Стояние Зои

Слово дилетанта
3 августа 2015
Вне рубрик, Православие

Следующая статья:

Стояние Зои в Куйбышеве (Самаре)

Стояние Зои в Куйбышеве (Самаре)

В начале 1956 года в нашем селе Ивановка, что в Асекеевском районе, распространились слухи о cлучившемся в Куйбышеве (нынешней Самаре) непостижимом для человеческого ума событии. На новогодней вечеринке девушка по имени Зоя стала танцевать с иконой Николая Чудотворца и в наказание за такое богохульство окаменела.

Зоя с иконой святителя Николая

Зоя с иконой святителя Николая

Будто бы её не просто парализовало, а она буквально вросла в пол. То есть, живое человеческое существо как бы соединилось с материей неодушевленной. И когда несчастную девушку стали вырубать из пола, доски окрасились кровью. Никакие усилия прибывших врачей не могли привести её в себя. Иглы при уколе ломались и гнулись, как будто встречая каменное препятствие. Но сердце билось – Зоя жила. С этого времени она не могла ни пить, ни есть.
Первые дни дом был окружен множеством народа: приходили и приезжали издалека верующие, медики, духовные лица, просто любопытные. Но вскоре по распоряжению властей помещение было закрыто для посетителей. В нем дежурили посменно по 8 часов два милиционера. Некоторые из дежурных, ещё совсем молодые, поседели от ужаса, когда в полночь Зоя страшно кричала: «Молитесь! Весь мир в грехах гибнет, молитесь!»
Так она простояла четыре месяца до самой Пасхи, которая в том году была 6 мая. С этого времени Зоя стала оживать, в мускулах появилась мягкость, жизненность. Её уложили в постель, но она продолжала взывать и просить всех молиться о мире, гибнущем в грехах, о земле, горящей в беззакониях. «Как ты жила? – спрашивали её. – Кто тебя кормил?» – «Голуби, голуби меня кормили!» – отвечала Зоя. На третий день Пасхи она умерла.
Эти и другие шокирующие подробности «самарского чуда», как стали называть в народе стояние Зои, передавались из уст в уста, будоража людское воображение, внушая страх и священный трепет. А поскольку вразумительных разъяснений в тогдашней печати не появилось, вполне объяснимым был интерес, который проявляли люди к этому явлению. Но постепенно разговоры и слухи сошли на нет, и с годами стояние Зои вспоминалось лишь как фантастическое событие далекого детства.
Произошедший в перестроечное десятилетие развал некогда монолитной идеологии резко изменил мировоззренческие ориентиры. Православие в России вновь становится источником и оплотом подлинной духовности. Восстанавливаются некогда закрытые или порушенные церкви и монастыри, строятся новые храмы. Но гораздо труднее оказалось изменить сознание людей. Ведь несколько поколений советских граждан выросли в атмосфере бездуховности, а фактически – в неуважении к собственной истории, которая зиждется в основном на Православии.
Атеистическое сознание вошло, что называется, в их плоть и кровь, и до сих пор у нас немало людей, которые никогда не были в партии, но остаются воинственными безбожниками. Мне рассказывали, как уже в наши дни некогда глубоко православный Бузулук был буквально шокирован, увидев первое в новом веке молитвенное шествие с хоругвями и иконами. Люди при появлении крестного хода не знали, как себя вести. В большинстве случаев отходили в сторону и смотрели издали, удерживая любопытных детей. А из машин выглядывали и, посмеиваясь, вертели пальцем у виска.
Но все-таки постепенно, не без сомнений, люди находят дорогу к храму. Изменилось отношение и к «самарскому чуду»: все чаще стали вспоминать о стоянии Зои. Публикации о ней появились в некоторых центральных и местных газетах, в церковных изданиях. Режиссер Александр Прошкин, известный по фильмам «Михайло Ломоносов», «Холодное лето 53-го», «Русский бунт», «Доктор Живаго», снял художественную ленту «Чудо» с Марией Буровой, Константином Хабенским и Сергеем Маковецким в главных ролях. По благословению архиепископа Самарского и Сызранского Сергия православным журналистом Владимиром Осиповым снят также документальный фильм «Стояние Зои», издана книга Антона Жоголева с таким же названием.
Особенностью и светских и церковных публикаций является однозначное утверждение: стояние Зои – реальное, не вызывающее никаких сомнений событие. Правда, утверждение это базируется исключительно на свидетельствах людей верующих. Удивляет отсутствие точек зрения тогдашних представителей власти, работников правоохранительных органов, ученых, являвшихся свидетелями «самарского чуда». Казалось бы, что им теперь скрывать? Ведь в доме на улице Чкаловской в старой Самаре произошло что-то из ряда вон выходящее, что собрало многотысячную толпу, которую пришлось разгонять водометами и конной милицией. В асекеевской районной газете «Родные просторы» очевидец тех далеких событий И. Степанов вспоминал: «Вся улица была запружена народом, всем хотелось увидеть чудо. Остановилось трамвайное движение. Количество любопытных росло, трещали и ломались заборы, были поломаны все фруктовые деревья у близлежащих домов. Привычная жизнь населения нарушилась – нельзя было выйти на работу, отправить ребенка в школу…»
Во многих публикациях приводится факт, что епископу Куйбышевскому Иерониму позвонил уполномоченный по делам религий облисполкома Алексеев и попросил объявить с амвона прихожанам, что никакого чуда нет. Это же было поручено настоятелю Покровского кафедрального собора отцу Александру Надеждину. Настоятель ответил: «Разрешите, я поеду посмотрю и расскажу людям то, что видел». Из облисполкома пообещали перезвонить через два часа. Но позвонили через два дня и сказали, что вмешательство церкви не требуется.
Налицо была растерянность властей. Проявилась она и в ходе работы областной партийной конференции, состоявшейся 20 января 1956 года. Отвечая на вопросы делегатов (поступило более 20 записок), первый секретарь обкома Ефремов сказал буквально следующее: «В Куйбышеве широко распространились слухи о происшедшем якобы чуде на Чкаловской улице. Да, произошло такое чудо – позорное для нас, коммунистов, руководителей парт-органов. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. После этого стали говорить «окаменела, одервенела» – и пошло. Начал собираться народ, потому что неумело поступили руководители милицейских органов. Видно, и ещё кто-то приложил к этому руку. Тут же поставили милицейский пост − а где милиция, туда и глаза… А по существу это самая настоящая глупость, никаких танцев, никаких вечеринок (а следовательно и «окаменевшей Зои» – И.К.) в этом доме не было».
Как видим, объяснение партийного лидера свелось к тривиальному «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». По времени «самарское чудо» совпало с очередным наступлением государства на религию. В связи с укрупнением колхозов и сов-хозов были ликвидированы тысячи исторически сложившихся населенных пунктов, а существовавшие там церкви и религиозные памятники разрушены. Известны грубые высказывания Хрущева в адрес Церкви, его немотивированное богоборчество. К примеру, он обещал построить к 1980-му году коммунизм и показать по телевизору последнего жулика и последнего попа. Что из этого вышло, мы знаем. Кстати, «самарское чудо» Хрущев, по источникам, объявил провокацией западных спецслужб в канун открытия XX съезда КПСС.
Партийный устав требовал от коммунистов вести решительную борьбу с религиозными предрассудками. Но на практике часто происходило по-иному, так как атеистическая пропаганда в ряде случаев попросту отвергалась массами. Неслучайно в начале 70-х годов в постановлении ЦК КПСС «Об усилении атеистического воспитания населения» отмечалось, что «отдельные коммунисты и комсомольцы стоят в стороне от борьбы с религиозными предрассудками, а иногда сами принимают участие в отправлении религиозных обрядов». И это было в тот период, когда дисциплина в партии была достаточно прочной.
Православные авторы утверждают, что явлением «самарского чуда» было указано: разрушителей храмов, хулителей икон ждет неминуемая расплата. Но это не остановило воинствующих атеистов. После 1956 года давление на религию не уменьшилось. В 1960 году в Бузулуке, где прекрасно знали о стоянии Зои, снесли Петропавловский собор. При его закрытии произошел самый настоящий скандал: забаррикадировавшихся в церкви старушек комсомольские активисты буквально вынесли на руках. Этот инцидент стал известен в Москве. Когда в начале 60-х годов Хрущев, возвращаясь из целинных районов страны, проезжал через Бузулук, то, появившись в створе вагона, первым делом спросил местное начальство: «Ну что вы тут натворили с церковью?»
Нелишне напомнить, что активно внедрявшееся в советской стране богоборчество противоречило даже марксистским подходам к проблемам церкви. Тот же Фридрих Энгельс, высмеивая стремление левых революционеров (бакунистов, бланкистов) «быть радикальнее всех по части атеизма», заявлял, что «единственная услуга, которую можно ещё оказать теперь религии, − это запретить вообще всякую религию».
Как уже упоминалось, документальных подтверждений «самарского чуда» нет. В одной из популярных газет сообщалось, что последняя правда о Зое сгорела в архивах Самарского областного УВД во время пожара 10 февраля 1999 года. А вот в жизни Церкви это событие не осталось бесследным. Самарская епархия обратилась к городским властям с просьбой выделить землю для строительства часовни в честь Святителя Николая и изменить планы, по которым дом на улице Чкаловской, 84 может пойти под снос. «Очень важно сохранить память об этом событии, в том числе и земную, материальную память, – сказал секретарь Самарского Епархиального управления протоиерей Виктор Ушатов. – Это будет останавливать людей от тех кощунств, которые совершаются и в наше время. Цинизм человеческий сейчас бывает даже большим, чем в годы атеизма. Поэтому надо сохранить все, что нам досталось для утверждения Веры Православной и страха Божия в сердцах людей».
Несколько лет назад в маленьком уютном самарском храме во имя Иоанна-воина появилась большая житийная икона Николая Чудотворца. Икона эта необычная. По краям её расположены клейма, рассказывающие о чудесах Святителя. Весь нижний ряд посвящен чуду стояния Зои. Вот она танцует с иконой на новогодней вечеринке, вот милиционер, не пускающий народ в дом. Далее изображены видение Зоей адского огня и голуби, которые её кормят. Последнее клеймо – покаяние: Зоя с покрытой головой склонилась перед Святителем Николаем. Будто бы он явился к ней сам со словами: «Ну что, устала стоять? На Пасху оживешь». Лик Святителя Николая писался с нижегородской иконы XII века. У него строгий суровый взгляд – это соответствует событию.

Автор: Иван Коннов

Приведено по материалам журнала:
Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния № 1 (65) за
январь-апрель 2013 г. – Саракташ, 2013.

На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх