Святой Александр Мюнхенский

Слово дилетанта
1 мая 2014
Имя в Православии, КНИГИ, Православие, Прожектор оренбургской Перестройки

Предыдущая статья:

Следующая статья:

Александр Гугович Шморель  с его неизменной трубкой

Александр Гугович Шморель с его неизменной трубкой

Александр Мюнхенский – отныне так звучит имя святого, церемония прославления которого завершилась Божественной воскресной литургией 5 февраля в Германии. Первым святым русского зарубежья, канонизированным в сослужении Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) и Московского Патриархата, стал герой немецкого Сопротивления уроженец Оренбурга Александр Шморель.

«Святый Боже…»

Архиерейский собор РПЦЗ ещё в конце 90-х годов XX века благословил причислить Александра, казнённого в застенках гестапо, к лику новомучеников и исповедников Российских. Чуть позже решение утвердил Архиерейский Собор. Однако процесс этот оказался не таким быстрым, как хотелось бы многим.
После решения о канонизации Александра нужно было написать службу новому святому. За её составление взялся сам архиепископ Берлинский и Германский Марк, к тому времени уже имевший опыт написания службы преподобномученице, великой княгине Елисавете Феодоровне. Работа над новым текстом длилась довольно долго. По признанию самого Владыки, выкроить в плотном рабочем графике правящего архиерея достаточно времени для такого ответственного и серьёзного дела непросто. Однако вода камень точит. «Ко мне постоянно обращались и спрашивали, когда же будет служба, когда же произойдёт прославление, – вспоминает архиепископ, – таких обращений было так много, что я, наконец, отложил всё, сел и завершил работу».
Незадолго до прославления святого был написан новый образ новомученика. Икона не совсем обычная. Святой изображён в стилизованном медицинском халате с красным крестом на левом рукаве, что указывает на его профессиональную принадлежность к медицине. В правой руке вместе с обязательным для мученика крестом Александр держит цветок белой розы, которая символизирует причастность Шмореля к одноимённой антифашистской группе, основанной им вместе с Гансом и Софи Шоль весной 1942 года. Из необычного – написание на иконе помимо имени мученика также и фамилии – Шморель.
Наконец в 2008 году произошло поистине историческое событие – был подписан акт о каноническом общении РПЦ МП и РПЦЗ. Тогда и было объявлено, что Александр Шморель будет первым святым Русской Зарубежной Церкви и Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Кроме того, в самой Германии произошло переосмысление кровавого прошлого страны.
Сама церемония прославления началась с крестного хода. Процессия с пением «Святый Боже…» из мюнхенского собора Новомучеников и Исповедников Российских медленно двинулась на кладбище «Ам Перлахер Форст», где покоятся останки Александра Шмореля и других членов группы «Белая роза». В 1943 году именно здесь, вблизи кладбища, находилась тюрьма «Штадельхайм», где содержались и были обезглавлены на гильотине участники Соп­ротивления. Тогда на месте, где сейчас высится собор, был заброшенный пустырь. И в фашистской Германии никто и помыслить не мог, что здесь будет православный храм.
Сначала участники крестного хода остановились у захоронений соратников Шмореля – брата и сестры Шоль и ещё одного члена антифашистской группы, Христофа Пробста. Почтив их память минутой молчания (Шоль принадлежали к Лютеранской Церкви, Христоф Пробст был католиком), крестный ход двинулся дальше, к некогда анонимному «месту 76-1-26», могиле «политического преступника» Александра Шмореля, усыпанной белыми розами. Здесь, несмотря на не по-баварски лютый мороз (к вечеру было минус 18), состоялась последняя перед прославлением панихида.
Далее в храме церемония продолжилась Всенощным бдением, литией и величанием Святого с выносом иконы. Предстоял богослужению митрополит Оренбургский и Саракташский Валентин. Вместе с ним служили: митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий, архиепископ Берлинский и Германский Марк (РПЗЦ), архиепископ Берлинский и Германский Феофан (МП), архиепископ Женевский и Западноевропейский Михаил, епископ Штутгартский Агапит, священники русской, греческой и сербской церквей.
Одновременно со службой в Мюнхене аналогичная церемония во славу Александра Шмореля проходила по ту сторону Атлантического океана – в Сан-Франциско.

«Не забывайте Бога!!!»

Но кто же такой Александр Шморель? И почему именно он был прославлен в немецкой земле?
Как сказано в богослужении «Святому мученику Александру, от нацистов безбожник убиенному во граде Мюнхене»: «Неразумiя мразъ обдержаше вселенную, и сильнiи мiра сего преклоняхуся идоломъ безбожнаго безумiя». То есть всё тогда в Европе было захвачено враждующими безбожными властями, презиравшими моральные устои и насильно насаждавшими в умах и сердцах людей беса гордыни, презрения к тем, кто не такой как они, у кого другая кровь или «не наши» установки, происхождение. Те же, кто отвергал насилие и гордыню, сознательно становились на путь мученичества. Такими были участники «Белой розы», группы Сопротивления студентов-медиков Мюнхенского университета и их друзей. И была у этой группы русская душа – Александр Шморель.
Он родился в 1917 году в Оренбурге и был сыном Гуго Шмореля, потомка немецких переселенцев, перебравшихся в Россию в середине XIX века, и дочери православного священника Натальи Введенской. Двух лет от роду Александр лишился матери, умершей в Гражданскую войну от тифа. Его воспитанием занялась няня, Феодосия Константиновна Лапшина. Когда Шморели были вынуждены эмигрировать в Германию в 1921 году, её взяли с собой. Она была глубоко верующей и воспитала Александра в традициях Православия и русской культуры. В доме говорили на русском языке и читали русскую литературу.
Уже после окончания гимназии Александр познакомился с «русским армянином» – эмигрантом Николаем Хамазаспяном.
– Мы вместе читали русскую литературу, – вспоминает Николай Данилович, – Шурик, как я его звал, особенно проникся Достоевским. Правда, поначалу ему было не всё понятно. Но вскоре, благодаря нашим занятиям, он стал лучше и разговаривать по-русски, и понимать русскую культуру.
Кстати, название группы Сопротивления «Белая роза» пришло именно от Достоевского. В любимой книге Александра «Братья Карамазовы» есть два эпизода с этим цветком. В начале главы «Великий Инквизитор», то есть «поэме» (автор которой Иван Карамазов), сошедший к людям во второй раз Христос воскрешает девочку, держащую в руках букет белых роз. А позже при похоронах мальчика, защищавшего своего отца, маленькому Ильюшечке кладутся в гроб именно эти цветы. Александр, а затем и вся группа, считали белые розы символом возрождения, воскресения, новой жизни, за которую он и его друзья вышли на борьбу с нацизмом.
В июне 1941 года Александр познакомился с Гансом Шолем, который так же, как и он, отвергал нацистскую идеологию. Не имея другой возможности, они решили бороться словом, словом Правды. В листовках «Белой розы», в составлении которых Александр активно участвовал, прямо содержится указание на легенду об антихристе: «Всякое слово, исходящее из уст Гитлера, – ложь. Уста его – смрадная пасть ада, и власть его отвержена в самой её основе. Кто ещё сомневается в действительном существовании бесовских сил, тот далеко не понял метафизическую подоплёку этой войны».
Беда пришла 18 февраля 1943 года. Тогда в Мюнхенском университете были арестованы Ганс и Софи Шоль, которые расклеивали листовки с информацией о поражении фашистов под Сталинградом. Первые же допросы задержанных показали, что к ближайшему окружению Шоль принадлежали Вилли Граф и Александр Шморель. Оба немедленно были объявлены в розыск. Александр был опознан в бомбоубежище, куда он спустился во время воздушной тревоги, был схвачен и брошен в тюрьму.
На допросах Александр признал, что исповедует Православие, но отвергал все подозрения, что местные православные священники участвовали в деятельности группы «Белая роза». Перед смертью узника посетил священник мюнхенского православного прихода отец Александр Ловчий, будущий архиепископ Берлинской епархии. Александр исповедался, причастился и мужественно принял мученическую кончину.
Впрочем, гибель Александра Шмореля вовсе не была столь неизбежной.
– Мы с ещё одним нашим товарищем, Жоржем, разработали план спасения Шурика, – говорит Николай Хамазаспян. – Как оказалось, сторож, у которого были ключи от камеры, не особенно симпатизировал нацистам и согласился на свой страх и риск помочь Шморелю бежать. В пятидесяти километрах от Мюнхена был лагерь для рабочих-иностранцев, и Александр по подложным документам мог бы спокойно там затеряться. Но он отказался.
Отказался потому, что не пожелал, чтобы вместо него пострадал сторож. И ещё потому, что даже саму казнь считал частью своего пути, говорил друзьям: «Если даже в самый день казни кто-нибудь предложит взойти на эшафот вместо меня, я не позволю ему сделать это. Я исполнил своё предназначение на этой земле и не хочу более здесь оставаться».
Отказался от спасения и позже. Когда исповедовавший его священник по поручению властей предложил ему выбор – отказаться от своих воззрений и тем самым сохранить жизнь. Но Александр сознательно пожертвовал собой ради своих христианских убеждений.
Для довершения предсмертного портрета Александра Шмореля нельзя не привести фрагмент его последнего письма родителям.
«Мои любимые отец и мать! Итак, всё же не суждено иного, и по воле Божией мне следует сегодня завершить свою земную жизнь, чтобы войти в другую, которая никогда не кончится и в которой мы все опять встретимся. Эта встреча да будет вашим утешением и вашей надеждой. Для вас этот удар, к сожалению, тяжелее, чем для меня, потому что я перехожу туда в сознании, что послужил глубокому своему убеждению и истине. По всему тому я встречаю близящийся час смерти со спокойной совестью. Вспомните миллионы молодых людей, оставляющих свою жизнь далеко на поле брани – их участь разделяю и я. Немного часов, и я буду в лучшей жизни, у своей матери, и я не забуду вас, буду молить Бога об утешении и покое для вас. И буду ждать вас! Одно особенно влагаю в память вашего сердца: не забывайте Бога!!!».
Если же говорить о причинах канонизации именно Александра Шмореля, то об этом на церемонии сказал митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий: «Не мы прославляем, а Бог прославил Александра! Мы только объявили его имя. Святые, это – как поёт Святая наша Церковь – „плоды благодатного сеяния“. Благодать Божия подобно семени распространяется по Земле. Церковь же ответственна за правильное принятие этого семени людьми. Оно не даст плод в чёрством, окаменелом сердце. Только добрый человек, следующий учению Церкви способен принять его. Много благих семян было посеяно и на немецкой земле. Они дали плод в сердце Александра.
Промысел Божий состоит в том, когда имя святого открывается для людей. Святой Александр близок к нам по времени. Порок, против которого он выступил – гордыня, – остаётся и сегодня. А для вопрошающих: пусть евангельским примером послужит Иоанн Креститель, также пострадавший за Истину. Он обличил Ирода за незаконный брак, за блуд. Служение Христу имеет разные виды и образы – согласно времени и обстоятельствам. Сегодня же и Германия, и Россия получили ещё одного ходатая перед Господом и крепкого помощника в борьбе против греха. Если нам на нашем жизненном пути выпадет отстаивать Правду, Добро, нужно молиться Александру, и он укрепит нас».

«Александр против зла и насилия…»

Лица прихожан, собравшихся 4 февраля в соборе, чем-то напоминали лица людей на Пасху в ожидании первого «Христос воскресе». Но на этот раз подобием пасхального приветствия стал вынос на середину храма иконы новомученика Александра. В благоговейном молчании храма явно ощущалась тихая радость. В эту минуту все молившиеся в храме, независимо от их языка и национальности, как-то особенно отчётливо испытали чувство единства в духе и истине. Об этом ощущении на следующий день в воскресной проповеди упомянул и архиепископ Берлинский и Германский Марк: «Прославление мученика Александра Шмореля, который объединял в себе немецкое и русское начала, лишний раз показало, что все мы находимся в Единой Апостольской Церкви, и наши объятия раскрыты для всех, кто приходит сюда в поисках Истины».
В воскресенье, после Литургии, митрополитам Валентину и Онуфрию были подарены только что написанные иконы святого Александра Мюнхенского, чтобы они могли засвидетельствовать знаменательное событие в своих епархиях.
Митрополит Оренбургский и Саракташский Валентин, ныне возглавляющий именно ту епархию, где родился Александр Шморель, сказал о нём: «Александр был против зла и насилия, он всем своим обаянием, всей своей русской душой отстаивал право быть православным, русским. Он защищал добрые отношения между людьми, право христиан жить по-христиански. Защитил и воссиял в сонме Новомучеников и Исповедников Российских. Более 10 000 имен! Нигде и никогда такого не было! И мы верим, что мученики – это Церковь, торжествующая на небесах. Но они поддерживают нас на земле – Церковь, воинствующую против зла, против страстей, довлеющих над человеком. Через мученичество Господь зовёт нас в Своё Царство. Мученичество – это лествица в Царство Небесное».
Прославление Александра Шмореля стало поистине международным событием. И не только потому, что радость эту восприняли и праздновали все православные епархии мира. Событие в мюнхенском православном храме сразу же переросло внутрицерковные рамки: священнодействие транслировали два российских федеральных канала, региональные СМИ и несколько каналов немецкого телевидения.
Достойное его продолжение состоялось и в светском формате, на вечере, организованном Центром русской культуры в Мюнхене «МИР» и Оренбургским благотворительным фондом «Евразия». В культурном центре «Гастайг» собрались члены семей казнённых участников группы «Белая роза», люди, которые как-то соприкасались с судьбой и историей мюнхенских героев, многие из них бывали в Оренбурге. Фильм о «Белой розе» предварял торжественный вечер. На нём выступили сопредседатель фонда «Белая роза» Винфрид Фогель и Николай Хамазаспян – друг Александра Шмореля, спасавший того от преследования гестапо. Своим присутствием вечер памяти почтили православные архиереи, которые приехали на мероприятие непосредственно с торжественного приёма в храме. При них было оглашено приветствие от имени губернатора Оренбургской области Юрия Берга.
Так Господь даровал нам ещё одного помощника, молитвенника о душах наших. Для чего? Пожалуй, для того, чтобы по примеру жития Александра мы спешили делать Добро, жили по христианским заповедям. И дай Бог, чтобы мы смогли, как он, найти в себе силы и открыто заявить протест тем, кто будет мешать нам и нашим ближним жить в согласии с нашей христианской совестью, чтобы с чистым сердцем смогли сказать:
«Святый Мучениче Александре, моли Бога о нас!..».

На родине святого

Оренбург готовится серьёзно увековечить память выдающегося земляка-антифашиста, организатора «Белой розы» Александра Шмореля. По инициативе губернатора Оренбургской области Юрия Берга Александру Мюнхенскому (Шморелю) будет установлен памятный знак. Эту идею горячо поддержал управляющий оренбургским филиалом Сберегательного Банка России Олег Голубенцев. Дело в том, что дом большой немецкой семьи Шморель, где провёл свои детские годы будущий герой, располагался в конце
XIX – начале XX века на углу нынешних улиц Фадеева и Комсомольской – на территории Сбербанка.
Глава администрации города Оренбурга Евгений Арапов уже провёл первое рабочее совещание со всеми заинтересованными сторонами. За основу был принят проект фонда «Евразия», предусматривающий тройной смысл памятного знака – сохранение информации об улицах старого Оренбурга, о семье Шморелей в целом, оставившей свой след в истории города, например, пивоваренным заводом Гофмана. Внешняя сторона памятного знака расскажет об Александре Шмореле как уроженце России, человеке, бесконечно преданном своей Родине, осознанно вставшим на путь борьбы с нацизмом уже будучи гражданином Третьего рейха. Внутренняя часть знака – имитация «красного угла» дома – отведена для иконы с ликом Александра Мюнхенского (Шмореля), крещёного в Петропавловской церкви города Оренбурга и сохранившего приверженность вере до самой смерти. Предполагается, что памятный знак, посвящённый Александру Шморелю, будет открыт 16 сентября этого года, когда герою немецкой «Белой розы» исполнилось бы 95 лет.
Память святому мученику Александру, от нацистов безбожник убиенному во граде Мюнхене установлена месяца июня в 30-ый день.
С полным текстом богослужения можно ознакомиться по адресу:
http://www.sobor.de/images/stories/pdf/schmorell_sluzhba-2012.pdf.

Фото Игоря Храмова

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Журнал «Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния» 
№ 1 – 2 (61 – 62) за январь – июнь 2012 года.

 

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх