Покаянный крест Новосёлок

Открытие Покаянного креста на месте Покровской церкви села Новосёлки

Открытие Покаянного креста на месте Покровской церкви села Новосёлки

Село Новоселки находится в 120 км от Оренбурга. История его основания восходит к 1799 году, когда генерал А.П. Мансуров отвел 4809 десятин (1 десятина = 1,093 га) земли и леса для нового заселения, но фактически оно состоялось только в 1807 году. Вблизи барской усадьбы, построенной в устье речки Дубовки, расселились 25 крестьянских семей, прибывших из села Семайкино Сызранского уезда. Долгое время переселенцы тосковали по своей родине, поэтому село получило двойное название – Семайкино-Новоселки. Свои дома, по указанию барина, крестьяне выстроили в один порядок вверх по реке Чине.
В 1840 году село отошло к дочери Мансурова Варваре Александровне Балкашиной, жене Оренбургского губернатора. К 1866 году оно состояло из 84 дворов, в которых жили 610 человек. В этом же году потомственный почетный гражданин города Оренбурга купец Петр Оглодков арендовал участок «Дубовая пустошь» для строительства винокуренного (спирт) завода. В 1879 году он продал его муромскому купцу Евстифию Романовичу Нехорошеву (1). А Евстифий Романович вместе с супругой Татьяной Васильевной решили на свои средства построить храм. В 1881 году на основании указа Оренбургской Духовной консистории была заложена трехпрестольная каменная церковь Покрова Пресвятой Богородицы.
Место для закладки храма выбрали живописное, на возвышенности. В 1882 году в возрасте 45 лет скоропостижно скончался Евстифий Романович, его вдова осталась с четверыми сыновьями на руках: Николаем, Иваном, Василием и Михаилом. Старшему Николаю исполнилось на тот момент 24 года (2), он продолжил дело своего отца – стал управляющим заводом. Татьяна Васильевна же продолжила благое дело возведения храма, и один из приделов она посвятила святому покровителю покойного супруга. Всего в храме было три престола. Главный – в честь Покрова Пресвятой Богородицы, боковые: один во имя сщмч. Евстихия, Патриарха Константинопольского, другой – вмч. Димитрия Солунского и прпп. Петра и Февронии, Муромских чудотворцев.
За три года храм вырос и засиял во всем великолепии. В лучах солнечного света красиво переливался большой (в виде луковицы) купол, второй, поменьше, находился над колокольней в виде шпиля. Вокруг храма посадили цветы и – крестообразно – кусты сирени, снаружи территорию обнесли железной изгородью. В подвалах храма за алтарем оборудовали места для гробниц, стены и потолки выложили кирпичом, изготовили специальные ниши.
Для священнослужителей были построены два добротных деревянных дома.
2 декабря 1884 года при большом скоплении народа состоялось торжественное освящение храма (3). Священником был назначен Михаил Григорьевич Полотевнов, рукоположенный в 1886 году Преосвященнейшим Макарием (Троицким), епископом Оренбургским и Уральским (Ред.: управлял епархией в 1886–1895 гг., Макарий (Макарий Трифонович Tpouцкuй), епископ Оренбургский и Уральский. Родился в 1830 г. в семье священника Севского уезда Орловской епархии. С 21 мая 1886 г. – епископ Оренбургский и Уральский. Скончался 3 июля 1906 г. в Тульской епархии).
В 1888 году в особом здании открывается церковно-приходская школа, построенная на средства прихожан и при помощи Оренбургского Епархиального училищного совета. Учителем был назначен псаломщик Иван Григорьевич Полотевнов. Паства заботилась о своих наставниках. Так как у церкви не было пахотных земель, хлеб собирали всем миром (4).
В должности церковного старосты в 1885 году находился купеческий сын Николай Евстифиевич Нехорошев. Диаконом служил Николай Алексеевич Курватов.
В 1896 году сын Петра Оглодкова Иван женился на единственной дочери Николая Евстифиевича Глафире и получил в приданое спиртзавод. При нем производство расширилось, были построены новые здания.
Н.Е. Нехорошев скончался 7 ноября 1904 года и был погребен в усыпальнице, находящейся за алтарем храма под землей. Отпевал его новый священник этого храма Александр Введенский (5). 25 января 1914 года о. Александр пожертвовал десять десятин земли, находящейся при деревне Саракташ Спасской волости Оренбургского уезда, на нужды своего храма (6).
Спокойствие размеренной сельской жизни разрушили волны Первой русской революции.
В 1905 году учительница Носкова организует в Новоселках революционный крестьянский кружок, цель которого – отобрать землю у помещиков и передать ее крестьянам. Первый такой кружок был подпольно организован ссыльными студентами Блиничкиными.
Спасская волость, в которую входило село Новоселки, показала себя самой революционной в Оренбургской губернии. Усмирять крестьянские волнения губернатор поручил отряду казаков. Тогда удалось восстановить порядок.
В 1914 году началась Первая мировая война. Мужское население в основном было призвано в армию. В селе остались женщины, дети, старики и инвалиды. Хозяйство постепенно приходило в упадок, некоторым пришлось за долги продавать скот и имущество. Многие получали похоронки с фронта. Ситуация накалялась, среди народа росло недовольство.
В феврале 1917 года в России началась революция. По всей стране образовывались Советы депутатов. Большевистские агитаторы настраивали население против помещиков, духовенства и зажиточных крестьян, призывали крестьян самовольно захватывать земли, не дожидаясь решения Учредительного собрания (7).
В селах собирались крестьянские сходы, на которых большевики обещали «всеобщее равенство и братство, рай без Бога на земле». Так, в Новоселках И. Оглодков был вынужден под нажимом схода засыпать ров, который вырыл вокруг своего имения и сровнять вал (обычно так защищали свои поселения казаки). Опасаясь за свое имущество, он вытребовал отряд солдат для охраны завода. Сельская беднота (под руководством Степанова) решила для дальнейшей организации коммуны взять на учет все имущество Оглодкова. Вместе с семьей он был вынужден ночью тайно бежать из села. Все имущество Оглодкова было разграблено и спрятано по домам. Позже была создана комиссия, которая разыскивала и изымала награбленное для перераспределения.
В ноябре 1917 года на заседании Совета рабочих и солдатских депутатов в городе Оренбурге был образован Военно-революционный комитет во главе с С.М. Цвиллингом. Атаман Александр Ильич Дутов, осуществлявший в это время власть в городе, срочно мобилизовал лучшие казачьи части, они окружили здание Караван-Сарая, где заседали члены ВРК в составе 86 человек, – все были арестованы и допрошены. По этим показаниям был составлен список зачинщиков. Был организован карательный отряд белых, который посетил и Новоселки…
Противостояние только начиналось, борьба в крае шла с переменным успехом. В 1919 году на борьбу с А.В. Колчаком из Новоселок в ряды Красной армии было призвано 80 человек. Белая армия отступила далеко за пределы Оренбургской губернии.
В сентябре 1919 года в селе Новоселки организована ячейка РКП(б) из 14 человек. Ее задачей было провести продразверстку (изъятие излишков продовольствия у крестьян) (8).
В 1922 году, как результат вероломной политики В.И. Ульянова (Ленина), наступил голод. Несмотря на заявление Патриарха Тихона о добровольном пожертвовании церковных ценностей для голодающих (от 6 февраля 1922 г.), спустя месяц, 23 февраля того же года, был издан декрет ВЦИК об их насильственном изъятии с оговоркой: «Все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть интересы культа» (9). Так выглядел декрет лишь на бумаге, на самом деле это больше походило на циничный грабеж храмов и тотальное уничтожение священников. Несогласных с этим декретом расстреливали или ссылали в ИТЛ. Лишь малая толика реквизированных церковных ценностей использовалась для помощи голодающим.
15 ноября 1934 года. «Союз воинствующих безбожников» отправил запрос председателю Саракташского райисполкома о деятельности религиозных организаций (10).
В отчете райисполкома от 15.11.1934 г. сказано о работе 15 религиозных организаций: десяти церквей и пяти мечетей, которые официально не закрыты, но не функционируют за отсутствием служителей культа (11). Официально храм в селе Новоселки был закрыт в 1934 году, но прекратил свою деятельность задолго до этого. После изъятия церковных ценностей, по словам старожилов, большевики «в поисках сокровищ» вскрыли захоронения церковных гробниц, в которых было два гроба: Николая Нехорошева – резной деревянный – и его дочери Глафиры, скончавшейся до революции, – ее гроб был двойной, внутри цинковый, снаружи деревянный с резными ручками. На момент вскрытия большевиками гробниц тела истлели, хорошо были видны черепа и волосы. Для всеобщего обозрения цинковый гроб дочери Нехорошева волочили по селу и насмехались над ее останками. Затем гроб с останками бросили обратно в усыпальницу, надгробия вытащили и свалили в одну кучу, наполовину засыпав землей.
Для восстановления исторической справедливости сотрудниками Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия поселка Саракташа были проведены поисковые работы. По благословению настоятеля Обители, председателя епархиального отдела по канонизации мучеников и исповедников протоиерея Николая Стремского поруганные большевиками останки были перенесены в поселок Саракташ и с честью перезахоронены на территории Обители Милосердия, с правой стороны от Свято-Троицкого собора.
Важным для власти моментом при закрытии храма было снятие колоколов.
Соответствующее распоряжение было издано, но никто из местных жителей на это не решился. Не прижился тогда еще, видимо, в душах крестьян воинствующий атеизм. И все же… За «четвертушку» водки (1/4 литра) власти уговорили на это дело двух пропойц – старика Демьяна Булгакова и его сына Сергея. С их помощью были сняты шесть колоколов общим весом 2,6 тонны (12). Храм приспособили под зернохранилище (13).
Местный кладовщик Потап Солдатов, отвечавший за хранение зерна, присвоил остававшиеся в храме облачения. Позже на рынке местные жители видели продававшуюся одежду и головные уборы, сшитые из этих облачений.
В 1935–1936 годах храм был окончательно разрушен гусеничными тракторами ЧТЗ.
Несмотря на мощь техники, стены поддавались с трудом. Остатки разбирали вручную. Добротные кирпичи частично пошли на ремонт стен спиртзавода. Протокол № 19 заседания президиума Саракташского райисполкома от 26.11.1936 г. о ремонте элеватора и зерносушилки гласит: «В связи с тем, что из-за отсутствия кирпича срывается строительство стен зерносушилки совхоза «Дубовской», выделить из числа кирпича, полученного от разборки Семакинской церкви, элеватору 55 000 шт. по договоренной с ним цене 70 руб. за… (далее неразборчиво)» (14).
В нескольких километрах от храма находился целебный источник. К нему ходили крестным ходом и совершали молебны. После разрушения храма источник иссяк и высох. Тропинка к нему заросла бурьяном, и теперь уже никто точно не помнит, где он находился.
Чтобы в наших сердцах и душах осталась память о былом времени, дабы не повторить ошибок, благочинным Саракташского округа, настоятелем Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия поселка Саракташа протоиереем Николаем Стремским за алтарной частью разрушенного храма был установлен покаянный крест. Это памятное событие произошло 14 октября 2010 года – в день Покрова Пресвятой Богородицы. Местные жители, несмотря на пронизывающий холодный ветер, собрались задолго до начала молебна, его отслужил иерей Николай Клигун.

Автор: Ирина Земскова

Литература и источники:
1. Газета «Путь Ленина» за 20 января 1983 года. Статья краеведа М.М. Чумакова «Новоселки».
2. ГАОО. Ф. № 41. Оп. 1. Ед. хр. 141. Посемейные списки купцов.
3. ГАОО. Ф. № 173. Оп. 4. Ед. хр. 6971. Оренбургская Духовная консистория.
4. ГАОО. Клировые ведомости за 1809–1905 гг.
5. ГАОО. Ф. № 173. Оп. 16. Ед. хр. 1581, с. 52. Метрические книги.
6. ГАОО. Ф. № 174. Оп. 1. Ед. хр. 365. Указы Священного Синода.
7. Издание Оренбургского губистпарта от 1925 г. с. 61–62.
8. ЦДНИОО. Ф. № 347, 391.
9. Изъятие церковных ценностей в Москве в 1922 г. Сборник документов из фонда
Реввоенсовета Республики. – М.: ПСТГУ, 2006 г., с. 149.
10. ГАОО. Ф. № 1083. Оп. 1. Ед. хр. 158, с. 141. Директивные указания постоянной комиссии
Президиума ВЦИК по вопросам культа.
11. ГАОО. Там же. Л. 1.
12. ГАОО. Ф. № 1083. Оп. 1. Ед. хр. 180. Л. 38. Статистические сведения по учету религиозных
объединений по району на 01.01.1933 г.
13. Там же. Л. 36.
14. ГАОО. Ф. № 1083. Оп. 4. Ед. хр. 241. Протоколы № 2–34 заседаний исполкома районного Совета от 14.01–25.01.1936 г.

Приведено по материалам издания:
Дивен Бог во святых Своих. – Оренбург, «Димур», 2011.

На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх