«Что так жадно глядишь на дорогу»?..

Слово дилетанта
2 мая 2014
КНИГИ, Прожектор оренбургской Перестройки, Профсоюз, Экономика

Предыдущая статья:

Следующая статья:

Ну куда же подевался этот автобус, спрашиваем мы друг у друга.
А он просто не вышел из гаража…

«Кладбище» знаменитых ЛиАЗ-677, которые в народе дразнили «сараями»

«Кладбище» знаменитых ЛиАЗ-677, которые в народе дразнили «сараями»

Для чего существует у нас общественный транспорт? Не спешите отвечать. Раньше я тоже думал, что для перевозки горожан.
Но почему тогда эти самые горожане толпами стоят на остановках или угрюмо бредут вдоль автобусных и троллейбусных маршрутов?

Ответ на эти вопросы пришёл как-то сам собой во время очередного такого стояния на остановке, когда вечером в течение сорока пяти минут я пытался уехать из редакции в центр. За это время прошёл лишь один автобус 25-го маршрута. Зато коммерческих я насчитал около тридцати. На некоторых из них были стандартные таблички с чётким указанием маршрута движения. Но основная масса автобусов была явно «левая». Видимо, водители просто решили подзаработать, написали на листке бумаги номер маршрута и помчались. При этом пустым никто не ехал. Вот тогда-то меня и осенило. Наш городской транспорт существует для того, чтобы давать работу… транспорту коммерческому. Это значит, что министр транспорта Н.П. Цах, проводивший у нас коллегию 16 января, был абсолютно прав, задавая руководителю
АТК «Оренбургавтотранс» В.И. Кириленко сакраментальный вопрос: «Не потому ли Ваши предприятия столь убыточны, что возят «льготников», а коммерческие автобусы везут тех, кто может платить?». Вразумительного ответа не последовало. Меж тем вопрос не праздный. В той самой Америке, на которую мы в последнее время равняемся, за подобное «воровство» пассажиров у маршрутного транспорта может последовать привод водителя в суд (даже если у него есть лицензия). И это логично. Ведь если пассажиров начнут «воровать», то муниципалитет будет вынужден увеличить дотации транспортникам.

Доезжай – не доедешь!

Надо ли пояснять, что когда через пару дней мне предложили поучаствовать в комплексной проверке одного из автопредприятий – ОПАТП-6, – я долго не думал и в назначенное время был на месте. Удивительные вещи начались ещё до пересечения границы предприятия. Прямо рядом с основным въездом (в помещении диспетчерской) находится так называемый «универсальный магазин». Основной товар – спиртное. Правда, водки на витрине нет, но на моих глазах возле заветного места тормознул могучий «Урал», водитель которого перекинулся с продавцом парой слов, протянул деньги и получил «прозрачную спиртосодержащую жидкость». Может быть, работники ОПАТП-6 обходят стороной это заведение (во время нахождения на предприятии в этом появилось сильное сомнение)? Понятно, что подобные посещения не могут укрепить производственную и технологическую дисциплину и не решат тех проблем, что накопились на предприятии.
А проблемы серьёзные и видны невооружённым глазом. Первое, что волнует рядового горожанина, – наличие автобусов. Здесь руководство заняло несколько странную позицию. Не так давно Анатолий Юрьевич Клевцов, директор ТОО ОПАТП-6, заявлял по местному телевидению, что у него есть 40 автобусов, и нужно лишь 40 водителей, чтобы они вышли на линию. Ныне водителей в городе хватает, но… нет автобусов. Год назад бесхозный транспорт вывели из боксов и поставили у забора. Сейчас от него остались рожки да ножки (всё растащили на запчасти). Так что нет автобусов – нет проблем.
Чтобы не быть голословным, приведу примеры. Автобусу с госномером 20-20 ОБП в своё время для выхода на линию нужно было одно колесо. Сейчас машину полностью растащили. Всего же разграбленными на предприятии сейчас стоят 39 автобусов. Но и те, что ещё не брошены, быстро не ездят. Во время моего второго визита на ОПАТП-6 в ремзоне находилось
42 машины. Среди них есть такие, что, кажется, обосновались там навсегда. Их водители ремонтируют своих подопечных по шесть-восемь месяцев. Но все рекорды побил автобус с госномером 34-84 ОБТ. Его латают аж с 24 января прошлого (!) года.
Однако не только автобусы, «скелетами» которых завалена территория предприятия, оказались бесхозными. По большому счёту бесхозным оказалось само предприятие. Даже сам А.Ю. Клевцов и председатель профкома B.C. Глебов не смогли ответить чётко, является ли ОПАТП-6 самостоятельным предприятием или всецело подчиняется АТК «Оренбургавтотранс». Говорят, что есть какие-то юридические тонкости. Однако никакие тонкости не могут затмить тот бардак, что у них творится.
Просто обидно видеть, как разваливается (в любом смысле) некогда отлично оборудованное предприятие. К примеру, в стояночном ангаре между плитами в щели можно просунуть ладонь руки, приточно-вытяжная вентиляция не работает, практически отсутствует освещение. Вероятно, руководство считает, что для вентиляции и освещения помещений достаточно разбитых окон и щелей. Но ведь всё это приводит к потерям тепла. А чтобы согреться, рабочие мастерят отопительные и нагревательные электроприборы, именуемые в простонародье «козлами».
Однако любой пожарник объяснит, что от подобного «народного творчества» постоянно происходят пожары и гибнут люди. Тем более что в ОПАТП-6 пожаробезопасность сводится к надписям «При пожаре звоните в диспетчерскую по телефону 332».
– А где же телефон? – полюбопытствовал член КС профсоюза СОЦПРОФ А.Н. Букатин.
– А нету! – ответили ему.
Нету также и средств пожаротушения. Все огнетушители на предприятии собраны в вагончике возле боксов. «Это чтобы никто их не украл», – пояснили нам.
Да что там огнетушители! В стояночном ангаре прямо на токоведущих губках силового рубильника комиссия лицезрела… промасленную ветошь. Достаточно одной искры и ангара не будет…
Вероятно, для того, чтобы никто не украл медикаменты, их не кладут в мед­аптечки. Но на предприятии есть медпункт и в случае чего можно добежать туда. А куда побежит водитель пригородного автобуса, если с кем-нибудь из пассажиров станет плохо? Ведь в автобусах аптечек вообще нет. Когда надо проходить техосмотр, собирается одна аптечка на всех и передаётся друг другу как переходящий приз. Заметьте, горожане, это касается и нас с вами! ОПАТП-6 обслуживает 20 пригородных, 2 междугородных (Акбулак и Ключи) и 1 (15-й городской) маршруты.

О бедном шофёре замолвите слово…

Но, может быть, руководство лучше относится к собственным работникам? «Как же. От них дождёшься! – сказал один слесарь. – Вот коробки передач приходится на пупке таскать. Хоть бы тележку дали!». Другой, вылезая из смотровой ямы, красноречиво добавил: «Без света работаем, на ощупь. Как у негра в ж…!». Крайне нерегулярно (фактически раз в 4 – 5 лет)
выдается спецодежда.
Меж тем только в прошлом году на ее закупку израсходовано 136 млн рублей.
Особенно поразило членов комиссии состояние оборудования. Наряду с «козлами» на предприятии используются самодельные (!) заточные круги. На одном из сверлильных станков подключение кнопок управления не соответствовало условным обозначениям. На другом разбита кнопка «СТОП». Почти все грузоподъёмные механизмы неисправны (не имеют тормоза подъёма груза, но имеют остаточную деформацию троса). Любопытно, что на любое подобное замечание инженер по технике безопасности B.C. Глебов говорил: «Да здесь не работают!».
– Тогда почему не отключили? – следовал вопрос в пустоту. Разумеется, этот вопрос следовало бы задать Александру Анатольевичу Клевцову – главному механику и (по совместительству?) сыну А.Ю. Клевцова. Но это оказалось невозможно. Александр Анатольевич находился на сессии в госуниверситете (получает высшее юридическое образование – второе по счёту). Так что до механизмов, видимо, руки не доходят.
Тогда куда смотрит инженер по технике безопасности B.C. Глебов? А Виктор Сергеевич (он же председатель профкома ФНПР) смотрит… на крышу и на фасад. Во всяком случае несколько его предписаний гласят о том, что нужно убрать фасадную часть ремзоны, вывезти мусор и скинуть снег со стояночного ангара и административного здания. А причина этого в том, что крыши зданий худые. И Виктору Сергеевичу даже выходить не надо, чтобы заметить это. На стенах его кабинета можно увидеть следы снеготаяния.
Но основной проблемой на ОПАТП-6 является выплата (точнее, невыплата) зарплаты. На 1 января долг работникам по зарплате составлял 1 218 025 421 рубль. Еще 15 571 453 рубля задолжали по детским пособиям и возмещению вреда, причинённого увечьем или профзаболеванием. На момент проверки время невыплаты зарплаты приближалось к семи месяцам. Сейчас задержка приблизилась к восьми месяцам, а сумма перевалила за 1,5 миллиарда.
– Сколько у вас получают водители? – полюбопытствовал я у B.C. Глебова.
– Да где-то около миллиона, – ответил глава профсоюза.
– А слесари?
– Ну, слесари тысяч по семьсот. Это выше, чем на других предприятиях. А причина в том, что часть работников мы сократили. Поэтому зарплата оставшихся выросла. Хотя кое-кто нас за сокращения критикует, – посетовал Виктор Сергеевич.
– Но ведь людям же нет разницы, большая у них зарплата или маленькая, если они ничего не получают по полгода! – высказал я крамольную мысль.
– Да с водителями все нормально, – почему-то разоткровенничался профком, – пролетят пару раз по городу и 50 тысяч в кармане. Слесарям, конечно, сложнее.

«А нам все равно!..»

«А уж как должно быть сложно руководству! – подумалось мне. – Они ведь, бедолаги, не могут “пролететь” по городу». Но тогда директор ОПАТП-6 А.Ю. Клевцов должен зубами выгрызать долги с тех, кто задолжал его предприятию. Так, только ОГПЗ на 1.01.97 года задолжал транспортникам 4247322 тысячи рублей. Еще 284 миллиона задолжали «Трансгаз» и «Горем-7». Всего этого с лихвой хватило бы, чтобы заплатить рабочим и в бюджет. Но Анатолий Юрьевич не хочет ссориться с газовиками и иск в арбитражный суд не подает (как сделали, к примеру, в ПАТП-4).
Но на что же тогда живут руководители предприятия? Есть, оказывается, источники! Одна из проверок Рострудинспекции выявила, что 15.12.95 года по расходному ордеру N 526 получил 2 млн рублей в счет зарплаты B.C. Глебов, а 29 января 1996 года были выданы премии: 1 млн 600 тысяч директору предприятия А.Ю. Клевцову и 1 млн рублей главбуху Ф.А. Галимовой. Трудинспектор, правда, уменьшил тогда вознаграждение директора на 700 тысяч (штраф за невыплату зарплаты).
Так что каждый ищет свой источник доходов. К примеру, на АЗС предприятия время от времени кончается бензин. Однако причина не только в том, что его мало завозят, но и в том, что лицензия на момент проверки была просрочена, приборы не аттестованы. Всё это, по мнению представителя Госстандарта, «влияет на сохранность материальных ценностей (в частности ГСМ)». В переводе на понятный язык, не исключено, что бензин утекает «налево».
Меж тем отсутствие ГСМ влияет на перевозки горожан. Так, зафиксированы простои по этой причине с 22 по 27 ноября (прошлого года) и с 1 по 6 января. Но руководство предприятия вместо организации должного контроля объявляет… «всем выходной». Именно такую надпись мне довелось увидеть на разнарядке от 26 декабря (разнарядка подписана заместителем директора по эксплуатации С.В. Сигалаевым). Разница между выходным и простоем в том, что за простой надо платить две трети тарифа, а выходной есть выходной.
Помимо прочего интересно было полистать медицинский журнал. Если верить этому документу (а как не верить?), то на ОПАТП-6 имеются передовики, работающие как негры на плантациях (по 25-26 выездов на линию в месяц), т.е. практически без выходных. Учитывая, что водитель работает, как правило 12 часов, получается, что за рулём он находится по 300 часов. Но это, во-первых, отражается на здоровье водителя, во-вторых, на безопасности пассажиров, в-третьих, входит в противоречие с КЗоТ (рабочая неделя не более 40 часов). Так что опять вопросы к профсоюзу и инженеру по охране труда и технике безопасности.
Всё вышесказанное (плюс объективное старение техники) привело к тому, что если в лучшие годы из ворот предприятия только на линию выходило по 240 автобусов, то сегодня из 130 по разнарядке выходит от силы 70.
То есть коэффициент выхода – 0,53. Это, кстати, хорошо согласуется с цифрами, приведёнными В.И. Кириленко на коллегии Минтранса.
Любопытно, что данная проверка была далеко не первой. До этого предприятие посещали специалисты по охране труда и технике безопасности Дзержинского района, инспектора санэпидемнадзора и городского комитета по экологии. Всё описанное выше они видели и давали соответствующие предписания. Но ничего не выполнялось. Не выполнялся и план мероприятий по охране труда, принятый коллективным договором на 1995-1997 годы. От этого страдали люди. Зафиксирован даже смертельный случай на территории предприятия. Однако руководителей это, похоже, мало занимает. Их не проняли даже действия инспекции по труду Оренбургской области. Трудинспекторы дважды (на 700 тысяч и на 1 миллион) штрафовали А.Ю. Клевцова. На 1 миллион был оштрафован главный инженер А.В. Удовиченко. Всё без толку. Так не пора ли подумать руководителю АТК «Оренбургавтотранс» В.И. Кириленко, куда ОПАТП-6 всё же входит, о смене руководителей, не способных навести элементарный порядок?
P.S. Этот материал первоначально планировался как частный, рассказывающий о работе одного конкретного предприятия. Однако во время его подготовки в редакцию пришёл водитель ПАТП-4 (ныне уволился). К нашему удивлению он не стал сетовать на невыплату зарплаты (там задержка «всего» три месяца и некоторые водители выезжают на линию голодными!). Человека больше всего волновала организация производства на предприятии. По его словам, даже маленькая поломка автобуса создаёт немалые проблемы, а ремонт на час растягивается на недели, лишая заработка водителя и транспорта горожан.
Невыход на линию одних автобусов приводит к резкой перегрузке курсирующих машин. Так, бывали дни, когда на маршруте 33, где работал этот водитель, вместо плановых 12 машин оставалось… 2. Таким образом, вроде бы частная тема начала обретать общие черты. Но об этом в других материалах.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Вечерний Оренбург» № 08 от 20 февраля 1997 года.
Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх