Хождение по мукам

Слово дилетанта
2 мая 2014
КНИГИ, Прожектор оренбургской Перестройки, Профсоюз, Экономика

Следующая статья:

Второй годовщине неисполнения
судебного решения посвящается

Пикет работников ПО «Стрела» и Аппаратного завода  у здания Дзержинского районного суда города Оренбурга

Пикет работников ПО «Стрела» и Аппаратного завода
у здания Дзержинского районного суда города Оренбурга

Очередное обещание поднять в воздух собираемый на ПО «Стрела» вертолёт «Ка-226» в мае не произвело на депутатов Законодательного собрания ни малейшего впечатления.
И это несмотря на то, что обещания давал первый заместитель главы областной администрации А. И. Зеленцов. Да и как ещё относиться к подобным заверениям, если только в 1997 году это уже третий срок (ранее был февраль, затем март)? И потому подобные заявления напоминают лишь благие намерения и ассоциируются с очередным переносом конца Света. По всей видимости, точно так же отнеслись к словам Александра Ивановича на «Стреле», и вместо ударной работы закрыли завод с 1 по 12 мая.
Конечно, рано или поздно вертолёт взлетит. Сомнений в этом нет. Есть другие сомнения. Приземлится ли он? Ведь сегодня в объединении практически не осталось ни рабочих, ни специалистов. Зато имеются долги в сотни миллиардов…

Мука первая. Завод

Сказать, что машзавод был в недавнем прошлом лидером промышленности области – значит не сказать ничего. Придя сюда работать после окончания школы в 1982 году, я увидел людей, для которых честь завода не была пустым звуком. Ради выполнения плана, бывшего тогда законом, люди работали по две смены и даже по субботам не за страх, а за совесть.
Да и сложнейшие изделия, создаваемые заводом, не могли не вызывать гордости за свой труд. Всё это привело к тому, что на предприятии сложился коллектив интеллектуалов. Здесь думали не только инженеры, которым это по должности положено, но и рабочие. Мой наставник – слесарь экстра-класса Виктор Васильевич Серебряков – любил повторять: «Делай всё по науке и никогда не ошибёшься!». В справедливости этих слов мне впоследствии довелось убедиться неоднократно.
Разумеется, за ударную работу людям и платили соответственно. Кроме того, строилось жильё и социальная инфраструктура: детские сады, школы, магазины, профилактории, медсанчасть, Дворец культуры «Россия» и т.п. Все бы, вероятно, так и продолжалось, но тут грянули Перестройка с Ускорением, затем и рыночные отношения с новым производственным механизмом.
Сегодня очевидно, что руководство ПО «Стрела» оказалось абсолютно не подготовлено к быстроменяющимся условиям рынка. Ну чем ещё объяснить, что после снятия оборонного заказа на самолет-мишень «Дань» её изготовление продолжалось? Вероятно, кто-то в администрации решил: «Мишени армии нужны. Рано или поздно заплатят!». В результате хорошая в общем-то машина пылится в цеху окончательной сборки, а деньги, несмотря на всевозможные распоряжения правительства, могут появиться лишь в одном случае – если рак на горе свистнет. Но будет ли жив к тому времени завод?
Для работников завода подобная экономическая политика стала началом конца. Им просто перестали вовремя выплачивать зарплату. Вначале это был один месяц, потом два, три… Сейчас задержка в третий раз приближается к году. «Да за это время родить можно!» – горько пошутила одна из работниц объединения.
И кое-что в прошлом году на «Стреле» родили. Имя ребёнку – «Коллективный договор». Согласно этому документу работникам можно… вообще не платить. Об этом узнала сокращенная по конверсии С.К. Кашапова. Председатель комиссии по трудовым спорам объединения Г.И. Каширин сообщил ей, что «согласно коллективному договору п.6.2.; “работникам, уволившимся из объединения, полный расчет производится одновременно с выплатой зарплаты. Выплата зарплаты производится исходя из объёмов фактически реализованной продукции с учетом воспроизводства и обеспечения жизнедеятельности объединения”». Иными словами, первым делом вертолеты, ну а денежки… потом. А поскольку вертолётов нет – то и говорить не о чем.
Есть, правда, такая «мелочь», как Кодекс законов о труде, предписывающий платить работникам любого предприятия дважды в месяц, а при увольнении расчёт выдавать полностью и сразу. Но о том, что это не более чем игра слов, знают ныне все (см.ниже).
Понятное дело, что воспитанные в аскетических традициях социалистической реальности заводчане поначалу не хотели выносить сор из избы и пытались договориться полюбовно. Но им либо ничего не отвечали, либо предлагали зарплату продукцией (по ценам выше рыночных), либо сетовали на неразумную экономическую политику центра. Последнее, впрочем, не помешало развернуть активную агиткампанию за ныне здравствующего Президента Б.Н. Ельцина, а главный заводской экономист (бывший парторг) С.И. Грачёв даже баллотировался в депутаты Госдумы по федеральному списку черномырдинского движения «Наш дом – Россия».
Но вернёмся к главному. Поняв, что зарплату можно ждать вечно, люди начали подумывать о судебном решении проблемы. Прорыв случился в 1995-м. Тогда 93 человека обратились в Дзержинский райсуд и попали, что называется, из огня да в полымя.

Мука вторая. Суд

Дзержинский суд встретил просителей неласково. Поначалу даже заявление коллективное принимать не хотел. Пришлось профсоюзу СОЦПРОФ, организовавшему народное движение, обратиться в суд областной, чтобы более опытные коллеги объяснили судьям районного масштаба, что истцы действуют правомерно. И вот 5 мая 1995 года суд обязал ПО «Стрела» выплатить обратившимся работникам заработную плату с индексацией. Всё это вселило в людей уверенность. У них появились последователи. Всего Дзержинским судом вынесено 250 решений о взыскании заработной платы в пользу работников ПО «Стрела» на общую сумму 342 333 412 рублей.
Однако радость была преждевременной. Вскоре оказалось, что никто никакой индексации выплачивать не собирается. Подобная ситуация в любом правовом государстве явилась бы полным абсурдом. Но в России…
Поэтому, как выяснила та же С.К. Кашапова, её исполнительный лист поступил из канцелярии суда к судебным исполнителям через 2 месяца после вынесения решения (расстояние около 150 метров), а до даты его отправки в бухгалтерию ПО «Стрела» прошло ещё 3 месяца. И это при том, что по закону исполнение решения должно произойти через 20 дней. Почувствовали разницу?
Так что вовсе не удивительно, что истцы требовали выполнения решения суда, стоя в пикете у того же здания суда. После такого демарша суд оштрафовал генерального директора Д.А. Таракова и главбуха Г.Н. Парамонову аж на… 55 тысяч, арестовал часть автотранспорта, а судья О.А. Черникова вынесла постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Д.А. Таракова по ст.138 УК РФ (существенное нарушение КЗоТ).
Но позже областной суд, ссылаясь на принадлежность ПО «Стрела» государству, арест отменил, а прокуратура закрыла уголовное дело «за отсутствием состава преступления».
В дальнейшем Дзержинский суд уже не предпринимал никаких «резких» движений. Более того, вот что пишет 22.08.96 г. в далёкую Юргу Кемеровской области («Стрела» задолжала и тамошнему «Юрмашу») заместитель председателя Дзержинского суда А.К. Сорокина: «Суд Дзержинского района г.Оренбурга вторично сообщает, что в соответствии суставом государственного предприятия производственное объединение «Стрела» является федеральной собственностью РФ, находится в непосредственном ведении Министерства Российской Федерации. В соответствии со ст.411 ГПК РФ обращения (взыскания – В.Б.) на имущество предприятий, состоящих на госбюджете, не допускается».
Таким образом, Александра Кирилловна фактически приравнивает производственное объединение к школам и больницам и, похоже, превзошла в этом даже руководство «Стрелы», ибо 2 августа 1995 года в известном на объединении приказе № 93 весь заводской бомонд во главе с Д.А. Тараковым признал:
«Объединение (с государственной формой собственности) является самостоятельным производителем большой номенклатуры изделий, но не является бюджетной организацией и поэтому не финансируется из бюджета».
Что касается обращения взысканий, то согласно п. 7 Временного Положения о порядке обращения взысканий на имущество организаций, утвержденного Президентом РФ Указом N 199 от 14.02.96 «арест может быть наложен только на имущество должника, принадлежащее ему на праве собственности или хозяйственного ведения (вариант ПО «Стрела»), а также оперативного управления, …независимо от того, где и в чьём фактическом пользовании оно находится».
Догадались, сколько при подобном поведении суда – не самого худшего – придётся ждать законности? Впрочем, за исполнением законов у нас наблюдает особый орган – прокуратура.

Мука третья. Прокуратура

Как и положено оборонному, суперсекретному (американцы проникают туда без проблем) и уважающему себя предприятию, на ПО «Стрела» имеется собственная прокуратура. Голова её (в смысле руководство) находится в Самаре, но кое-что и нам досталось. Причем немало. Курирующий ПО «Стрела» В.А. Кречетов имеет должность заместителя прокурора в/ч 9361 и ранг старшего советника юстиции.
Казалось, что при таких титулах проблем с законностью на ПО «Стрела» быть не должно. Но этого, как мы знаем, не произошло. Возможно, одной из причин такого положения является определенная непредсказуемость прокурора. Так, после моего увольнения с ПО «Стрела» Владимир Алексеевич сообщил, что окончательный расчёт можно получить в любое время. А вот отработавшей на предприятии 33 года и сокращённой по конверсии Н.М. Беззубовой посоветовали «обратиться в Дзержинский нарсуд с иском к ПО «Стрела» о взыскании причитающихся денежных сумм».
Что касается выплаты индексации заработной платы и возмещения морального вреда, то, видимо, исключительно для меня – причитающаяся сумма по требованию прокуратуры была перечислена в мой адрес. Поэтому специально для работников Дзержинского суда сообщаю, что мой исполнительный лист можно переложить в стопку исполненных.
Но этот случай следует считать уникальным, поскольку в дальнейшем заводчанам разъясняли, что прокуратура исполнением решений суда не занимается, либо пересылали жалобы в Дзержинский райсуд «для решения вопроса по существу».
Но быть может, мы требуем от г-на Кречетова нечто из ряда вон? Оказывается, ещё 28.02.96 Генеральный прокурор Юрий Скуратов разослал указание № 147, где предложил своим подчинённым «в случае выявления нарушений прав работников, задержек выплаты заработной платы по вине должностных лиц и руководителей государственных предприятий и учреждений, хозяйственных обществ и товариществ безотлагательно принимать меры прокурорского реагирования».
Кроме того, предлагалось «активизировать предъявление исков в суд в защиту прав работников предприятий с применением ст.81-1 КЗоТ Российской Федерации (индексация зарплаты – В.Б.), участвовать при рассмотрении споров о взыскании заработной платы в судах, опротестовывать незаконные судебные постановления, принимать меры к возмещению причинённого ущерба за счёт виновных».
А прокуратура в/ч 9361 уже за месяц до выхода Указания Генерального прокурора «активизировала» работу. Правда, весьма своеобразно. В.А. Кречетов отказался даже рассматривать вопрос о возбуждении уголовного дела по факту судом доказанного (!) незаконного увольнения Б.Б. Шеленберга. Сказал, что администрация ПО «Стрела», «забыв» согласовать увольнение с профсоюзом, просто иначе трактовала закон. До этого, в конце 1995 г., как мы помним, прокуратура прекратила уголовное дело против Д.А Таракова. Поневоле задаёшься вопросом: «Кого же защищает эта прокуратура?».
Впрочем, поведение других прокуратур мало чем отличается. Ведь из 14 материалов Государственной инспекции труда (Рострудинспекция), направленных для возбуждения уголовных дел по ст. 138 УК, возбуждено было всего… 2 дела. Догадались, сколько человек было осуждено? Правильно, ни одного!
И больше уж не осудят. В новом Уголовном кодексе подобная статья попросту отсутствует. Остались лишь штрафы, коими ведает Рострудинспекция.

Мука четвертая. Рострудинспекция

Эта государственная, то есть существующая на деньги налогоплательщиков, организация была создана в середине 1994 года взамен правовой и технической инспекции, существовавших при профсоюзах. Едва родившись, она столкнулась с проблемой невыплаты зарплаты. В основном на Государственную инспекцию труда (другое название Рострудинспекции) Президент РФ во время своих последних выборов возложил обязанность навести порядок с выплатой зарплаты.
В результате бескомпромиссной борьбы с задержками общая сумма задолженности вместо 245,6 млрд на 1.01.96 г., стала 855,8 млрд на 28.04.97 г. (доходило до 1 трлн. рублей). То есть налицо рост в 3,5 раза. Конечно, нельзя все «заслуги» приписывать исключительно Рострудинспекции. Руку к «успеху» приложили и прокуратура, и суды (см. выше), и государство с его непредсказуемой экономической политикой. Тем не менее ответственность трудинспекторов на сегодня особая. После отмены ст. 138 УК РФ (беспредел директоров сейчас не является уголовно наказуемым) лишь они могут призвать руководителей к ответу. Штраф до 100 минимальных размеров оплаты труда, или 8 349 000 рублей.
Конкретно ПО «Стрела» занимается Фаиля Нигмадзяновна Арсланова. Начала она свою деятельность весьма бурно и оштрафовала генерального директора Д.А. Таракова в августе 1995 года на 500 тысяч. Но потом как-то быстро перестроилась и не стала настаивать на выплате штрафа. В дальнейшем Фаиля Нигмадзяновна по очередной жалобе оформляла предписание, а если кто-либо напоминал ей, что неплохо бы и власть употребить, отвечала: «…вопрос о наложении взыскания за административное правонарушение решается должностным лицом, в данном случае государственным правовым инспектором труда…».
Но, может быть, подобные предписания ПО «Стрела» мгновенно исполняются? Вот строки из письма бывшего работника объединения представителю Президента РФ Шаповаленко (датировано 04.04.97 г.):
«25 декабря прошлого года я обратился в Государственную инспекцию труда по Оренбургской области с заявлением о грубом нарушении КЗоТ РФ администрацией ПО “Стрела” (невыплата окончательного расчёта после увольнения по собственному желанию).
Моё заявление было рассмотрено инспекцией труда и признано обоснованным, а по результатам проверки на имя генерального директора ПО “Стрела” Таракова Д.А. выдано предписание N 2 от 20.01.97 г. о выплате мне причитающейся заработной платы в месячный срок.
Срок данного предписания истёк более полутора месяцев назад, т.е. 20 февраля текущего года.
Зарплату с июня по ноябрь, задержанную администрацией ПО “Стрела”,.. я, конечно, так и не получил по настоящий день.
Все мои последующие неоднократные обращения к заместителю Главного государственного инспектора труда по Оренбургской области Рязанову В.А.,
правовому инспектору труда Арслановой Ф.Н. оказались безрезультатными. Г-жа Арсланова… пояснила мне, что как лицо официальное она, что могла сделала и больше делать ничего не будет. Вопрос же выплаты зарплаты мне, даже после увольнения с объединения, необходимо решать с Д.А. Тараковым, а не с ней!».
Понятно, что если заявления и других граждан рассматриваются Роструд­инспекцией в том же ключе, то победы над задолженностью по зарплате нам не видать, как своих ушей.

Мука пятая. Управление юстиции

Рядовой гражданин твёрдо знает, что милиция ловит преступников, прокуратура возбуждает уголовные дела и ведёт следствие, доблестные чекисты должны защитить нас от шпионов и террористов, а судьи «всыпать» нехорошему человеку «по первое число». Чем занимается Управление юстиции по Оренбургской области, мало кто имеет представление.
То есть вам еще могут пояснить, что оно имеет отношение к регистрации правовых актов, но и только. Однако на деле этот орган, оказывается, курирует институт судебных исполнителей, а также имеет некоторое отношение к судьям. Во всяком случае, моё заявление по поводу непонятных действий зампредседателя Дзержинского суда А.К. Сорокиной Квалификационной коллегией судей было переправлено именно в Управление юстиции, где оно благополучно и скончалось. Точно так же остались без ответа и другие мои заявления.
Вообще, для получения ответа из Управления юстиции (о действиях здесь говорить вообще неприлично) нужно совершить нечто подобное подвигу. Дело в том, что здесь изобретён поистине гениальный механизм взаимодействия с гражданами. Суть его в том, что на письменные обращения даются ответы… по телефону. А к ним, между прочим, можно отнести любой телефонный звонок (ну как его проверишь!).
Об этом 5 марта в Ленинском суде поведала представитель Управления Ю.В. Вахромеева пенсионерке Ларисе Геннадьевне Маховой, которая по действию (вернее, бездействию) правоведов подала исковое заявление «О возмещении морального вреда и возложении обязанностей о принятии мер к реальному исполнению судебного решения». Речь идёт всё о том же неисполнении Дзержинским судом собственных решений в отношении ПО «Стрела».
Понятно, что шансы на выигрыш дела у Ларисы Геннадьевны изначально стремились к нулю. Они стали ещё меньше, когда на стороне ответчика (Управление юстиции) выступила в качестве третьего лица Т.Ф. Волженцева – судебный исполнитель, на действия которого работники ПО «Стрела» приносили неоднократные жалобы.
Тем не менее в Ленинском суде выяснилось кое-что интересное. Так, суд счёл необоснованным требование истицы о возложении на ответчика обязанностей по разработке методики исполнения решений, так как меры принудительного исполнения решений указаны в ст. 358 ГПК РФ. Но если это так, то зачем в Положении об Управлении юстиции по Оренбургской области «застолбили» задачу проводить методическую и консультационную работу по исполнению решений, определений и постановлений судов по гражданским делам.
Если всё уже записано, то зачем писать ещё раз?
ОТ РЕДАКЦИИ: Мы были бы весьма признательны руководителям правоохранительных органов и лично главе областной администрации Елагину В. В. за ценные указания руководителям ПО «Стрела» и других предприятий, которые помогут восстановить попранное конституционное право граждан РФ на вознаграждение за выполненный труд.

Послесловие. Невыплата зарплаты рабочим нисколько не повредила героям публикации. Дмитрий Тараков депутатами Госсовета был избран Почётным гражданином города Оренбурга. Его преемник Сергей Грачёв работал на высоких постах в Правительстве Оренбургской области. Однажды даже входил в тройку претендентов на пост губернатора (от партии «Единая Россия»). На день выхода книги – председатель Законодательного Собрания Оренбургской области.

Опубликовано в периодических изданиях:
1. Газета «Вечерний Оренбург» № 26 от 26 июня 1996 года.
На ту же тему
 К посетителям сайта

Книги можно приобрести в Оренбургском информационном центре по адресу: г. Оренбург, ул. Советская, 27 (под башней с курантами)

Свежие записи
Святой Владимир над Обителью Милосердия
Саракташской Обители Милосердия — 25 лет
Профессия инженер-журналист
Оренбургская епархия в прошлом. 1743 — 1917 годы
Гонения советского периода в Оренбургской епархии
Слово дилетанта © 2018   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх