Собор Казанской иконы Божией Матери в Оренбурге

Слово дилетанта
3 мая 2014
КНИГИ, Православие, Святые оренбургские места, Храмы Оренбурга

Следующая статья:

Собор Казанской иконы Божией Матери и другие храмы профессора архитектуры Александра Ященко

Собор Казанской иконы Божией Матери и другие храмы профессора архитектуры Александра Ященко

19 мая 1932 года ночную тишину Оренбурга нарушил натужный рёв двигателя военного грузовика, направлявшегося к центру города. А ровно в четыре часа утра спящий город содрогнулся от мощного взрыва. Так в Оренбурге началось уничтожение Казанского кафедрального собора, которое продолжалось четыре года.

ОТ НОВОЧЕРКАССКА ДО ОРЕНБУРГА

Впервые идею о строительстве в Оренбурге подобающего ему собора высказал 11 ноября 1873 года Преосвященный Митрофан (Вицинский), епископ Оренбургский и Уральский, которого горячо поддержал оренбургский генерал-губернатор Николай Крыжановский. Именно Николай Андреевич первым ходатайствовал об открытии подписки пожертвований на собор по всей империи. При нём же (1875 год) на месте будущего собора была построена соборная часовня (благодаря попечению П.М. Деева и С.И. Щербакова), где, кроме сбора пожертвований, занимались и составлением проектов по сооружению собора (при поддержке крупного землевладельца Оренбургского уезда Георгия Фёдоровича Исеева был объявлен конкурс при Императорской академии художеств).
Первоначально победил проект профессора архитектуры Шретера. Однако он оказался слишком дорогостоящим – 700 тысяч рублей. Была серьёзная опасность, что собор так и останется на бумаге. В 1885 году на это обстоятельство обратил внимание оренбургский генерал-губернатор и наказной атаман Оренбургского казачьего войска Николай Маслаковец, поскольку на тот момент по всей империи было собрано всего 113 тысяч рублей (была, впрочем, у губернатора и чисто практическая задумка – при строительстве обеспечить местных жителей заработками после неурожаев).
Часто бывая по долгу службы в Санкт-Петербурге, Николай Алексеевич встречался с атаманом Всевеликого войска Донского Николаем Ивановичем Святополк-Мирским, от которого узнал, что у него в Новочеркасске те же проблемы. Так, проект для главного войскового храма был заказан профессору архитектуры К.А. Тону (автор храма Христа Спасителя в Москве). Однако основоположник русско-византийского стиля составил смету на сумму более 1 миллиона рублей (в ценах 1846 года).
Таких денег в войске Донском не оказалось. Поэтому казаки решили заказать более дешёвый храм, а проект столичного размаха, рассчитанный на 7 тысяч человек, передали в Ростов-на-Дону, где планировалось возведение храма в честь Александра Невского. Однако ростовские купцы также не смогли «потянуть» столь великие расходы.
Тем временем донские казаки решили строить Вознесенский войсковой собор (на средства общевойскового кошта) по проекту столичного архитектора Ивана Вальпреда. Строительство было начато в мае 1852 года. Однако в ночь с 10 на 11 июля 1863 года рухнул главный купол храма. Стоит сказать, что строительство предыдущего храма по проекту придворного архитектора Алозия Руско (проект был сделан по просьбе самого атамана Платова) также закончилось неудачей. Обрушение той постройки произошло 29 августа 1846 года по причине слабого фундамента.
Донское начальство решило не испытывать более счастья в столицах и обратилось к своему архитектору – донскому казаку Александру Александровичу Ященко. По всей видимости, это был незаурядный человек. Он получил образование в строительном училище Главного управления путей сообщения и публичных зданий (1856-1860), а в возрасте 22 лет стал вольнослушателем Санкт-Петербургской академии художеств, которую окончил в 1871 году в звании классного художника первой степени «за проект православной церкви». Ранее, в 1866 году, он получил серебряную медаль за проект «дома для женской гимназии на 600 девиц приходящих». С 1874 года состоял при строительной части Областного Правления войска Донского. В 1879 году Ященко удостоился звания академика архитектуры от Императорской академии художеств (за проект станции железной дороги); в том же году по настоянию архиепископа Донского и Новочеркасского Александра (Добрынина) занял должность епархиального архитектора. Зодчий пользовался и поддержкой архиепископа Донского и Новочеркасского Митрофана (Вицинского), который после служения на Оренбургской кафедре был переведён в Новочеркасск – столицу войска Донского.
Именно архитектор Ященко составил воплощённые в камне проекты Вознесенского собора в Новочеркасске и храма в честь святого праведного Александра Невского (на 1500 человек) в Ростове. Строительство обоих храмов началось в 1891 году. И тот и другой после их постройки считались главными украшениями городов. Тем более таким украшением считался Казанский кафедральный собор в степном Оренбурге, проект которого был высочайше утверждён 23 января 1886 года. Вот что говорил о нём в книге «Город Оренбург» историк П.И. Столпянский: «Собор устроен… наподобие храма св. Софии в Константинополе, с выдающимся посередине обширным куполом, который с трёх сторон облегают три полукупола, а между ними красиво возвышаются четыре колокольни. Высоко поднимаясь над городом, собор как бы парит над ним…».

ЗДЕСЬ СЛЫШАЛИСЬ ТАКИЕ ГОЛОСА…

Собор в честь иконы Божией Матери «Казанская» в Оренбурге был заложен на Сакмарской площади (ныне сквер перед Домом Советов) в 1886 году в праздник Рождества Пресвятой Богородицы (8 сентября по старому стилю) епископом Оренбургским и Уральским Преосвященным Макарием (Троицким) после Божественной литургии. Этот день был выбран по той причине, что в Оренбург прибывал крестный ход с чудотворной иконой Божией Матери «Табынская». Так что освящение происходило в присутствии этой местночтимой святыни. Само место под строительство было освящено епископом Оренбургским и Уральским Вениамином (Смирновым) 10 мая 1886 года.
Отметим, что донской архитектор совместно с комитетом по строительству собора под председательством вице-губернатора Ассинкрита Ломачевского выбрали местный строительный материал. При этом оренбургский кирпич, гребенской камень и камень с горы Маяк прошли технические испытания в Петербургской технической лаборатории Института путей сообщения и дали блестящие результаты, особенно бутовый камень с горы Маяк и кирпич-железняк. На это явно обращал внимание Александр Ященко, поскольку первый войсковой собор в Новочеркасске обрушился именно из-за слабого основания, сделанного из известняка, и плохого качества кирпича. Второй же вариант Вознесенского собора обрушился из-за излишней поспешности строителей (раствор не успел просохнуть). В целом стоимость храма по проекту архитектора Ященко составила 213 400 рублей вчерне, что было уже рабочим моментом.
Строительство собора в Оренбурге шло безостановочно. Место, отведённое под него, было огорожено. Для конторы и сторожа специально поставили деревянный домик на две комнаты. Его пожертвовал оренбургский купец А.Н. Захо. Сюда же провели трубы от магистральной линии городского водопровода, водой из которого город разрешил пользоваться бесплатно. На Сакмарской площади соорудили также колодец и водозаборную будку. Устройство кирпичного завода и поставку кирпича отдали с торгов купцу Рукавишникову, обязавшемуся поставлять кирпич, прессованный машинами, и устроить завод с беспрерывно действовавшей печью.
В 1887 году заложили бут и обложили кирпичом подвальный этаж. С 1889 по 1893 год производилась кирпичная кладка по ярусам. В 1893 году покрыли купола белым, а выступы нижних ярусов – чёрным листовым железом. К завершению строительства денежные средства истощились и появились опасения, что отделку храма и его освящение придется отложить до неизвестного времени. Но в этот момент на помощь пришла вдова оренбургского купца Мария Иванова, пожертвовав 30 000 рублей. Из этой суммы 7 000 рублей пошло на устройство иконостаса, 10 000 рублей – на написание икон и 13 000 – на колокола. Для отливки колоколов в Оренбург вызвали известного мастера с колокольного завода в Москве Финляндского. 6 октября 1894 года состоялось освящение меди перед закладкой её в плавильную печь, специально устроенную для этого на базарной площади недалеко от христианского кладбища. В тот же день освятили большой крест на главный купол собора. 27 ноября и 4 декабря 1894 года два колокола весом 723 пуда и 302 пуда после молебна при огромном стечении народа были подняты на соборную колокольню.
На большом колоколе стояла надпись: «Благовествуй земле радость велию. Хвалите, небеса, Божию Славу. Сей колокол отлит к соборному храму во имя Казанской иконы Божией Матери в Оренбурге в царствование государя императора Александра III, в свидетельство Макария, епископа Оренбургского, при губернаторе Ершове и вице-губернаторе Ассинкрите Ассинкритовиче Ломачевском, иждивением вдовы Марии Львовны Ивановой в память покойного супруга ее Сергея Михайловича Иванова, усердием священника Михаила Федоровича Руднянского, на многие лета всем гражданам города Оренбурга». Он имел рельефы, изображающие лики херувимов, Спасителя, Божией Матери (Казанская икона), преподобного Макария Египетского, Александра Невского, князя Владимира, преподобного Сергия Радонежского, Марии Магдалины и княгини Ольги.
18 и 19 октября 1895 года произошло торжественное освящение нового собора. Под звуки колокольного звона в торжественной обстановке состоялось перенесение святых мощей и антиминса из Введенского зимнего собора в новосозданный. Их поставили около иконы Спасителя и после малого освящения окропили водой все ризы и утварь, после чего началось освящение самого храма по чину. Собор получился внушительный: 42 метра в ширину, 47 – в длину и 54 метра в высоту, что несколько меньше Новочеркасского Вознесенского собора: ширина – 62, длина – 76,8 метра (у собора имеется дополнительный портал) и высота с крестом – 74,7 метра. Это был третий по величине храм Империи.
Внутри собора, кроме главного алтаря, имелись два придела: во имя святителя Николая Мирликийского Чудотворца (освящён 16 февраля 1897 года) и преподобного Сергия Радонежского (освящён 9 марта 1897 года). Росписи собора (после его освящения) по сплошному золотому полю производились художниками высшей школы. В их числе состоял профессор живописи Петербургской академии художеств Владимир Маковский. Он исполнил основные иконы главного иконостаса. В нижнем ярусе его располагались иконы Спасителя, Божией Матери с Младенцем и двух Архангелов – Михаила и Гавриила. Над ними четыре медальона: князь Владимир, преподобный Макарий Египетский, святитель Митрофан Воронежский, священномученик диакон Вениамин. Имена этих святых были выбраны не случайно. Оренбуржцы хотели отблагодарить этим тех оренбургских епископов, усилиями которых осуществилась постройка храма. Владыка Митрофан первым высказал мысль о строительстве собора, Вениамин освятил место для собора, Макарий заложил собор, Владимир освящал приделы.
В верхней части иконостаса находилась большая икона «Троица» и «Тайная вечеря». Все иконы, написанные Маковским, исчислялись суммой в 20 000 рублей. Общая стоимость же собора (с оградой) в итоге составила около 420 тысяч рублей.
Некоторые работы кисти Маковского сохранились, сейчас они украшают храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы в Оренбурге – два изображения Воскресшего Иисуса Христа, «Явление Богоматери Сергию Радонежскому», «Моление о чаше». Перед иконой Николая Чудотворца висела позолоченная лампада – подарок императора (в то время цесаревича) Николая Александровича во время посещения им Оренбурга в 1891 году. Его Преосвященство Преосвященнейший Владимир (Соколовский), епископ Оренбургский и Уральский, через «Оренбургские епархиальные ведомости» выразил искреннюю благодарность всем гражданам Оренбурга за пожертвования на украшение живописью кафедрального собора, поступившие по подписному листу в сентябре 1898 года. Список пожертвователей состоял из 106 фамилий. Общая сумма пожертвований составила 8 262 рубля. Собор, устроенный Ященко, удался на славу. Впечатление прихожан от собора было потрясающее: «Содержание священных изображений переполняет душу благоговейным чувством и возносит мысль туда, где нет места печали. Подобными впечатлениями поражается и слух. Слушая пение архиерейского хора, поражаешься чем-то необычайным. Здесь слышатся такие голоса, особенно у теноров и альтов, такой силы и чистоты дискантов и густоты громовых басов, что едва ли возможно допустить голоса более замечательные».

Восстановят ли собор в Оренбурге?
Память о соборе Казанской иконы Божией Матери в Оренбурге

Память о соборе Казанской иконы Божией Матери в Оренбурге

К сожалению, сам зодчий не дожил до того, чтобы увидеть свои главные творения. В 1893 году Александр Ященко скоропостижно скончался. В это время работы в Ростове и Новочеркасске только начинались. Вознесенский войсковой собор в столице войска Донского был освящён в 1905 году, то есть через сто лет после первой закладки. Собор Александра Невского в Ростове стал действующим только в 1907 году.
Любопытно, что уже после смерти профессора архитектуры Ященко, в 1901 году, был заложен собор-близнец оренбургского Казанского собора в Царицыне (ныне Волгоград). Документы в Царицынскую епархию передал Преосвященный Владимир (Соколовский). Волгоградский храм был освящён уже при власти большевиков – в 1918 году.
После этого соборы только уничтожали. Начали с Оренбурга, в 1933 году уничтожили собор в Царицыне, перед самой войной, в 1940-м, – в Ростове-на-Дону. Таким образом, сейчас остался только Свято-Вознесенский собор в Новочеркасске. Как и до революции, он является главным храмом Всевеликого войска Донского.
Впрочем, ветры перемен коснулись не только столицы, где в 1997 году был освящён заново построенный храм Христа Спасителя (разрушен 5 декабря 1931 года), но нарушили и нашу патриархальную тишину. Стараниями протоиерея Николая Стремского в посёлке Саракташе построен главный храм Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия – шестипрестольный Свято-Троицкий собор. Это уменьшенная в полтора раза копия взорванного Казанского собора в Оренбурге. Спроектировал новый собор оренбургский архитектор Юрий Григорьев.
Чин закладки собора совершён 21 августа 2001 года по благословению архиепископа Оренбургского и Бузулукского Валентина. Собор имеет два этажа: нижний храм с центральным престолом во имя святого праведного Симеона Верхотурского. Правый придел во имя преподобного Сергия Радонежского, левый придел во имя священномученика Макария Оренбургского. Верхний храм с центральным престолом Святой Троицы и правым приделом Казанской иконы Божией Матери. Левый придел во имя Царственных страстотерпцев – императора Николая II, императрицы Александры со чадами – и всех новомучеников и исповедников Церкви Русской.
24 апреля 2005 года, в праздник Входа Господня в Иерусалим, в Свято-Троицкой Обители Милосердия освящён, а 27 апреля установлен самый большой в Оренбургской епархии колокол. Вес его – 2700 килограммов. Надпись на верхнем поясе гласит: «Благословение Высокопреосвященнейшего Валентина, митрополита Оренбургского и Бузулукского, в честь и славу Святей Единосущней Животворящей Троицы лит в Каменске-Уральском лета 2005 года от Р. Х.». На нижнем, более длинном, поясе написано следующее: «В память о разрушении в лихие годы 1932-1936 кафедрального собора в честь Казанской иконы Божией Матери при настоятеле протоиерее Николае Стремском, на пожертвования благодетеля раба Божиего Павла Синявского и благотворительного фонда святителя Николая Чудотворца». На четырёх сторонах колокола есть медальоны с изображением икон Святой Троицы, Казанской иконы Божией Матери, святого праведного Симеона Верхотурского и преподобного Сергия Радонежского.
9 апреля 2006 года митрополит Оренбургский и Бузулукский Валентин в сослужении настоятеля и духовенства Свято-Троицкой Обители Милосердия и Оренбурга совершил чин освящения нижнего престола собора во имя праведного Симеона Верхотурского. А 10 января 2010 года в Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия посёлка Саракташа произошло поистине эпохальное событие. Освящён собор в честь Святой Троицы, один из крупнейших на сегодня храмов Оренбургской и Бузулукской епархии. Чин освящения совершил Высокопреосвященнейший Валентин, митрополит Оренбургский и Бузулукский.
С учётом особого геополитического положения Оренбургской области, которая является небольшим православным перешейком между мусульманскими Казахстаном, Татарстаном и Башкортостаном, самое время задуматься о воссоздании Казанского собора в Оренбурге. Ведь наши предки считали, что «такой величественный храм вполне отвечает идее служить символам и знамениям православной религии у преддверия Азии». И ещё они надеялись, что собор «будет долговечным памятником первому русскому водворителю народной мощи в крае, истинно русскому человеку – И.И. Неплюеву».
А вот что по этому поводу думает известный исследователь истории Оренбурга, действительный член Российского географического общества, геополитик Олег Филиппович Балыков:
«В отличие от взрыва храмов в Ростове и Царицыне (тогда Сталинграде), взрыв храма в Оренбурге оказался куда более губительным. Ущерб был нанесен не только Православию Оренбургского региона, но и России в целом. Оренбургская область – сердцевина бывшей Оренбургской губернии – имеет для национальной безопасности России особое геополитическое значение и положение, поскольку является пограничной заставой Поволжья и Урала на непрочном и уязвимом этническом и историческом стыке европейской и азиатской частей России. Здесь нехватка русского духа очень чувствительна для всего государства.
Откат границы России в 1991 году требует восстановления Казанского кафедрального собора без промедления. Что мешает? Ничего. Аналоги есть. Тот же храм Христа Спасителя в Москве. Или гораздо ближе – Свято-Троицкий собор в Саракташе. Опыт приобретён.
Строительство другого храма в Оренбурге, в Северном округе, никак не компенсирует взорванный храм. Символом Оренбурга и Оренбуржья был, есть и будет только Казанский собор. Историю не зачеркнуть. Построенный на народные деньги храм власти должны вернуть городу, области и России!».
Но пока, вот уже с десяток лет, на разных уровнях ведутся только разговоры о необходимости восстановления Казанского собора. Понятно, что разрушать для этого Дом Советов и вновь строить храм на старом месте нет никакого смысла. Тем более что в густозастроенном массиве храм рискует потеряться.
Интересно, что такого же мнения придерживался и почётный гражданин города Оренбурга митрополит Оренбургский и Бузулукский Леонтий (Бондарь, † 1999). Владыка предлагал строить храм на пересечении улиц Маршала Жукова и Аксакова, где имеется естественное взгорье и где был Успенский женский монастырь. В то время это предложение мало кто воспринял всерьёз, поскольку там находилась воинская часть. Сейчас военные ушли с территории монастыря. Здесь вновь возрождается монашеская жизнь. Часть помещений уже переданы православному сестричеству Успения Пресвятой Богородицы. Так почему бы не реализовать эту идею?

Источники:
1. Десятков Г.М. Казанский кафедральный собор. – Оренбург, 2000.
2. Азизов Даниил, священник. Новочеркасский войсковой кафедральный собор. История, архитектура, святыни. – Ростов-на-Дону, 2002.
3. Горлов Г.Е., протоиерей, Боброва О.Ю. Духовная нива Оренбуржья. – Оренбург, 2009.
4. Русские монастыри. Южный Урал и Зауралье // Автор проекта и главный редактор Феоктистов А.А. – Новомосковск, Москва: «Очарованный странник», «Троица», 2007.
5. Райский П.Д. Путеводитель по городу Оренбургу. – Оренбург, 2000.
6. Кулешов В.И. В низовьях Дона. – Москва: «Искусство», 1987.

Печатается по изданию: «Дивен Бог во святых своих. Мученики, исповедники и подвижники благочестия в Оренбургской епархии». Книга IV Оренбург: ДИМУР, 2011.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Станица Славянская» № 7 (18) за декабрь 2009 года.
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх