… Деятельно благодетельствующий общине Спиридонов намерен построить церковь, но просит «для управления уже 34-х девиц назначить начальницею монахиню Ключегорского монастыря Дорофею или кого другого».
25 октября 1888 года последовал Указ епископу Оренбургскому и Уральскому Макарию об учреждении в г. Орске женской общины с училищем для девочек. Новоутверждённой Орской Покровской женской общиной руководила одна из её основательниц – Евдокия Фёдоровна Пашинцева (при пострижении в монахини Евлампия).
30 апреля 1890 года была освящена домовая церковь во имя вмц. Параскевы, а 9 октября того же года после молебствия в общине открыта школа грамоты (учительница – казачья дочь Варвара Петровна Пащенкова, законоучителем – священник общины Дионисий Козмодемьянский).
В ноябре 1897 года настоятельница общины Евлампия, обращаясь к епископу Оренбургскому и Уральскому Владимиру с прошением об обращении общины в общежительный монастырь, докладывала о материальном и духовном благосостоянии обители. 10 500 кв. саж. усадебной земли, отведённой городской управой на правах собственности, обнесено уже с четырёх сторон каменною оградою на протяжении 420 саж. и высотой до 4 аршин. Внутри ограды – деревянный храм на каменном фундаменте во имя св. мученицы Параскевы; большой деревянный на каменном фундаменте корпус в десять отделений для жилья сестёр; корпус снизу каменный и вверху деревянный под железной крышей для жилья сестёр, просфорни и мастерской; деревянный корпус на каменном фундаменте, вмещающий трапезную с кухней и школой грамоты для девочек; ещё два меньших деревянных корпуса на каменных фундаментах для жилья сестёр; чёрный двор с двумя отдельными каменными избами и необходимыми пристроями: кладовыми, подвалом, погребом, конюшнею, банею и прачечной. Сверх усадебной осёдлости община имеет в г. Орске участок земли в 200 дес., доставшихся по духовному завещанию дочери сотника Екатерины Ветошниковой (1894). На этом участке, в 15 верстах от Орска, сосредоточено хозяйство общины, преимущественно сенокошение и скотоводство. Кроме того, община имеет ещё участок в 334,4 дес., отведённый из свободных войсковых земель Оренбургского казачьего войска (укреплён в 1895 году).
В общине 7 мантийных монахинь и 70 послушниц. Жизнь общины идёт согласно требованиям монастырских правил. Прошение настоятельницы показывало, что имущество вполне достаточное для обеспечения общины. Последовавшее ходатайство оренбургского владыки Владимира перед Святейшим Синодом о преобразовании общины в монастырь не встретило препятствий: Указом от 7 сентября 1898 года община была обращена в женский Покровский общежительный монастырь.
В это время игумения Евлампия со своею деятельной помощницей казначеей Феогнией настойчиво добивались разрешения на постройку в обители нового деревянного храма. В сентябре 1898 года оренбургским губернатором было утверждено строительство каменного храма по плану архитектора Савинина. В августе
1905 года постройка церкви окончена, был установлен иконостас. В сентябре 1907 года по благословению Оренбургского епископа Иоакима на храм подняты кресты. 24 августа 1908 года храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы был торжественно освящён владыкой Иоакимом. На городском рынке в Орске монастырю принадлежала часовня, в Оренбурге на ул. Извозчичьей, квартал 229 (ныне ул. Яицкая ) – монастырское подворье, пожертвованное вдовой купца Анастасией Валявиной, с двумя, каменным и деревянным, флигелями, каменным домом и каретником во дворе.
Земли обители состояли из трёх участков, на которых сёстры сеяли хлеб, занимались сенокошением. На каждом из участков имелись хуторские строения, где хозяйство вели сёстры. Успешно занимались монахини различными ремёслами, рукоделием, иконописью, пекли просфоры для церквей города, читали Псалтирь по умершим.
Жили монашествующие более чем скромно: сами приобретали одежду и обувь, лишь иногда им выдавали ситец на платья; тёплые вещи получали только послушницы, работающие на воздухе.
Внутренний распорядок насельниц протекал в строгих рамках правил, существующих в женских общинах и монастырях. Богослужения проходили ежедневно в монастырском храме при двух священниках. Службы велись с большим усердием проповедования слова Божия. Во многом тому способствовал прекрасный монастырский хор. Особенно торжественно служения проходили в обители в девятую пятницу по Пасхе, в день празднования в честь Табынской иконы Божией Матери. К этому дню сюда съезжалось множество богомольцев, всем монастырь мог предоставить приют и трапезу. Литургия в этот день совершалась с участием ближайшего духовенства, затем вокруг монастыря совершался крестный ход с чествуемой иконой.
Обычное богослужение в церкви совершалось всеми сёстрами, кроме послушниц, занятых неотложными трудами. Вечернее правило совершалось по кельям, а утреня в церкви – в 3 часа 30 мин. утра. В особой келье при церкви совершалось постоянное чтение Псалтири с присовокуплением поминовения живых и умерших. Всё оставшееся от молитвы время сёстры монастыря посвящали труду, от чего освобождались старые и больные. Активно трудились только послушницы, монахини же большею частью вели надзор за хозяйством обители, сбором пожертвований и за послушницами. Работу в монастырском дворе и на хуторах выполняли послушницы, не знавшие никаких рукоделий.
Неустанные многолетние труды игумении Евлампии по сооружению столь величественного храма и общего благоустройства монастыря были достойно поощрены: она имела медаль в память русско-турецкой войны 1877–1878 годов, в которой она участвовала в качестве сестры милосердия, наперсный крест от Святейшего Синода и от епархиальной власти, золотой наперсный крест из кабинета Императора и несколько архипастырских благословений.
Старая деревянная Параскевинская церковь монастыря сгорела в начале 1916 года.
В 1926 году монастырь был закрыт и использовался для размещения воинских частей вплоть до 1993 года. Здание каменной церкви использовалось в качестве зала отдыха. Колокольня была разобрана до уровня первого яруса, все купола с барабанами также были сняты, а всё здание было покрыто единой крышей.
Внутри здание также подверглось специальной реконструкции и приспособлению под солдатский клуб с кинозалом.
Боковые приделы перегородками были отделены от центрального нефа, в котором разместился кинозал на 176 мест с рядами кресел, со сценой-эстрадой в центральном алтаре и кинобудкой на хорах. В алтаре северного придела разместился радиоузел, а южного – сценическое помещение. В северном притворе колокольни разместилась библиотека с читальным залом в отгороженной части северного придела. В южном притворе колокольни располагалась котельная.
Внутренние росписи стен храма были сбиты и закрашены (в настоящее время сохранились лишь малые их фрагменты в северном приделе и алтаре).
До начала 1990-х годов из всех построек монастырского комплекса сохранилось здание каменной церкви (без колокольни и куполов), дом игумении, некоторые другие хозяйственные постройки и часть каменной ограды.

Восстановленный Покровский храм бывшего женского монастыря

Восстановленный Покровский храм бывшего женского монастыря

Весной 1995 года здание каменной церкви и дом игумении были переданы Администрацией города вновь образованному Святопокровскому приходу г. Орска. Первым настоятелем прихода был назначен протоиерей Анатолий Сопига. С этого времени начались работы по восстановлению каменной церкви бывшего Покровского женского монастыря и благоустройству его территории.
6 августа 1999 года на Покровский храм были подняты купола. С конца 1999 года и в последующие годы проводились и другие восстановительные работы на деньги церковной общины, её прихожан и благодетелей. Подняты над церковью главы трёх воссозданных куполов. Орским художником Михаилом Кирильчуком реставрирована роспись алтаря.
На территории прихода разбит небольшой сосновый парк и высажены берёзки. Построен бытовой корпус для библиотеки, воскресной школы и других помещений. В подвале оборудованы мастерские с деревообрабатывающими станками.
29 октября 2002 года на возведённом барабане водружён шестой центральный десятиметровый купол весом 13,5 тонн. Он выполнен в русском стиле и покрыт листовой медью. Проект разработан преподавателем электротехники Орского индустриального колледжа. В декабре 2003 года на главки были установлены первые три креста. Спустя почти год в храме Покрова Пресвятой Богородицы было установлено 8 колоколов, отлитых на Каменск-Уральском заводе специально для этого храма, и 4 октября 2004 года колокольня зазвонила на всю округу. К 2008 году некогда семиглавый храм снова обрёл все свои купола и кресты.
При храме уже несколько лет работают воскресная школа, летний трудовой детский лагерь. Ежегодно с детьми и взрослыми прихожанами совершаются паломнические поездки по святым местам. Уделяется внимание духовно-просветительскому воспитанию молодых людей и вне стен храма.
И всё это благодаря стараниям служителей храма – настоятеля протоиерея Анатолия Сопиги и иерея Александра Божко, труд которых отмечен высокими церковными наградами митрополитом Оренбургским и Бузулукским Валентином.

Авторы: С.Е. Сорокина, С. Плаксин

Приведено по материалам издания:
Оренбуржье православное: история и современность. – Оренбург, 2014.

На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх