«Без Бога нация – толпа!..»

Слово дилетанта
21 мая 2014
Про книги

Предыдущая статья:

Журналист Наталия Веркашанцева

Журналист Наталия Веркашанцева

В среду 14 мая в областной универсальной научной библиотеке имени Крупской состоялась презентация книги «Святые оренбургские места». Ее автор – журналист, редактор журнала Саракташского благочиния «Православный духовный вестник» Владимир БАКЛЫКОВ.
Под одной обложкой собраны очерки о паломнических поездках автора по Оренбургской, Самарской, Уфимской, Екатеринбургской епархиям. Здесь же статьи о митрополите Оренбургском и Бузулукском Леонтии, старце Серафиме, рассказ об уничтоженном в 30-е годы Казанском соборе Оренбурга. Замечательно иллюстрированное издание невозможно выпустить из рук, его хочется прочесть от корки до корки – столько в нем ценной информации для ума и сердца, такие прекрасные лица смотрят с его страниц, такой красоты храмы сияют. И, конечно, хочется познакомиться поближе с автором.
– Владимир, какое у тебя журналистское образование? То есть где учился на журналиста?
– Как говорил, кажется, Михаил Задорнов, образования у меня никакого, в смысле – высшее техническое. По образованию я инженер-механик. Окончил МВТУ имени Баумана, факультет «Производство летательных аппаратов». Специализация «Расчеты на прочность».
– Вот это сюрприз! Неужели и на заводе работал?
– Да, пришел работать на машзавод. Это был 1989 год. Тогда как раз был организован отдел главного конструктора. Собственно говоря, взяли меня по профилю. Но уровень был не тот, к которому готовили в Москве. Зато с производственниками было проще общаться. У нас были совместные разработки с Казанью, с Днепропетровском. Замечательно работали! Дружба народов была налицо. Работал до тех пор, пока не стали задерживать зарплату. Серьезно задерживать – до девяти месяцев. Мы написали заявление и подали в суд. А еще я подумал: дай-ка я напишу в газету, что тут на заводе происходит. И написал. Принес в «Вечерний Оренбург». А там как раз готовили подборку по машзаводу. И мое сочинение было в кон. Само собой, после этого меня сократили. Я восстановился через суд, но после этого ушел работать в газету. Основной темой стали экономика и социалка, поскольку, борясь за свои права, сдружился с профсоюзом СОЦПРОФ. Многие материалы той поры легли в основу моей книги «Прожектор оренбургской перестройки. Частный взгляд на системные преобразования России». Названия разделов книги говорят сами за себя – «Экономический экскурс», «Социальный градус», «Православный взгляд», «Оренбургское казачество».
– «»Кидалы» из Белого дома», «Медный передел», «НОСТА «отливает пули»», «»Стальные разборки» продолжаются» – судя по заголовкам статей, писал ты достаточно смело. В то время за такое могли и голову снять. Герои твоих публикаций на тебя не наезжали?
– Угроз не было. Но однажды после выхода серии статей про генерального директора Медногорского медно-серного комбината Юрия Короля мне позвонили почему-то из «Оренбургнефти» и просто поинтересовались, жив я или нет.
– А как начал писать о Православии?
– Первый раз написал, когда работал в журнале «Оренбургский край». Про Свято-Андреевский монастырь. Это было десять лет назад. Поехал в Андреевку в отпуск с друзьями-туристами. А редактор велела заодно привезти материал. В обители я побывал, но с основателем монастыря отцом Серафимом встретился в Оренбурге.
После первых моих вопросов батюшка понял, что я не в теме. «Что ты ко мне пришел? Ты ж ничего в монашестве не понимаешь», – разочарованно сказал он. «Затем и пришел, чтобы вы мне разъяснили». «Хорошо, я тебе расскажу, – согласился отец Серафим. – Но ты ко мне придешь и покажешь, что написал. Вдруг ты не так поймешь. Я не хочу, чтобы надо мной люди смеялись».
Приходить пришлось не раз и не два. Лишь на четвертый раз Святогорец благословил публикацию. И сказал, как мне тогда казалось, загадочную фразу: «Ну ты от нас далеко не отходи. Со временем, может, что-то по истории епархии напишем». Я подумал: о чем дед говорит? Мне бы редакционное задание выполнить, и я вернусь к экономике и социалке. Но старец оказался прав. Далеко от этой темы я не ушел. Вскоре поехал в Красные Ключи, в Самарскую область к старцу отцу Павлу Алексахину, нашему земляку. Написал про Красные Ключи. Потом были еще поездки. Очерков много поднабралось, фотографий тоже. Смотрю, книга выстраивается.
– Как долго ты ее готовил к печати?
– Больше года. Это была работа на износ. Вставал часов в шесть и работал до десяти-одиннадцати ночи. Приходилось ведь переключаться на журнал и другие издательские проекты.
– Книга великолепно проиллюстрирована. Как давно занимаешься фотографией?
— Первые снимки сделал, когда первый раз поехал в Андреевку. Обычной мыльницей. Специально купил. Фотографии получились. И тогда в журнале «Оренбургский край» купили аппаратуру. Снимать, кроме меня, было некому. Пришлось заняться. Но я не считаю себя фотографом.
– Ты побывал во многих святых местах. У тебя есть любимое место, любимый храм?
– Андреевка. И монастырь, и все, что вокруг – холмы, крест на горе, где до революции была часвня в честь святителя Николая, родник.
– Куда мечтаешь еще съездить?
– Может, на Афон. Но не знаю, как Бог даст.
– Ты человек воцерковленный?
– Даже будучи редактором православного журнала не могу так сказать с уверенностью. Но верующий – однозначно. Сейчас больше, чем раньше. Однажды был удивительный случай. В нашем Никольском соборе, в притворе была икона Спасителя в рост. Один раз стою, и вдруг мне показалось, что Он, как живой, на меня смотрит. И столько любви в Его взгляде, что у меня аж слезы навернулись.
– Ты рад, что близко соприкасаешься с Православием?
– Я чувствую, что это родное, мое. Однажды слушал подборку песнопений разных религий – пели католики, мусульмане. Но когда зазвучал наш монашеский православный хор, вдруг сразу свежестью повеяло.
– Верующему человеку легче или труднее, чем безбожнику?
– С точки зрения спасения души – легче. Он знает путь, знает, что нужно делать.
– Вот ты живешь по заповедям Божиим, а большинство окружающих стараются тебя ущемить, обмануть. И как тут не ответить тем же?
– Нужно помнить завет – возлюби ближнего своего. Нельзя отвечать злом на зло. Хотя иногда очень хочется. Но зла не хватает.
– Самые главные ценности Православия для тебя?
– Все-таки, наверное, любовь к ближнему. Все на этом основано. И из этого все вытекает.
– Что больше всего тревожит в современном мире?
– В последнее время – воспитание молодежи. Да, мы воспитывались в атеистическое время. Но у меня бабушка была верующей. И отец меня наставлял: ты бабушке не мешай, она и за нас, болванов, молится.
И все же нашему старшему поколению было легче в плане воспитания молодежи. Ведь и основа «Морального кодекса строителя коммунизма» была взята из Православия. Об этом даже Патриарх Кирилл говорил, когда еще был в сане митрополита. Да, убрали Бога, почему, собственно, страна развалилась. Но духовная основа осталась. И не случайно бывший советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский в свое время заявил, что после разрушения социализма главным врагом для Америки осталось русское Православие.
И они делают соответствующие ходы, чтобы сокрушить и этот оплот. А как иначе расценить внедряющуюся в нашу жизнь ювенальную юстицию, которая противоречит заповеди «возлюби отца своего и мать свою»? Ведь воспитание – это труд не только родителей, но и ребенка, иногда и через наказание. Наши предки так жили, ну что они – дураки, что ли, были? У нас в Свято-Троицкой обители это всех волнует. Но одна церковь с этим не справится. Нужно изменение внутренней политики на уровне государства.
– Как думаешь, какое будущее у Православия?
– Думаю, здравый смысл возобладает. На презентации моей книги почти мой однофамилец Олег Филиппович Балыков сказал, что он атеист, но даже ему, атеисту, ясно: Православие – краеугольный камень всей нашей цивилизации. Хочется надеяться, что и наши власти это поймут.

Наталия Веркашанцева,
«Оренбургская неделя» № 21 (2107) 21 мая 2014 г.

На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх